Поделитесь в соцсетях:


Смотреть Все Статьи



Полазник

| Автор:

Полазник

Жили-были о ту пору на краю деревни муж с женой. Избёнка у них старая была, покосилась вся. Сквозь щели ветер гуляет, на крыше сквозняк свистит. Только Печь-Матушка, по русскому сложенная, совсем замёрзнуть не давала. От неё грелись, в ней, родимой, еду готовили, в ней и парились по надобности. А коль лихоманка какая пристанет, так тоже с ее помощью выгоняли. Вот только за дровами все дальше и дальше ходить приходиться. Да и других дел полно, вот и крутился муж как веретено. Тут щели законопатит, там плошку вырежет, на охоту сходит, бадью смастерит, сеть сплетёт да и много еще чего переделает. У жены же своих забот хватает. Вот зашла она как-то в погреб да запасы посчитала, а их и мало совсем. Может, на четыре месяца ещё и хватит, а потом что делать — и не представляется вовсе. Подсела она к мужу и говорит:
— Еды у нас совсем мало осталось. Если зима долго продлится, то голодать придётся.
— Да тут похоже, что она навсегда оставаться собирается. Вон уже и Солнышко почти не показывается. Видно, совсем Зима-Мара его в Навь утянула. А без него жизнь вовсе остановится, — вздохнул муж.
— А может, помочь ему как-то надо? — спросила жена. — Ты бы сходил подсобил, а? Ты ж муж, ты всё умеешь.
— Эко ты удумала? Да разве мне, малому, с такими силами справиться? Я и рот раскрыть не успею, как Мара меня вмиг заграбастает да к себе в Навь и утащит. Нет у меня ни силы колдовской, ни оружия сильного.
Заплакала жена от безысходности такой. Кому ж в расцвете лет помирать хочется? А муж стал её по голове гладить да утешать:
— Не плачь, родная! Не рыдай так! Давай лучше вместе подумаем — как делу помочь? Поворожи малость. Да у разных сил поспрошай, что делать-то надо. А я уж как узнаю что, так и делать стану.
Утёрла слёзы жена, мужа поцеловала да и говорит:
— А у кого же спрашивать мне? Где я те силы возьму? Я ж с ними ни разу не говорила.
— Как так — не говорила? Ты ж с Печкой-Матушкой кажный день разговариваешь! Вот у неё и спроси. Она греет, она огонь хранит, а огонь — часть Солнышка. Через ту часть и прознать можно, что там случилось. Ты и с Водой-Государыней на короткой ноге. Вон в горшке её оживляешь,
да она тебе то в одном помогает, то в другом. Через неё прознать можешь, как делу помочь.
— Что ж, попробую, — обещала жена.
Целый вечер ходила она да думу думала, а ночью спать не легла. Волосы по плечам распустила, возле печки села, в устье её воды в горшке поставила да и замерла, как каменная! Ручкой не шелохнёт, глазом не моргнёт…
Наутро встал муж с печи, а жена ему и говорит:
— Вот что мне Печь-Матушка поведала: «Хочет Зима-Мара вечно нашим Миром править, а для того Солнышко Красное к себе в Навь заманила да мост Калинов, что нашу Явь с Навью единит, порушила, чтобы оно назад не прошло!
Томится оно теперь там на веки вечные!»
— От же напасть-то какая! — подивился муж! -А как же с той бедой справиться?
— Об том мне Государыня Вода вот что поведала, — отвечает жена. — «Надобно в Навь сходить да оттуда Бадняк принесть. А принеся, сжечь его на краде, назад в Навь отправив. Тогда Калинов мост через реку Смородину восстановится, и Солнышко по нему к нам в Явь перейдёт!» Вот.
— Ну что же, — сказал муж, — теперя хоть знаем, что делать надлежит. Буду думать — как.
Весь день он думу думал, а вечером у окошка сел, на улицу уставился да и сидит не шелохнётся, глазом не моргнёт. А наутро и говорит жене:
— Смотрел я на вихри метельные да на узоры оконные, и вот что они мне поведали:
«В Навь самому попасть просто, да назад воротиться не получится. Кощей свою границу крепко стережёт, и если кто тут и сможет помочь, так только Баба Яга! Она ведь одной ногой на том свете стоит, потому она у неё и костяная. А значит, и пособить сможет, коли попросить по-хорошему». Да вот дойти до неё ещё надо, а на улице Мороз разошёлся, аж деревья трещат!
