Быт в России: новые черты в жизни города и деревни





Рост населения

Отмена крепостного права и последовавшие вслед за этим положительные сдвиги в экономике вызвали значительный рост населения. Несмотря на высокую детскую смертность, русско-турецкую войну и голод начала 90-х гг., население увеличилось с 74 млн в 1860 г. до 126 млн в 1897 г. И хотя Россия оставалась страной деревенской — в сельской местности проживало почти 87% ее граждан, городское население за это время почти удвоилось. В 1863 г. в России было только 3 города с населением свыше 100 тыс. человек (Петербург, Москва, Одесса), в 1897 г. их было уже 14, причем число жителей Петербурга и Москвы превысило миллион человек. Таким образом, в стране активно шел процесс урбанизации.

Быт в России: новые черты в жизни города и деревни

Изменение облика городов

В городах строились вокзалы, рестораны, магазины, рынки, театры и банковские здания. Ускорились темпы строительства жилых домов. Новые здания обычно были в четыре-пять этажей. В центральной части крупных городов строились здания государственных учреждений и органов местного самоуправления, деловые центры. В то же время появлялись новые городские усадьбы, бульвары, пруды и фонтаны. Крупные магазины стали теснить торговые ряды и мелкие лавочки. Новым для всех городов было появление больших рабочих окраин, где возводились промышленные предприятия и селились рабочие.

Преобразовывалось городское коммунальное хозяйство. Улицы мостились булыжником и брусчаткой, появились асфальтовые тротуары. Улучшилось освещение улиц. В 60-х гг. появились керосиновые фонари, которые, в свою очередь, постепенно вытеснялись газовыми. А в конце 70-х гг. в Петербурге загорелись электрические лампы. В 1886 г. в Москве была построена большая электрическая станция. С этого времени электричеством стали освещать и богатые дома.

До 1861 г. водопроводом пользовались только жители Москвы, Вильно, Саратова, Ставрополя и Торжка, уездного городка Тверской губернии. В 60-х гг. водопровод был построен в Петербурге, Владимире, Костроме, Ревеле, Ростове-на-Дону, Твери, Ярославле, а в 70-х гг. — в Казани, Киеве, Минске, Одессе, Харькове и в некоторых маленьких городках. К концу века водопровод появился еще в 30 городах. Появилась и канализация.

Связь и городской транспорт

Рост деловой жизни привел к бурному развитию средств связи. Если в 1856 г. было отправлено 40 млн писем, то в 1888 г. — уже 355 млн. В 1852 г. существовала только одна телеграфная линия общественного пользования, соединявшая Москву и Петербург, а к началу 70-х гг. телеграфной сетью были охвачены практически все губернские и даже уездные города. Телеграфная линия, самая протяженная в мире, дошла до Владивостока.

В 1882 г. были открыты телефонные линии в Петербурге, Москве, Одессе и Риге и первая междугородная телефонная линия Петербург — Гатчина. В конце 80-х гг. начала действовать одна из длиннейших телефонных линий того времени Москва — Петербург. К началу XX в. телефонная сеть связывала также города Одессу и Николаев, Ростов-на-Дону и Таганрог.

Улучшался внутригородской транспорт. В начале 60-х гг. была проложена первая конно-железная дорога — «конка» в Петербурге. В 70-х гг. она появилась в Москве и Одессе, а в 80-х — в Риге, Ревеле, Харькове, в 90-х гг. — в Астрахани, Вильно, Киеве, Минске, Саратове, Ташкенте. В 1892 г. по улицам Киева прошел первый трамвай. Затем трамвайные линии появились в Казани и Нижнем Новгороде. К концу 90-х гг. трамваи уже ходили по улицам Москвы, Екатеринодара, Курска, Кременчуга, Николаева, Севастополя, Тифлиса.

Жизнь и быт городских «верхов»

В городе каждое сословие проживало в особой его части. В центре столичных и крупных губернских городов располагались большие барские особняки — дворцы в стиле ампир. Здесь же на главных улицах и в примыкающих к ним переулках было много небольших, по большей части деревянных дворянских особняков. Они напоминали собой такие же барские дома в деревенских помещичьих усадьбах.

К дворянским кварталам примыкали купеческие. Они тянулись, как правило, по берегу реки. Здесь, в глубине просторных яблоневых садов, стояли крепкие двух-, иногда и трехэтажные особняки. Первый этаж обычно занимала прислуга. На втором этаже размещались нежилые, парадные комнаты. По будням в них никто не входил. Шторы на окнах были спущены, мебель стояла в чехлах. Обстановка в жилых комнатах была весьма однообразна: кровать, покрытая белым покрывалом; мраморный умывальник; шкаф для белья; письменный стол и этажерка для книг.

В этой части города еще царили старинные нравы и долго держался твердый семейный уклад. Когда глава семьи — «сам», или тятенька, возвращался домой из своей лавки, он требовал, чтобы вся семья собиралась на ранний ужин. Тятенька восседал во главе стола. Пища была добротной и сытной: мясные наваристые щи, жареный гусь или утка с кашей, рыба (белуга, осетрина, навага). Пили много чая с собственным вареньем разных сортов, калачами, пирогами и пряниками.

С 90-х гг. богатое столичное купечество постепенно перебирается в бывшие барские усадьбы, строит затейливые особняки по проектам знаменитых архитекторов, щеголяет породистыми рысаками. По своему внешнему облику оно ничем не отличается от богатого барства. Купеческие жены выписывали свои туалеты из Парижа, ездили отдыхать на модные курорты за рубеж.

Часто устраивали званые обеды: в центре внимания был огромный стол, накрытый белоснежной скатертью и украшенный живыми цветами. Он ломился от изысканных закусок и графинов с разноцветными водками и винами. Посередине стола на серебряных длинных блюдах лежали семга и лососина, сбоку — сверкающий хрустальный жбан со свежей икрой. На другом конце стола стояли блюда с огромным окороком и красными лангустами. В каждом купеческом доме были свои фирменные блюда. Например, А. В. Морозов, собиратель русского фарфора, угощал гостей бесподобной стерлядью в шампанском. Для обслуживания гостей приглашались повара и официанты из самых дорогих ресторанов, знаменитые оркестры; цветы для дам выписывались из Ниццы.

Верхушка городской интеллигенции — университетские профессора, богатые адвокаты и врачи, известные артисты и т. д., а также крупные и средние чиновники, как правило, собственных домов не имели. Они покупали или арендовали на длительный срок хорошие многокомнатные квартиры в престижных городских кварталах. По обстановке такие квартиры практически не отличались от богатых дворянских покоев. Но центрами такого типа жилищ являлись не парадные комнаты, а просторные рабочие кабинеты и библиотеки.

Жители городов окончательно перешли на одежду европейского покроя, которая отвечала требованиям удобства и практичности, выдвинутым новым временем. С середины 50-х гг. обязательной частью мужской одежды стала «визитка» — разновидность длинного приталенного сюртука. Ее носили с брюками из черной ткани в серую полоску. С 60-х гг. в моду вошел прямой пиджак, скрывающий фигуру.

Пиджак, жилет и брюки из добротной шерстяной ткани темных тонов стали классическим сочетанием мужского костюма. Они изготавливались по индивидуальным заказам. Головными уборами были шляпа или «котелок» с небольшими полями, вытеснившие цилиндр, а летом соломенная шляпа — канотье.

Женская одежда была более подвержена капризам моды. В 50-х гг. в моду вошли юбки на жестком каркасе — кринолине. С 1870 г. российские дамы были вынуждены полностью поменять свои туалеты. Парижские модельеры предложили костюм: гладкий длинный верх сочетался с почти прямой юбкой и драпированным тюником (декоративной короткой юбкой). Чуть пониже спины помещалась небольшая подушечка — турнюр. Завершалось это сооружение пышным бантом на спине по линии талии. Однако активное вовлечение женщин в деловую и общественную жизнь приводит к упрощению женского костюма. Он начинает вбирать в себя черты мужской моды — крахмальные воротники, манжеты, галстуки, тяготеет к темным тонам.

Жизнь и быт городских окраин

По окраинам губернских городов селилось мелкое купечество, мещане, бедные чиновники и т. д. Они жили в деревянных одноэтажных строениях с двором и садиком. Улицы русских уездных городов почти сплошь состояли из таких домов. Внутренняя обстановка жилищ была непритязательна и однообразна: занавески и горшки с геранью на окнах; иконы с теплящимися лампадками в переднем углу; комод, покрытый белой вязаной салфеткой; шкафчик, где за стеклом стояла незатейливая посуда.

В университетских центрах проживало большое количество студентов. Многие жители примыкающих к университету улиц сдавали студентам комнаты или квартиры. Эти районы, в подражание Парижу, получали название Латинских кварталов. Они приспосабливались к студенческим потребностям. Здесь располагались небольшие пивные и дешевые ресторанчики. По вечерам и до поздней ночи улицы оглашались веселыми студенческими песнями.

В 70-х гг. студенты носили длинные волосы, широкополые шляпы; плечи окутывал шерстяной плед, восполнявший недостаток тепла от носимого зимой осеннего пальто. Рядом со студентами, что было раньше совершенно невиданным зрелищем, появились стриженые девицы в синих очках и коротких, до середины голени, платьях темного цвета.

В 80-х и 90-х гг., когда с университетскими вольностями было покончено, студентов одели в форменные сюртуки, тужурки и фуражки с синими околышами. Девушки носили строгие темные платья с белыми воротничками, гладко зачесанные волосы.

В пригородах — слободах — жили извозчики, мелкие ремесленники, огородники. В слободах сохранялся старинный уклад жизни. Вставали очень рано: мужчины шли пить чай в трактир, а женщины завтракали дома. Обедали тоже рано, в двенадцать часов. Потом все оставшиеся дома ложились спать, а часа в два снова начиналась жизнь. Ужинали часов в восемь и зимой тотчас же ложились спать; летом спать ложились около одиннадцати. По субботам ходили в баню.

В праздники пекли пироги. Обязательным было посещение церковной службы в дни храмовых праздников. К обедне шли всей семьей. Мужчины — в поддевках и длиннополых сюртуках, в добротных сапогах, намазав волосы коровьим маслом. Жены — в косыночках на головах и в красочных шалях на плечах. Дочки щеголяли в шелковых платьях, в шляпках с белыми перышками, в высоких ботинках на каблучках.

На рабочих окраинах была своя жизнь. Уровень доходов рабочих был таков, что они, как правило, не могли подражать средним слоям общества. В одежде рабочих сочетались городские и деревенские черты. Мужчины поверх деревенской рубахи носили пиджаки. Головным убором чаще всего был картуз с лаковым козырьком. На смену сапогам пришли ботинки. Женщины отдавали предпочтение ярким ситцевым платьям с узким верхом, ворот ничком-стойкой и широкой юбкой. На ногах носили кожаные ботинки.

Нередко рабочие были на «харчах» у своего хозяина. Ели из общей деревянной чашки деревянными ложками. За едой следил специальный староста по столу. Он распределял по мискам мясо и давал сигнал, когда можно было начинать еду. Поглощение пищи происходило по принципу «кто смел, тот два съел». Рабочие редко могли позволить себе пообедать в трактире или в специальной столовой, где за 10—15 копеек можно было съесть сайку или калач с горячей ветчиной или сосисками, а в посты — белугу или осетрину с хреном.

В местах скопления мастерового люда сновали лоточники, торговавшие дешевой снедью — горячими кишками, начиненными гречневой кашей и обжаренными в бараньем сале. В посты торговцы выходили с гороховым киселем, застывшим в лотках. С лотков продавались и гречневики, выпекавшиеся из гречневой муки в особых глиняных формочках — столбиках. На копейку торговец отпускал пару гречневиков. Он разрезал их вдоль и из бутылочки с постным маслом, заткнутой пробкой, сквозь которую было пропущено гусиное перо, поливал внутренность гречневика маслом и посыпал солью. В посты было много торговцев блинами. Их выносили из пекарни горячими, наложенными стопками на небольшие ручные лоточки.

В крупных городах существовали районы, в которых ютилась самая беспросветная беднота. В Москве это была Хитровка. Здесь в многочисленных притонах и ночлежных домах обитали «лишние люди», неудачники, преступники и пропойцы. Питались здешние обитатели кухонными отбросами, распаренными в кипятке.

Досуг горожан

В 70-х гг. в обычай горожан даже среднего достатка стали входить завтраки и обеды в трактирах и ресторанах. Там же проводились деловые встречи, совершались сделки. Особенно славилась трактирами Москва. В московских трактирах подавали только русские блюда: заливных поросят, суточные щи с кашей, уху, рассольники, отбивные телячьи котлеты, осетрину, Пожарские котлеты, блины, гурьевскую кашу, расстегаи, подовые пироги. Трактирные порции были огромных размеров при очень умеренной цене. По вечерам состоятельная публика посещала рестораны. Там процветала изысканная французская кухня, гостей развлекали цыганские хоры.

К числу публичных увеселений относились маскарады. Зимними вечерами горожане посещали театры. Знать и богатое купечество откупали в театрах постоянные ложи. Дамы одевались в театр очень парадно, сопровождавшие их кавалеры были во фраках. На балконе собиралась публика попроще, а галерку занимали обычно студенты, которые громкими криками и бурными аплодисментами поддерживали любимых артистов. Популярностью пользовались скачки и бега.

У простого люда были свои развлечения. В дни храмовых праздников устраивались увеселения. Особенно веселыми были неделя на Масленицу и пасхальные дни. На свободных городских пространствах строились временные дощатые балаганы, тут же раскидывались торговые палатки с пряниками, орехами, блинами и пирогами, сооружались карусели, гремели духовые оркестры, наигрывали шарманщики.

Не забыты были и старинные игры: орлянка, городки и хороводы. Женщины, пока мужчины сидели в трактирах, собирали дома посиделки и вечеринки. На фабричных окраинах устраивались кулачные бои. Обычно стенка на стенку сходились между собой рабочие двух фабрик. Стенка планировалась заранее. Ее ход и состав участников обсуждались в фабричном трактире на «военном совете». В некоторых городах устраивались петушиные бои.

Изменения в деревенской жизни

Несмотря на огромные перемены, произошедшие в русской деревне, быт крестьян менялся крайне медленно. Жили они в деревянных избах, крытых соломой, носили привычную одежду: поддевки, чуйки, армяки, длиннополые сюртуки, полушубки и тулупы. По-прежнему самой ходовой обувью были лапти, а у более зажиточных крестьян — сапоги.

Тем не менее усиливающиеся контакты с городом и наличие денег постепенно меняли деревенскую жизнь. Ушла в прошлое курная изба. Керосиновое освещение и свечи вытеснили лучину. В повседневный сельский быт все больше внедрялись промышленные товары. Крестьяне стали пользоваться глиняной посудой вместо деревянной, покупали ситец и шелк на рубахи и платья, пили чай с сахаром, стали есть больше мяса. Их дома стали выглядеть опрятней, по своему внешнему виду напоминая дома на городских окраинах. В зажиточных семьях появляются часы, книги, гармонь. Все большее значение стала приобретать мода. По праздникам парни надевали алые атласные рубахи и пиджаки, модные пальто; меняли лапти и валенки на сапоги и галоши. Женщины вместо сарафанов и домотканых рубах одевались в шерстяные или шелковые платья. Под влиянием городской моды в деревне в конце XIX столетия широко распространяется костюм «парочка» в виде юбки и кофты, сшитых из одной ткани.

И хотя земледельческий труд занимал у крестьян слишком много времени, молодежь собиралась летними вечерами за околицей, а зимой в избе у какой-нибудь молодой вдовы. Пели песни, задорные частушки, водили хороводы, на Рождество и Крещение девушки гадали, на Рождество устраивали колядки. Осенью игрались веселые свадьбы.

Под влиянием перемен в экономике и общественном устройстве в пореформенной России произошли значительные изменения в образе жизни населения. Активно шла урбанизация, внедрение в жизнь различных технических достижений. В быту — в одежде, домашнем хозяйстве — переплетались вековые традиции и новшества индустриального общества.

Вопросы и задания

1. Какие изменения произошли в русских городах во второй половине XIX в.? С чем были связаны эти изменения? 2. Что нового появилось в жизни и быте горожан? 3. Какие старинные черты жизни и быта сохранились? 4. Составьте рассказ или напишите сочинение на тему «Городские контрасты второй половины XIX в.». 5. Какие изменения происходят в жизни и быте крестьян? 6. Почему крестьянская жизнь менялась несравненно медленнее, нежели городская?

Документы

Из воспоминаний историка М. М. Богословского «Москва в 1870—1890-х годах»

Первые общественные экипажи в Москве — вагоны так называемой конно-железной дороги — появились в середине 70-х годов… Вагон конки с открытым «империалом», т. е. местами на крыше, куда вели с парадной и задней площадок узенькие винтообразные лестницы и куда допускались только мужчины, тянули по рельсам парой весьма плохоньких тощих лошадей в шорах, которыми управлял, помахивая кнутом, стоящий на передней площадке кучер, дергавший при посредстве шнура привешенный к крыше колокольчик. При подъеме в гору к паре лошадей, везущих вагон, прицеплялась цугом пара лошадей с мальчишкою-форейтором, одетым в форменное коричневое с светлыми пуговицами пальто, а летом в темную блузу. В особенно трудных и крутых местах прицеплялись две пары таких тощих лошадей, их долго и усердно нахлестывали и кучер и форейторы, и только после такого воздействия, сопровождаемого громкими побудительными криками и звонками, вагон благополучно поднимался в гору…

Конка была средством сообщения… демократическим. В ней ездил преимущественно мелкий московский обыватель. Люди с положением, тем более московская аристократия, на конках не ездили. Правда и то, что этот способ передвижения был очень медленным. Первоначально проложена была почему-то только одна колея рельсов с разъездами, на которых встречались и разъезжались вагоны, идущие в противоположных направлениях. Иногда вагону приходилось очень долго стоять на разъезде в ожидании встречного. Вот почему конка, когда надо было спешить, была средством передвижения непригодным. Учителя средних московских учебных заведений ездили на уроки всегда на извозчиках.

Сватовство (из мемуаров поэта И. А. Белоусова)

Общественная жизнь среди купечества была мало развита. Купцы, кроме своих лавок и амбаров, трактиров и ресторанов да перегащивания друг у друга, почти не появлялись в общественных местах, а потому купеческие сынки и дочки, нравственность которых строго охранялась стариками, не могли встречаться и знакомиться друг с другом в общественных местах, поэтому-то в Москве и существовал чуть не целый класс людей, специально занимающихся сватовством.

Свахи, реже сваты, только тем и жили, что ходили по домам, где были женихи и невесты; они узнавали всю подноготную и сватали молодых людей друг у друга… Деловой разговор они вели только с отцами и матерями женихов и невест, которых родители часто не спрашивали, хотят они жениться и выходить замуж, — главное заключалось в равенстве положения и в приданом.

Если та и другая сторона находили партию подходящей, то сватовство сразу же принимало деловой характер и сваха приносила в дом жениха роспись приданого за невестой. Каждая роспись, по традиции, начиналась такими словами: «Роспись приданого. В первую очередь — Божье благословение: иконостас с тремя иконами в серебряных вызолоченных ризах и к ним серебряная лампада…»

Дальше шло описание золотых, серебряных, бриллиантовых и жемчужных вещей, зимних шуб, причем подробно описывалось, на каком меху, с каким воротником и чем покрыта каждая шуба, сколько бархатных, шелковых, шерстяных и ситцевых платьев, какая мебель, сундуки; подробно описывалось белье, число дюжин простынь, наволочек, одеял, сорочек, вплоть до носовых платков.

Роспись рассматривалась, обсуждалась, происходила буквально торговля: покупатель выторговывал, а продавец твердо держал свою цену.

Наконец дело с приданым слаживалось, и сватовство шло дальше — назначались смотрины, где жених знакомился с невестой…

Вопросы к документам

1. О каких изменениях в городской жизни свидетельствует первый документ? 2. Какие слои городского населения пользовались конкой? Какие не пользовались и почему? 3. О каких чертах купеческой жизни вы узнали из второго документа? 4. Как вы думаете, какие слои населения придерживались подобных традиций?

Расширяем словарный запас

Армяк — кафтан из толстого сукна.

Коммунальное хозяйство — совокупность предприятий по обслуживанию населения городов.

Поддевка — длинная мужская верхняя одежда с мелкими сборками на талии.

Сюртук — верхняя мужская одежда, тип пиджака с длинными полами.

Урбанизация — рост городов и усиление их роли в жизни общества.

Фрак — род сюртука с вырезанными спереди полами и с длинными узкими фалдами сзади.

Чуйка — долгополая мужская одежда, первоначально свободного покроя, позднее сходная с кафтаном.

Перейти в оглавление