— Ну, Мороза мы кашей от души накормим, он и подобреет. К вечеру я кашу приготовлю, а ты в поход готовься.
— Ну что ж. Так мы и сделаем. Ночку еще с тобой переночую, а наутро и отправлюсь.
Вышли они вечером из дома, а Мороз тут как тут, так и норовит под одёжу забраться да заморозить, приказы хозяйки своей, Зимы-Мары, выполняя. Поставили муж с женой горшок с кашей и стали по очереди из него ложками черпать да Мороза кашей кормить:
— Ой, Морозушка-Мороз! Отведай каши нашей! Вкусной да наваристой! Горячей да сытной! Не лютуй ты пару дней да пару ночей, дай дело полезное сделать!
Отведал Мороз каши — подобрел, а к утру и вовсе оттепель настала. Собрался муж в дорогу дальнюю, с женой простился, закинул за плечо котомку с припасами да и пошёл Бабу Ягу искать. Долго искал, коротко ли, об том мне не ведомо, а наконец вышел на полянку да избушку на курьих ножках увидел. По приметам вроде та самая, а там кто знает?
— Избушка-избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом!
Закряхтела избушка, заохала да и повернулась, как просили. А тут и голос старческий раздался;
— И кого это ко мне ветром принесло? Давненько сюда никто не захаживал! Долгонько ко мне никто не заглядывал! А и ты, мил дружок, с чем пришёл? Для чего припожаловал? Коли просто так отдела отрываешь, так не обессудь, придется мне тебя уму-разуму поучить. А коли по делу заявился, так говори давай.
-Ох, чтой-то ты, бабка, не с того начинаешь! Ты ли меня с дороги накормила? Ты ли меня с мороза напоила? Ты ли меня с устатку спать уложила? Так что ж пытаешь почём зря?
— А шо ж ты в избу не идёшь? Аль спужалси? Али я тебе не красна?
— Ну, коли пужаться, так и из дому нечего было выходить. А с лица твоего мне воду не пить. Не ликом старость хороша, а умением да мудростью.
— Вижу, правильный человек ко мне припожаловал. Не лестью лез, не нахрапом ввалился. Ну а коли так, проходи в избу, гостем будешь!
Прошёл муж в избушку, а на столе уже угощенье стоит, будто бабка его давно поджидала.
— Угощайся, гость дорогой, да на печь пожалуй. А как отдохнёшь, так и о деле своём поведаешь.
Наелся муж, напился, на печи выспался! А Яга уже за столом сидит, снова гостя потчует да и спрашивает:
— Ну, теперя ответствуй, с чем припожаловал?
— Да вот дело у меня к тебе такое, что и не знаю, как начать… Рассказал муж Яге всё как есть, да своего прибавил. Задумалась Баба Яга. Долго молча сидела, а потом и говорит:
— Не выйти тебе в человеческом виде из Нави. Не пустит тебя Кощеюшко. И не уговорить его, и не подмаслить. Крепко он на кромке сидит, крепко её стережёт. А и правильно оно. Нечего Навь с Явью мешать. Ну, вот скажи, нужна тебе прошлогодняя лихоманка, которая тебя на пять дён скрутила и которую твоя жена такими усилиями в Навь спровадила?
— Ох, и не говори, бабка! Намучился я с ней, до сих пор даже вспоминать тошно.
— Во! А это Кощей её назад не пущает, в Нави стережёт! И туда от нас раньше времени никого не пустит!
— Так как же быть-то? Ты ж туда, в Навь, вхожа, может проведёшь?
— Провести-то проведу, а назад с Бадняком как воротишься?
— Ну, так придумай что-нибудь, может, есть способ какой хитрый?
— Способ-то есть, как не быть? Да вот захочешь ли ты им воспользоваться?
— Так говори, в чём закавыка?
— В Навь я тебя переправлю, а там придется тебе свойства менять. От роду своего человеческого отказаться. Но и навьей не сделаться. Так и станешь меж Миров лазить-полазить туда-сюда. А так как ни к какому Миру ты принадлежать не будешь, значит, и сделать в них сам ничего не
сможешь!
— Эк ты придумала? А как же я Бадняк-то в наш Мир принесу?
— Вот ить не спросил, зачем жену бросить да как дальше жить будешь? А об том ты подумал?
— Так чего спрашивать, коли без Солнышка и самой жизни не будет? А так я хоть других спасу! Ну и что, что кем-то я непонятным стану? Разберёмся потом, а пока Солнышко вызволять надо!
— Ну, быть по-твоему, но как же ты Бадняк-то принесёшь?
Посидел муж, макушку почесал да и говорит:
— А чего мне его самому таскать? Позову люд честной, али не помогут? Дорогу в Навь покажу, с навьими силами встречу, а там пусть сами Бадняк забирают да к себе несут.
-А ить и верно! Только не спужались бы люди.
-Да ты что, бабка? Николи у нас на Руси трусов не было! Нешто за Солнышком да не пойдут?
— Ну, енто уже твоё дело. Я чем смогу — помогу.
На том они и порешили. Отправила его Баба Яга в Навь, там сущность его человечью переделала, и стал муж Полазником. Открылись ему все пути-дороги, кои по разным Мирам стелются и из Мира в Мир ведут. Отправился он к людям. Пришёл в деревню, а там его не узнают.
— Кто таков? — спрашивают.
Молчит Полазник, не знает, что и сказать. Поговорили промеж собой люди, решили ему ковшик квасу с дороги поднести, мож, попьёт и разговорится, скажет что? Выпил Полазник квас и опять молчит. А люди ему ещё ковшик подносят. Ещё выпил, и лишь после третьего раза слово сказал, да и поведал, с чем пожаловал.
Обрадовались люди, что беде помочь можно и Солнышко в наш Мир вернуть, кричат:
— Веди нас! Показывай дорогу!
— А не спужаетесь сил потусторонних? — спросил Полазник.
— Да нешто когда на Руси трусы были? Веди знай, а мы уж справимся!
Повёл их Полазник тропами неведомыми, одному ему видимыми. И пришли они в Навь! И встретила их там тёмная Навья сила великая:
— И кто такие? И зачем к нам припожаловали?
— А рода мы русского, племени славянского! А пришли за Бадняком! Так отдадите, или биться будем?
— Так не отдадим, а биться погодим. Сначала умишко свой покажите! Вот отгадаете загадки, тогда и подумаем — как с вами быть? — отвечала тёмная Навья сила.
И стали навьи загадки загадывать, но все их отгадали люди.
— Ну что, отдадите Бадняк?
— Мож и отдадим… но пока погодим! С умишком у вас в порядке, а вот с силушкой — неведомо. Поборет кто из вас нашего бойца, так и подумаем, как с вами быть!
Вышел из навьей силы боец, роста огромного, силищи немереной! От славян же шагнул Ярушка-кулачник. Стали они биться. Как махнёт навий боец ручищей — аж ветром народ валит да всё никак по Ярушке не попадёт. А тот его, супостата, по бокам кулаками охаживает да по мордам пощёчинами оглаживает! Потом поддел под колено и швырнул, как полено. Тут навий боец пощады и запросил.
— Ну что, отдадите Бадняк?
— Мож и отдадим… но пока погодим! Что ж это вы, как тати, в набег пришли? Нешто по-честному выкупить не сможете? Али бедные да нищие на Руси живут?
— Ну, коли об том разговор зашёл, так и выкупим! А ну, у кого что с собой есть, в шапку складывай!
Накидали люди в шапку всякой всячины, и монета звонкая туда звенит, и зерно сыпется, и сладости падают!
— Ну что, отдадите Бадняк?
— Мож, и хотели б не отдать, да не получится.Т ак и быть, забирайте!
Растворилась тёмная Навья сила, будто и не было её, Нашли люди Бадняк, срубили его и к себе унесли. Кашей накормили, мёдом напоили да на краду положили. И восстановился Калинов Мост через реку Смородину! И перешло Солнышко Красное снова в наш Мир, и стало всё выше и выше подниматься, всё теплее и теплее греть!
Вспоминали люди Полазника, как помог он им, да в следующем году снова прийти звали. Так и лазит он меж Миров разных, но где бы ни был, обязательно раз в год появляется людей в Навь вести да Солнышко из беды вызволять.

М. Лепешкин «Сказки Бурого Медведя»

Источник: vk.com/rusiaworld

 

 

 




Смотрите также:
Темы от партнеров:





Рубрика: Мифы | Метки: | Просмотров: 364








Последние новости: