Древняя Русь. История древней Руси. Киевская Русь

История | | 1126 просмотров



Русь (др.-рус. рѹсь, рѹсьскаѧ зємлѧ, др.-сканд. Garðaríki, ср.-греч. Ῥωσία, лат. Russia, Rossia, Ruthenia) — обширный этнокультурный регион в Восточной Европе, историческое название восточнославянских земель. Возникшее на этих землях влиятельное Древнерусское государство, политический расцвет которого пришёлся на X—XI века, стало основой для формирования единой древнерусской народности, языка и культуры. В 988 году произошло крещение Руси по восточной христианской традиции. Феодальное дробление Руси на удельные княжества.

 

 

 

Происхождение и употребление слова «Русь»

 

Название Руси произошло от летописного племени (или социальной группы) русь, составившего верхушку Древнерусского государства. В некоторых источниках, относящихся к XI—XII векам, употребление понятий Русь или Русская земля ограничивается лишь Киевским княжеством как коллективным владением князей-Рюриковичей и местонахождением великокняжеского престола. С середины XI века («Слово о законе и благодати») это название постепенно переходит на все удельные княжества. В историографии термин Русь распространяется на всю территорию Древнерусского государства с момента его основания в 862 году. Вследствие политического разделения Руси возникли уточняющие термины, такие как Великая Русь, Малая Русь, а также позднесредневековые деления по цветной схеме. В титулах монархов и представителей духовенства, претендовавших на общерусскую легитимность, традиционно использовалась приставка «всея Руси». С конца XV века в трудах православных книжников Русь начинает фигурировать в эллинизированной форме Рос(с)ия, которая впоследствии стала в Русском государстве официальной. Понятие Русь широко распространено в фольклоре и поэзии — Святая Русь, Русь былинная, Русь-Матушка. Упоминание Руси встречается в гимне СССР.

 

В западных средневековых источниках слово Русь встречается в формах Russia, Rossia, Ruthenia, Roxolania, Ruscia или Ruzzia. По польско-литовской исторической и публицистической традиции термином Русь называли лишь подвластные собственным монархам земли Юго-Западной Руси, отвергая тем самым притязания на них московских государей. Главным городом Руси поляки считали Львов, столицу Русского воеводства. Несмотря на то, что подобная терминология, вкупе с термином Московия для земель Северо-Восточной Руси, нередко перенималась западными источниками, многие из них продолжали называть термином Руссия все земли исторической Руси.

 

 

 

Из учебника автора Ефросинина Л.А. Часть 1

 

«Есть у слова «русь» и ещё одно значение, которое я не вычитал в книгах, а услышал из первых уст от живого человека. На севере, за лесами, за болотами, встречаются деревни, где старые люди говорят по-старинному. Почти так же, как тысячу лет назад. Тихо-смирно я жил в такой деревне и ловил старинные слова.

Моя хозяйка Анна Ивановна как-то внесла в избу горшок с красным цветком. Говорит, а у самой голос подрагивает от радости:
— Цветочек-то погибал. Я его вынесла на русь — он и зацвёл!
— На русь? — ахнул я.
— На русь, — подтвердила хозяйка.
— На русь?!
— На русь.

 

Я молчу, боюсь, что слово забудется, упорхнёт, — и нет его, откажется от него хозяйка. Или мне послышалось? Записать надо слово. Достал карандаш и бумагу. В третий раз спрашиваю:
— На русь?..
Хозяйка не ответила, губы поджала, обиделась. Сколько, мол, можно спрашивать? Для глухих две обедни не служат. Но увидела огорчение на моём лице, поняла, что я не насмехаюсь, а для дела мне нужно это слово. И ответила, как пропела, хозяйка:
— На русь, соколик, на русь. На самую, что ни на есть, русь.

 

Осторожней осторожного спрашиваю:
— Анна Ивановна, не обидитесь на меня за назойливость? Спросить хочу.
— Не буду, — обещает она.
— Что такое — русь?
Не успела она и рта открыть, как хозяин Николай Васильевич, что молчком грелся на печи, возьми да и рявкни:
— Светлое место!

 

Хозяйка от его рявканья за сердце взялась.
— Ой, как ты меня напугал, Николай Васильевич! Ты ведь болеешь, и у тебя голоса нет… Оказывается, у тебя и голосок прорезался.
А мне объяснила честь по чести:
— Русью светлое место зовём. Где солнышко. Да всё светлое, почитай, так зовём. Русый парень. Русая девушка. Русая рожь — спелая. Убирать пора. Не слыхал, что ли, никогда?»

 

Станислав Тимофеевич Романовский (1931-1996)

 

 

 

Возникновение государственности

 

Традиционно возникновение русского государства относится к 862 году. Согласно русской летописи «Повесть временных лет» в этом году северные племена восточных славян и финно-угров, ранее изгнавшие неких варягов, призвали на княжение варягов-русь во главе с Рюриком. Однако имеются косвенные свидетельства о существовании русского государства ранее, по крайней мере, с первой половины IX века.

 

Если следовать «Повести временных лет», Государству Рюрика предшествовала конфедерация славянских и финно-угорских племён, изгнавшая, а затем призвавшая варягов.

 

Многими учёными на основании арабских, византийских, западноевропейских, русских и других письменных источников (в том числе тех, в которых современники идентифицируют русь как шведов или норманнов), а также данных лингвистики летописные варяги-русь отождествляются со скандинавами. Присутствие скандинавов на севере восточнославянской территории фиксируется по археологическим материалам с VIII века: находки IX—XI веков на раскопках Рюрикова городища, курганы-захоронения в Старой Ладоге (с середины VIII века) и Гнёздове[8]. С того же VIII века возникает торговый путь из Скандинавии в Восточную Европу, а позднее — «путь из варяг в греки» — торговый путь из Скандинавии через Восточную Европу в Византию.

 

Некоторые упоминания в источниках о «хакане русов» стали основой для историографической гипотезы о Русском каганате, хронологически предшествовавшем Государству Рюрика.

 

В 1919 году А. А. Шахматов высказывал предположение, что Хольмгардом скандинавы называли Старую Руссу. Согласно его гипотезе, Руса была первоначальной столицей древнейшей страны. И из этой «древнейшей Руси… вскоре после» 839 года началось движение руси на юг, приведшее к основанию в Киеве около 840 года «молодого русского государства». В 1920 году С. Ф. Платонов отмечал, что будущие изыскания соберут, конечно, больший и лучший материал для уяснения и укрепления гипотезы А. А. Шахматова о варяжском центре на Южном берегу Ильменя, и что эта гипотеза уже теперь имеет все свойства доброкачественного научного построения и открывает нам новую историческую перспективу: Руса — город и Руса — область получают новый и весьма значительный смысл.

 

По мнению Г. В. Вернадского, в районе озера Ильмень к середине девятого века возникла община шведских купцов, которая, благодаря своей коммерческой деятельности, тем или иным образом была связана с Русским каганатом (по мнению историка это район устья реки Кубани на Тамани). И центром этого северного «отделения» Русского каганата была, вероятно, Старая Русса. По Вернадскому в призвании варягов, согласно Ипатьевскому списку «Повести временных лет» («ркоша русь, чудь, словене, и кривичи и вся: земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет: да поидете княжить и володеть нами») — участвуют «под названием „русь“ члены шведской колонии в Старой Русе, главным образом, купцы, ведущие торговлю с Русским каганатом в Приазовье. Их целью в „призвании варягов“ было, в первую очередь, вновь открыть торговый путь на юг с помощью новых отрядов скандинавов».

 

Востоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи М. И. Артамонов и В. В. Седов помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним русь из иранских корней.

 

По мнению Е. А. Мельниковой и В. Я. Петрухина, содержание сказания о призвании варягов имеет параллели с традиционными правовыми формулировками. Рассказ о призвании варягов в «Повести временных лет» восходит к сказанию, бытовавшему в княжеско-дружинной среде. Он подвергся летописной переработке, но в целом отражает реальную историческую обстановку. Результатом призвания варяжских князей стало заключение договора (др.-рус. рядъ) между ними и местной племенной знатью (славянской и финно-угорской). Данный договор находит параллели в договорах, которые позднее заключались между русскими князьями и городами, и в договорах между скандинавскими конунгами и знатью. Приглашённые на княжение варяги, согласно летописи, были ограничены условиями «судить и рядить» «по ряду по праву», то есть управлять и вершить суд в соответствии с нормами местного права, правового обычая. Это ограничение ставило князя в зависимость от местного общества.

 

Заключению этого договора и становлению княжеской династии предшествовал длительный процесс развития социально-экономических отношений у славян и финно-угров, в котором варяги стали не более чем катализатором в связи с их участием в создании торгового маршрута из Скандинавии в Восточную Европу.

 

 

Этнонимы, связанные с Русью

 

Первоначально русью называли племя предположительно варяжского происхождения, из которого происходили правители первых государственных образований на Руси — Рюрик, Аскольд и Дир, Олег, Игорь и другие. В единственном числе представитель племени русь в летописях обозначается словом русин, в то время как множественное число выражалось формами русь, либо русьскыи (люди).

 

Противопоставляясь поначалу славянам, этот этноним со временем перешёл на всех жителей Руси и употреблялся на протяжении столетий как самоназвание во всех её частях наряду с субствантивированным прилагательным «русские» (эллипсис от словосочетания русские люди). В западнорусских землях это слово имело написания руские, руськие. В Русском царстве, где на официальном уровне закрепился греко-византийский вариант слова Руси Россия, в церковно-книжной сфере начал укореняться этноним «россияне», который под влиянием выходцев из Западной Руси вошёл в широкое употребление со второй половины XVII века. Ещё одним торжественным поэтическим вариантом стал этноним «россы». В отличие от более позднего значения, термин «россияне» имел исключительно этническую окраску и относился ко всем восточным славянам. С появлением ощущаемых разлчиий между ними, в литературной и государственной среде (в рамках концепции триединого русского народа) россиян (русских) начали делить на великороссов, малороссов и белорусов. Само слово «россияне» в XIX веке под влиянием романтизма и приближения к более простому языку всё больше вытеснялось народным словом русские. После прихода к власти большевиков в рамках их национальной политики термин русские был искусственно сужен до обозначения прежних великороссов, а прежних малороссов записывали украинцами. Древний этноним «русины» сохранился как самоназвание в Галиции вплоть до 1930-х годов, а в Карпатской Руси и других землях Восточной Европы сохранился как эндоэтноним отдельного небольшого восточнославянского этноса — карпатских русин.

 

 

Культура Древней Руси

 

Дохристианская культура Руси была тесно связана со славянским язычеством, её изучение основано на данных археологических находок, таких как Збручский идол, или на древнейших памятниках устного повествовательного творчества (былинах), таких как «Добрыня и змий». Уже в дохристианскую эпоху восточные славяне обладали многочисленными городами и развитой земледельческой культурой.

 

 

С принятием восточного христианства (православия) русичи были приобщены к книжной культуре, именно с ним связано широкое распространение по Руси письменности на основе кириллического алфавита. Большое влияние на культуру Руси на этом этапе оказывали выходцы из византийского и южнославянского культурных ареалов, в том числе в области архитектуры, литературы, одежды, изобразительного искусства. Обширная переводная литература стала основой для формирования собственно русской литературной традиции. Для раннего периода характерно развитие таких жанров, как проповедь, жития святых, описания военных походов (знаменитое Слово о полку Игореве), начало русского летописания (Повесть временных лет).

 

После принятия христианства на Руси начинается каменное строительство, перенявшее элементы не только византийской, но отчасти и романской архитектуры. На Руси наблюдается их самобытный синтез, яркими примерами этому являются белокаменные памятники Владимира и Суздаля XII века. После распада Древнерусского государства на отдельные русские княжества во многих из них начинают формироваться свои архитектурные и живописные школы. Огромное негативное влияние на культуру и ремёсла оказало разорение в ходе монгольского нашествия. О нём повествуют отдельные памятники, такие как «Плач и пленении и конечном разорении русской земли». Наибольший удар испытали на себе Киевская и Черниговская земли. Сокращение населения, регулярный увод в плен мастеров отбросили городскую культуру Руси на десятилетия назад. Лишь в Северо-Западной Руси городская культура сохранила свои позиции, обогащаясь в том числе от контактов с Западной Европой.

 

 

Восточнославянские языки

 

Общий для Руси древнерусский язык имел истоки в праславянском языковом единстве. В основу письменного языка Древнерусского государства лёг старославянский язык. Старейшие из сохранившихся литературных памятников древнерусского языка (Новгородский кодекс, Остромирово евангелие и другие) датируются XI веком. Разговорный древнерусский язык имел территориальные диалекты, отличавшиеся своими фонетическими, лексическими и морфологическими чертами. Г. А. Хабургаев выделяет в раннем восточнославянском ареале (до XIII века) два диалектных объединения: южно-восточнославянское и северно-восточнославянское. До VIII—XI веков центром южной части ареала было среднее Поднепровье, а центром северной части ареала — Приильменье, откуда носители восточнославянских говоров расселились по всей территории будущего Древнерусского государства. Для данного исторического периода предполагается относительное диалектное единство восточнославянской территории. Академик Зализняк пишет, что по данным берестяных грамот только псковско-новгородские говоры отличались от остальных, при этом резко критикует «любительскую лингвистику», которая предполагает существование русского, украинского и белорусского языков до XIV—XV века, когда происходит их формирование как отдельных восточнославянских языков в результате размежевания Литовской и Московской Руси.

 

На территории Руси, подконтрольной Великому княжеству Литовскому и Польскому королевству, сперва формируется западнорусский письменный язык, получивший официальный письменно-литературный статус. В его основу легли местные диалекты, а также церковнославянский и польский языки. Со временем, он испытывает на себе всё большее влияние польского языка и вытесняется им в Речи Посполитой из делопроизводства (официальный запрет в 1696 году).

 

В Московской Руси формируется литературный русский язык, в его основу ложится московское койне северных и южных великорусских народных говоров. В XVII веке он вбирает в себя элементы церковнославянского и западнорусского языков (присоединение Малороссии), последний впоследствии полностью исчезает. По мере присоединения к Российскому государству русских земель Речи Посполитой, литературный русский язык распространяется на них, занимая нишу языка городской культуры. По мнению некоторых историков, это является следствием политики русификации, другие указывают на отсутствие на тот момент литературных норм у местных народных говоров, а также на восприятие русского языка как общевосточнославянского (общерусского) литературного стандарта — «наследника» церковнославянского и древнерусского, являющегося органичным для местного православного населения.

 

На рубеже XVIII и XIX веков на народной языковой основе, испытавшей на себе со времён Люблинской унии значительную полонизацию, формируется украинский литературный язык, его нормы складываются на протяжении XIX века. В среде галицких русофилов во второй половине XIX века предпринимаются попытки создать искусственный язык — «язычие», основанный на церковнославянской и русской грамматике с примесью украинизмов и полонизмов. Впоследствии, однако, галицкие русофилы переходят на использование русского языка.

 

Первые произведения на белорусском литературном языке появляются во второй половине XIX века на основе белорусских устно-разговорных народных диалектов.

 

 

Первые русские князья

 

Княжение Олега Вещего

 

В 882, по летописной хронологии, князь Олег (Олег Вещий), родственник Рюрика, отправился в поход из Новгорода на юг, по пути захватив Смоленск и Любеч, установив там свою власть и поставив на княжение своих людей. В войске Олега были варяги и воины подвластных ему племён — чуди, словен, мери и кривичей. Далее Олег с новгородским войском и наёмной варяжской дружиной захватил Киев, убил правивших там Аскольда и Дира и объявил Киев столицей своего государства. Уже в Киеве он установил размеры дани, которую ежегодно должны были платить подвластные племена Новгородской земли — словене, кривичи и меря. Также было начато строительство крепостей в окрестностях новой столицы.

 

 

Олег военным путём распространил свою власть на земли древлян и северян, а радимичи приняли условия Олега без борьбы (два последних племенных союза до этого платили дань хазарам). В летописях не указана реакция хазар, однако историк Петрухин выдвигает предположение, что они начали экономическую блокаду, перестав пропускать русских купцов через свои земли.

 

В результате победоносного похода на Византию были заключены первые письменные договоры в 907 и 911, предусматривавшие льготные условия торговли для русских купцов (отменялась торговая пошлина, обеспечивалась починка судов, ночлег), решение правовых и военных вопросов. По мнению историка В. Мавродина, успех похода Олега объясняется тем, что он сумел сплотить силы Киевской Руси и укрепить складывающуюся государственность.

 

Согласно летописной версии, Олег, носивший титул Великого князя, правил более 30 лет. Родной сын Рюрика Игорь занял престол после смерти Олега около 912 и правил до 945.

 

 

 

 

 

 

Игорь Рюрикович

 

Начало правления Игоря ознаменовалось восстанием древлян, которые были вновь покорены и обложены ещё большей данью, и появлением в причерноморских степях печенегов (в 915 году), разоривших владения хазар и вытеснивших венгров из Причерноморья. К началу X в. кочевья печенегов простирались от Волги до Прута.

 

Игорь Рюрикович

 

Игорь совершил два военных похода на Византию. Первый, в 941 году, завершился неудачно. Ему предшествовала также неудачная военная кампания против Хазарии, в ходе которой Русь, действуя по просьбе Византии, атаковала хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но была разбита хазарским полководцем Песахом и повернула оружие против Византии. Болгары предупредили византийцев, что Игорь начал поход с 10 000 воинов. Флот Игоря разграбил Вифинию, Пафлагонию, Гераклею Понтийскую и Никомидию, но затем был разбит и он, бросив уцелевшее войско во Фракии, с несколькими ладьями бежал в Киев. Попавшие в плен воины были казнены в Константинополе. Из столицы он послал варягам приглашение поучаствовать в новом вторжении в Византию. Второй поход на Византию произошёл в 944 году. Войско Игоря, состоявшее из полян, кривичей, словен, тиверцев, варягов и печенегов, достигло Дуная, откуда были отправлены послы в Константинополь. Они заключили договор, подтвердивший многие положения предыдущих договоров 907 и 911 годов, но отменявшим беспошлинную торговлю. Русь обязалась защищать византийские владения в Крыму. В 943 или 944 году был совершён поход на Бердаа.

 

В 945 году Игорь был убит во время сбора дани с древлян. Согласно летописной версии, причиной гибели стало желание князя получить дань повторно, чего от него требовали дружинники, завидовавшие богатству дружины воеводы Свенельда. Небольшая дружина Игоря была перебита древлянами возле Искоростеня, а его самого казнили. Историк А. А. Шахматов выдвинул версию, по которой Игорь и Свенельд начали конфликтовать из-за древлянской дани и, в результате, Игорь был убит.

 

 

Ольга (княгиня Киевская)

 

После смерти Игоря в силу малолетства его сына Святослава реальная власть оказалась в руках вдовы Игоря княгини Ольги. Древляне отправили к ней посольство, предложившее ей стать женой своего князя Мала. Однако Ольга казнила послов, собрала войско и в 946 году начала осаду Искоростеня, которая закончилась его сожжением и покорением древлян киевским князьям. «Повесть временных лет» описала не только их покорение, но и предшествующую этому месть со стороны киевской правительницы. Ольга обложила древлян большой данью

 

 

В 947 году она предприняла поездку в Новгородскую землю, где вместо прежнего полюдья ввела систему оброков и даней, которые местные жители должны были сами свозить в станы и погосты, передавая специально назначенным людям — тиунам. Таким образом был введён новый способ взимания дани с подданных киевских князей.

 

Она стала первым правителем Киевской Руси, официально принявшим христианство византийского обряда (по наиболее аргументированной версии, в 957 году, хотя предлагаются и другие даты). В 957 году Ольга с большим посольством нанесла официальный визит в Константинополь, известный по описанию придворных церемоний императором Константином Багрянородным в сочинении «Церемонии», причём её сопровождал священник Григорий. Император именует Ольгу правителем (архонтиссой) Руси, имя её сына Святослава (в перечислении свиты указаны «люди Святослава») упоминается без титула. Ольга добивалась крещения и признания Византией Руси как равной христианской империи. При крещении она получила имя Елена. Однако, по мнению ряда историков, о союзе удалось договориться не сразу. В 959 году Ольга приняла греческое посольство, но отказалась послать в помощь Византии войско. В том же году она отправила послов к германскому императору Оттону I с просьбой прислать епископов и священников и учредить церковь на Руси. Эта попытка сыграть на противоречиях между Византией и Германией оказалась успешной, Константинополь пошёл на уступки, заключив взаимовыгодный договор, а германское посольство во главе с епископом Адальбертом вернулось назад ни с чем. В 960 году в помощь грекам отправилось русское войско, воевавшее на Крите против арабов под руководством будущего императора Никифора Фоки.

 

Монах Иаков в сочинении XI века «Память и похвала князю Владимиру» сообщает точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

 

 

 

 

 

 

Святослав Игоревич

 

Около 960 года возмужавший Святослав принял власть в свои руки. Он вырос среди дружинников своего отца и первый из русских князей носил славянское имя. С начала своего правления он стал готовиться к военным походам и собирал войско. По мнению историка Грекова, Святослав глубоко включился в международные отношения Европы и Азии. Зачастую он действовал по соглашению с другими государствами, таким образом участвуя в решении задач европейской, и, отчасти, азиатской политики.

 

Святослав Игоревич

 

Его первым мероприятием стало подчинение вятичей (964), которые последними из всех восточнославянских племён продолжали платить дань хазарам. Затем, по сообщениям восточных источников, Святослав атаковал и разгромил Волжскую Булгарию. В 965 (по др. данным также в 968/969) году Святослав совершил поход на Хазарский каганат. Хазарское войско во главе с каганом вышло навстречу дружине Святослава, но было разбито. Русское войско взяло штурмом основные города хазар: город-крепость Саркел, Семендер и столицу Итиль. На месте Саркела после этого возникло древнерусское поселение Белая Вежа. После разгрома остатки государства хазар были известны под именем саксинов и уже не играли прежней роли. С этим походом связано и утверждение Руси в Причерноморье и Северном Кавказе, где Святослав победил ясов (аланов) и касогов (черкесов) и где центром русских владений стала Тмутаракань.

 

 

В 968 году на Русь прибыло византийское посольство, предложившее союз против Болгарии, тогда вышедшей из повиновении Византии. Византийский посол Калокир от имени императора Никифора Фоки принёс дар — 1500 фунтов золота. Включив в своё войско союзных печенегов Святослав двинулся на Дунай. За короткое время болгарские войска были разбиты, русские дружины заняли до 80 болгарских городов. Своей ставкой Святослав выбрал Переяславец, город в низовьях Дуная. Однако столь резкое усиление Руси вызвало опасения в Константинополе и византийцы сумели убедить печенегов совершить очередной набег на Киев. В 968 году их войско осадило русскую столицу, где находилась княгиня Ольга и её внуки — Ярополк, Олег и Владимир. Город спас подход небольшой дружины воеводы Претича. Вскоре с конным войском прибыл и сам Святослав, прогнавший печенегов в степи. Однако князь не стремился оставаться на Руси. Летописи так цитируют его слова:

 

Середина моей земли в Переяславце-на-Дунае. Туда сходятся все блага: от греков золото и паволоки, вина и разные овощи, от чехов и угров — серебро и кони, из Руси — меха и воск, мед и рабы.

 

Святослав оставался в Киеве вплоть до смерти своей матери Ольги. После этого он разделил владения между сыновьями: Ярополку оставил Киев, Олегу — земли древлян, а Владимиру — Новгород}. Затем он вернулся в Переяславец. В новом походе со значительным войском (по разным данным от 10 до 60 тысяч воинов) в 970 году Святослав овладел почти всей Болгарией, занял её столицу Преслав и вторгся в Византию. Новый император Иоанн Цимисхий отправил против него крупное войско. Русское войско, в составе которого были болгары и венгры, было вынуждено отойти в Доростол (Силистрия) — крепость на Дунае. В 971 году оно было осаждено византийцами. В бою у стен крепости войско Святослава понесло тяжёлые потери, он был вынужден пойти на переговоры с Цимисхием. Согласно мирному договору, Русь обязалась не нападать на византийские владения в Болгарии, а Константинополь обещал не подбивать печенегов к походам на Русь.

 

Воевода Свенельд советовал князю возвращаться на Русь сухопутным путём. Однако Святослав предпочёл плыть через днепровские пороги. При этом князь планировал собрать на Руси новое войско и возобновить войну с Византией. Зимой они были перекрыты печенегами и небольшая дружина Святослава провела голодную зиму в низовьях Днепра. Весной 972 года Святослав предпринял попытку пробиться на Русь, однако его войско было разбито, а сам он убит. По другой версии, гибель киевского князя произошла в 973 году. Из черепа князя печенежский предводитель Куря сделал чашу для пиров.

 

 

 

 

 

 

Владимир и Ярослав Мудрый. Крещение Руси

 

После смерти Святослава между его сыновьями разгорелась междоусобица за право на престол (972—978 или 980). Старший сын Ярополк стал великим киевским князем, Олег получил древлянские земли, а Владимир — Новгород. В 977 году Ярополк разбил дружину Олега, а сам Олег погиб. Владимир бежал «за море», но вернулся через два года с варяжской дружиной. Во время похода на Киев он покорил Полоцк — важный торговый пункт на западной Двине и взял в жены дочь убитого им князя Рогволода Рогнеду.

 

Ярослав Мудрый

Ярослав Мудрый

 

В ходе междоусобицы Владимир Святославич отстоял свои права на престол (годы правления 980—1015). При нём завершилось формирование государственной территории Древней Руси, были присоединены червенские города и Карпатская Русь, которые оспаривала Польша. После победы Владимира его сын Святополк взял в жены дочь польского короля Болеслава Храброго и между двумя государствами установились мирные отношения. Владимир окончательно присоединил к Руси вятичей и радимичей. В 983 году он совершил поход на ятвягов, а в 985 году — на волжских болгар.

 

Добившись единовластия в русской земле Владимир начал религиозную реформу. В 980 году князь учредил в Киеве языческий пантеон из шести разноплеменных богов. Племенные культы не могли создать единую государственную религиозную систему. В 986 году в Киев начали прибывать послы из различных стран, предлагавшие Владимиру принять их веру. Ислам предлагала Волжская Булгария, христианство западного образца — германский император Оттон I, иудаизм — хазарские евреи. Однако Владимир остановил свой выбор на христианстве, о котором ему поведал греческий философ. Вернувшееся из Византии посольство поддержало князя. В 988 году русское войско осадило византийскую Корсунь (Херсонес). Византия согласилась на мир, царевна Анна стала женой Владимира. Языческие идолы, стоявшие в Киеве, были низвергнуты, а киевляне крещены в Днепре. В столице была построена каменная церковь, которая стала именоваться Десятинной, так как на её содержание князь дал десятую часть своих доходов. После крещения Руси договоры с Византией сделались уже ненужными, так как между обоими государствами установились более тесные отношения. Эти связи в значительной степени окрепли благодаря церковному аппарату, который византийцы организовали на Руси. Первые епископы и священники прибыли из Корсуни и других византийских городов. Церковная организация внутри Киевской Руси находилась в руках константинопольского патриарха, ставшего большой политической силой на Руси.

 

Став киевским князем, Владимир столкнулся с возросшей печенежской угрозой. Для защиты от кочевников он строит на границе линии крепостей, гарнизоны которых набирал из «лучших мужей» северных племён — ильменских словен, кривичей, чуди и вятичей. Племенные границы начали стираться, важной стала государственная граница. Именно во времена Владимира происходит действие многих русских былин, повествующих о подвигах богатырей.

 

Владимир. Крещение Руси

 

Владимир установил новый порядок правления: посадил своих сыновей в русских городах. Святополк получил Туров, Изяслав — Полоцк, Ярослав — Новгород, Борис — Ростов, Глеб — Муром, Святослав — древлянскую землю, Всеволод — Владимир-на-Волыни, Судислав — Псков, Станислав — Смоленск, Мстислав — Тмутаракань. Дань более не собиралась во время полюдья и только на погостах. С этого момента княжеский род со своими дружинниками «кормился» в самих городах и отправлял часть дани в столицу — Киев.

 

 

 

 

Правление Ярослава Мудрого

 

После смерти Владимира на Руси произошла новая междоусобица. Святополк Окаянный в 1015 убил своих братьев Бориса (по другой версии, Борис был убит скандинавскими наёмниками Ярослава), Глеба и Святослава. Узнав об убийстве братьев, к походу на Киев стал готовиться Ярослав, правивший в Новгороде. Святополк получил помощь от польского короля Болеслава и печенегов, но в итоге был разбит и бежал в Польшу, где и умер. Борис и Глеб в 1071 году были причислены к лику святых.

 

После победы над Святополком у Ярослава появился новый противник — его брат Мстислав, к тому времени закрепившийся в Тмутаракани и Восточном Крыму. В 1022 году Мстислав покорил касогов (черкесов), одолев в схватке их предводителя Редедю. Укрепив войско хазарами и касогами, он выступил на север, где подчинил своей власти северян, которые пополнили его отряды. Затем он занял Чернигов. В это время Ярослав обратился за помощью к варягам, приславшим ему сильное войско. Решающая битва произошла в 1024 году у Листвена, победа досталась Мстиславу. После неё братья поделили Русь на две части — по руслу Днепра. Киев и Новгород остались за Ярославом, причём именно Новгород остался его постоянной резиденцией. Мстислав же перенёс свою столицу в Чернигов. Братья поддерживали тесный союз, после смерти польского короля Болеслава они вернули Руси червенские города, захваченные поляками после смерти Владимира Святославича.

 

В это время Киев временно утратил статус политического центра Руси. Ведущими центрами тогда были Новгород и Чернигов. Расширяя владения, Ярослав предпринял поход на эстонское племя чудь. На завоёванной территории в 1030 году был основан город Юрьев (современный Тарту).

 

В 1036 году Мстислав разболелся во время охоты и умер. Его единственный сын умер тремя годами ранее. Таким образом, Ярослав стал правителем всей Руси, кроме Полоцкого княжества. В том же году Киев атаковали печенеги. К моменту прибытия Ярослава с армией варягов и славян они уже овладели предместьями города. В битве у стен Киева Ярослав разгромил печенегов, после чего сделал Киев своей столицей. В память о победе над печенегами князь заложил знаменитый собор Святой Софии в Киеве, для росписи храма были вызваны художники из Константинополя. Затем он заключил в темницу последнего оставшегося в живых брата — Судислава, который правил в Пскове. После этого Ярослав стал единоличным правителем почти всей Руси.

 

Правление Ярослава Мудрого (1019—1054) стало порой наивысшего расцвета государства. Общественные отношения регулировались сборником законов «Русская правда» и княжескими уставами. Ярослав Мудрый проводил активную внешнюю политику. Он породнился с множеством правящих династий Европы, что свидетельствовало о широком международном признании Руси в европейском христианском мире. Развернулось интенсивное каменное строительство. Ярослав активно превращал Киев в культурный и интеллектуальный центр, приняв за образец Константинополь. В это время нормализовались отношения между Русской Церковью и Константинопольским патриархатом. С того момента Русскую Церковь возглавлял митрополит Киевский, посвящаемый в сан патриархом Константинопольским. Не позднее 1039 года в Киев прибыл первый митрополит Киевский Феофан. В 1051 году, собрав епископов, Ярослав сам назначил митрополитом Илариона, впервые без участия константинопольского патриарха. Иларион стал первым русским митрополитом. В 1054 году Ярослав Мудрый скончался.

 

В городах, древнейшими из которых были Киев, Новгород, Ладога, Смоленск, Полоцк, Изборск, Чернигов, Переяславль, Туров, Ростов, Белоозеро, Плесков (Псков), Тмутаракань, Муром, Овруч, Владимир-Волынский, и другие, развивались ремёсла и торговля. Создавались памятники письменности («Повесть временных лет», Новгородский кодекс, Остромирово евангелие, жития) и архитектуры (Десятинная церковь, Софийский собор в Киеве и одноимённые соборы в Новгороде и Полоцке). О высоком уровне грамотности жителей Руси свидетельствуют дошедшие до нашего времени многочисленные берестяные грамоты. Русь вела торговлю с южными и западными славянами, Скандинавией, Византией, Западной Европой, народами Кавказа и Средней Азии.

 

 

 

Правление сыновей и внуков Ярослава Мудрого

 

Ярослав Мудрый разделил Русь между сыновьями. Трое старших сыновей получили главные русские земли. Изяслав — Киев и Новгород, Святослав — Чернигов и муромские и рязанские земли, Всеволод — Переяславль и Ростов. Младшие сыновья Вячеслав и Игорь получили Смоленск и Владимир Волынский. Эти владения не передавались по наследству, сложилась система, при которой младший брат наследовал старшему в княжеском роде — так называемая «лествиничная» система. Старший в роде (не по возрасту, а по линии родства), получал Киев и становился великим князем, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству. Власть переходила от брата к брату, от дяди — к племяннику. Второе место в иерархии столов занимал Чернигов. При смерти одного из членов рода, все младшие по отношению к нему Рюриковичи переезжали в земли, соответствующие их старшинству. При появлении новых членов рода им определялся удел — город с землёй (волость). Определённый князь имел право княжить только в том городе, где княжил его отец, в обратном случае он считался изгоем. Лествичная система регулярно вызывала усобицы между князьями.

 

В 60-е гг. XI века в Северном Причерноморье появились половцы. Сыновья Ярослава Мудрого не смогли остановить их вторжение, но побоялись вооружить ополчение Киева. В ответ на это в 1068 году киевляне свергли Изяслава Ярославича и посадили на престол полоцкого князя Всеслава, за год до этого пленённого Ярославичами во время усобицы. В 1069 году с помощью поляков Изяслав занял Киев, однако после этого восстания горожан стали постоянными во время кризисов княжеской власти. Предположительно в 1072 году Ярославичи отредактировали Русскую Правду, существенно её расширив.

 

Изяслав пытался вернуть контроль над Полоцком, но безуспешно, и в 1071 году заключил со Всеславом мир. В 1073 году Всеволод и Святослав изгнали Изяслава из Киева, обвинив его в союзе с Всеславом, и Изяслав бежал в Польшу. Киевом стал править Святослав, сам находившийся в союзнических отношениях с поляками. В 1076 году Святослав умер и князем Киева стал Всеволод. Когда Изяслав вернулся с польским войском, Всеволод вернул ему столицу, удержав за собой Переяславль и Чернигов. При этом без владений остался старший сын Святослава Олег, который начал борьбу при поддержке половцев. Вместе с двоюродным братом Борисом, также претендовавшим на удел на Руси, Олег занял Чернигов. В битве с ними погиб Изяслав Ярославич, и Всеволод вновь стал правителем Руси. Князем Чернигова он сделал своего сына Владимира, рождённого от византийской царевны из династии Мономахов. Борис Вячеславович также погиб в бою, а Олег Святославич укрепился в Тмутаракани. Всеволод продолжал внешнюю политику Ярослава Мудрого. Он стремился укрепить связи с европейскими странами, женив сына Владимира на англосаксонке Гите, дочери погибшего в битве при Гастингсе короля Гаральда. Дочь Евпраксию он выдал за германского императора Генриха IV. Княжение Всеволода характеризовалось раздачей земель князьям-племянникам и формированием административной иерархии.

 

После смерти Всеволода Киев занял Святополк Изяславич. Половцы направили в Киев посольство с предложением мира, однако Святополк Изяславич отказался от переговоров и схватил послов. Данные события стали поводом для большого половецкого похода на Русь, в результате которого объединённые войска Святополка и Владимира были разбиты, а значительные территории вокруг Киева и Переяславля были разорены. Половцы увели множество пленников. Воспользовавшись этим, сыновья Святослава, заручившись поддержкой половцев, предъявили свои права на Чернигов. В 1094 году Олег Святославич с половецкими отрядами двинулся к Чернигову из Тмутаракани. Когда его войско подошло к городу, Владимир Мономах заключил с ним мир, уступив Чернигов и отправившись в Переяславль. В 1095 году половцы повторили набег, в ходе которого дошли уже до самого Киева, разорив его окрестности. Святополк и Владимир призвали на помощь Олега, княжившего в Чернигове, однако тот проигнорировал их просьбы. После ухода половцев киевские и переяславские дружины овладели Черниговом, а Олег бежал к брату Давыду в Смоленск. Там он пополнил свои отряды и атаковал Муром, который незадолго до этого занял сын Владимира Мономаха Изяслав. Изяслав пал в бою, Муром был занят Олегом. Несмотря на предложение о мире, которое ему отправил другой сын Владимира Мстислав, Олег продолжил поход и овладел Ростовом. Последовавшая за этим война с Мстиславом Владимировичем окончилась поражением Олега в битве у Суздаля, после чего он бежал в Рязань. Владимир Мономах предложил ему мир, на который Олег согласился.

 

Мирная инициатива Мономаха нашла продолжение в виде Любечского съезда князей, которые собрались в 1097 году ради решения существующих разногласий. На съезде присутствовали киевский князь Святополк, Владимир Мономах, Давыд (сын Игоря Волынского), Василько Ростиславович, Давыд и Олег Святославовичи. Князья договорились прекратить усобицы и не претендовать на чужие владения. Однако мир продержался недолго. Давыд Волынский и Святополк захватили Василько Ростиславовича и ослепили его. Василько стал первым русским князем, ослеплённым в ходе междоусобиц на Руси. Возмущённые действиями Давыда Волынского и Святополка, Владимир Мономах и Давыд и Олег Святославичи двинулись в поход на Киев. Киевляне выслали им навстречу делегацию во главе с митрополитом, которой удалось убедить князей сохранить мир. Однако на Святополка была возложена задача наказать Давыда Волынского. Тот освободил Василько. Однако на Руси началась очередная междоусобица, переросшая в масштабную войну в западных княжествах. Она окончилась в 1100 году съездом в Уветичах. Давыд Волынский был лишён княжества. Однако для «кормления» ему дали город Бужск. В 1101 году русским князьям удалось заключить с половцами мир.

 

 

 

Формирование полицентрического статуса Древней Руси (2-я пол. XII — 1-я треть XIII в.).

 

 

 

Упадок политического значения Киева, превращение его в предмет притязаний со стороны князей из различных княжеских группировок стали следствием развития Древнерусского гос-ва, намеченного еще Любечским съездом. Ко 2-й пол. XII в. отчетливо обнаружилась тенденция к образованию неск. территориально стабильных крупных земель-княжений, политически мало зависевших как друг от друга, так и от перемен в Киеве. Такому развитию способствовал отмеченный выше рост политического влияния местных элит и городского населения, предпочитавших иметь «собственных» князей — династию, интересы к-рой были бы крепко связаны с судьбой того или иного регионального центра. Это явление часто характеризуется как «феодальная раздробленность», что ставит его в один ряд с политическим партикуляризмом в странах классического феодализма (Франция, Германия). Однако правомерность такого определения остается под вопросом в силу происхождения земель-княжений не из феодальных пожалований, а из династических разделов. Главным препятствием на пути обособления земель были постоянные переделы столов и волостей, обычно сопровождавшие появление в Киеве нового князя. Первыми обособились земли, князья к-рых были исключены из числа наследников киевского стола: Полоцкая, Галицкая и Муромо-Рязанская.

 

 

Полоцкая земля

 

Изгнав в 1129 г. полоцких князей, киевский кн. Мстислав Великий сначала присоединил Полоцкую землю к Киеву, управляя ею через сына Изяслава, но после смерти Мстислава полочане посадили у себя на столе Всеславова внука Василька Святославича (очевидно, одного из немногих избежавших изгнания), хотя Минская волость осталась при этом на время под властью Киева. Сразу же после вокняжения в Киеве Всеволода Ольговича полоцкие князья возвратились на родину, и история земли в 40-50-х гг. XII в. проходила под знаком борьбы за Полоцк между минским кн. Ростиславом, сыном Глеба Всеславича, и Рогволодом (Василием), сыном полоцкого кн. Рогволода (Бориса) Всеславича. В 60-80-х гг. XII в. в Полоцке с нек-рыми перерывами удерживался Всеслав Василькович. В ходе этой борьбы, далеко не все этапы к-рой достаточно ясны, Полоцкая земля дробилась на отдельные княжения (кроме упомянутого Минска также Друцк, Изяславль, Логожск, Борисов и др.), князья к-рых, так же как и собственно полоцкие, вступали в отношения зависимости то от Святослава Ольговича (из князей черниговской ветви, к-рому в 50-х гг. XII в. принадлежали дреговичские земли к югу от Полоцкой земли), то от вост. соседей — смоленских Ростиславичей, к-рые даже нек-рое время владели Витебской волостью. Дальнейшая история Полоцкой земли вырисовывается смутно. Политическая и экономическая зависимость от Смоленска продолжала крепнуть, тогда как в 1-й трети XIII в. на северо-западе Полоцк подвергался нажиму со стороны Риги и Ливонского ордена и к 1207 и 1214 гг. утратил свои важные в стратегическом и торговом отношениях вассальные княжества в низовьях Зап. Двины — Кокнесе (Кукенойс) и Ерсике (Герцике). В это же время слабевшая Полоцкая земля страдала от литов. набегов.

 

 

Галицкая и Волынская земли

 

(см. подробнее ст. Галицкая Русь). Галицкая земля складывалась в 1-й пол. XII в. на основе владений, закрепленных на Любечском съезде за сыновьями Ростислава Владимировича, старшего внука Ярослава Мудрого, и обнимавших земли по верхнему Днестру и Сану с городами Теребовль, Звенигород, Перемышль. В 40-х гг. XII в. все эти земли объединил под своей властью Владимирко Володаревич, внук Ростислава, сделавший стольным городом Галич, к-рый вскоре стал центром Галицкой епархии. Если Ростиславичи считались номинально зависимыми от Киева, то Галицкое княжество при Владимирке являлось фактически самостоятельным, достигнув апогея своего могущества при сыне Владимирка Ярославе Осмомысле (1153-1187). Уже в правление Владимирка власть Галича распространялась на междуречье Днестра и Прута (вплоть до низовьев Дуная), где в Берлади сидел внук Василька Ростиславича Иван Ростиславич (Иван Берладник), утративший свои владения в 1157 г. в результате неудачной попытки выступить против Ярослава. Такое географическое положение влекло за собой тесные связи с Византией, как торговые, так и политические. Слабый преемник Осмомысла Владимир Ярославич (1188-1198/99) держался на столе только благодаря традиц. для Галича союзу с владимиро-суздальскими князьями. С его смертью галицкая династия Ростиславичей пресеклась и Галичем не без помощи местного боярства (влиятельного здесь более, чем где бы то ни было на Руси, за исключением Новгорода) завладел сев. сосед — волынский кн. Роман, сын Мстислава Изяславича. Т. о., Волынская земля, обнимавшая верховья Зап. Буга от Вепша до междуречья Стыри и Горыни и окончательно обособившаяся от Киева в 3-й четв. XII в., при отце Романа, объединилась с Галицкой, составив просуществовавшее до XIV в. могущественное Галицко-Волынское княжество.

 

После этого начавшийся еще в 90-х гг. XII в. конфликт между Романом и киевским кн. Рюриком Ростиславичем вспыхнул с новой силой. В 1201 (1202?) г. Роман занял Киев, но распорядился им не самостоятельно, а по согласованию с вел. кн. Всеволодом Большое Гнездо: в Киеве был посажен младший двоюродный брат Романа — луцкий кн. Ингварь Ярославич. Рюрик ответил тем, что в 1203 г. в союзе с черниговскими Ольговичами и половцами захватил Киев, к-рый 2-й раз в своей истории подвергся всеобщему разграблению. По просьбе Романа и Рюрика вел. кн. Всеволод утвердил Киев за последним, а после повторного столкновения между Романом и Рюриком отдал столицу старшему из Рюриковичей — Ростиславу. Эти события наглядно показывают как общерус. влияние кн. Всеволода, так и то, что Киев утратил свою привлекательность не только для владимиро-суздальского князя, но и для князя галицко-волынского, отец к-рого Мстислав отдал столько сил борьбе за киевский стол.

 

Политический взлет Романа Мстиславича оказался крутым, но недолгим: чувствуя себя настолько сильным, чтобы вмешаться даже в борьбу между Вельфами и Штауфенами в Германии в качестве союзника последних, Роман погиб в 1205 г., во время заграничного похода, оставив 2 малолетних сыновей — Даниила и Василька Романовичей. В Галицко-Волынской земле началась длительная политическая смута, в ходе к-рой Романовичи скитались по венг. и краковскому дворам в поисках помощи, а Галич на неск. лет, в 1214-1219 гг., оказался даже под властью венгров. Венгров выбил сын одного из смоленских Ростиславичей св. кн. Мстислав (Феодор) Мстиславич Удатный, сам утвердившийся в Галиче почти на десятилетие (1219-1227). В это время кн. Даниил Романович был занят восстановлением своей власти на Волыни, новое же воссоединение Галицко-Волынского княжества под его рукой стало возможно только накануне монг. нашествия на Юж. Русь — в 1238 или нач. 1239 г., сев в Галиче, Даниил Романович отдал Волынь своему младшему брату Васильку, тогда как в др. центре Зап. Волыни — Белзе — продолжало сидеть потомство белзского кн. Всеволода, младшего брата Романа Мстиславича. В борьбе с оппозиционным боярством и тесно связанным с ним духовенством галицкие и волынские князья в 1-й трети XIII в. нередко шли на создание на своих землях новых кафедр. Так, в Галицкой земле появились Перемышльская, затем Холмская (первоначально Угровская; см. Холмская и Люблинская) епархии.

 

 

Муромо-Рязанская земля

 

располагалась в Ср. Поочье, доходя на юге до верховьев Дона и Воронежа. Ее история прослеживается с трудом. По завещанию Ярослава Мудрого она являлась частью Черниговского княжества, но выделилась из последнего в 1127 г., когда в Муроме был вынужден сесть на княжение Ярослав, младший из сыновей черниговского кн. Святослава Ярославича, изгнанный из Чернигова племянником кн. Всеволодом Ольговичем. В потомстве Ярослава Святославича Муром продолжал оставаться старшим столом, но в 3-й четв. XII в., когда рязанский стол занимал наиболее деятельный из внуков Ярослава Глеб Ростиславич, Рязань стала, видимо, главным городом земли. Глеб, женатый на внучке Юрия Долгорукого, активно вмешался в наследственную борьбу во Владимиро-Суздальском княжестве после смерти Андрея Боголюбского, в результате чего в 1177 г. попал в плен к Всеволоду Большое Гнездо и через год умер в заключении. Рязанский кн. Роман Глебович был вынужден присягнуть на верность Всеволоду, и с тех пор владимирские князья обладали верховной властью над Муромо-Рязанской землей, к-рую не могли поколебать эпизодические попытки союза с др. могущественным соседом — Черниговом. Так, в 80-х гг. XII в. Всеволод Большое Гнездо выступал третейским судьей в столкновениях Романа с младшими Глебовичами, имевшими княжение в Пронске, а в 1207 г., заподозрив Романа и Святослава Глебовичей в сношениях с Черниговом, велел схватить их и судить. Благодаря деятельности местных князей, поддерживаемых Всеволодом Большое Гнездо, в кон. XII в. в Муромо-Рязанской земле была учреждена самостоятельная епархия (см. Рязанская и Касимовская епархия), началось интенсивное каменное строительство.

 

 

Турово-Пинское и Городенское княжества

 

Статус Муромо-Рязанской земли в политической системе Древнерусского гос-ва сходен с положением др. относительно небольших княжеств, к-рые, с одной стороны, закрепились за собственными отдельными династиями, а с другой — не располагали достаточным военным и экономическим потенциалом, чтобы вести самостоятельную политику, и оказывались под верховной властью более сильных князей. К числу таких политических образований принадлежали Турово-Пинское и Городенское княжества. Стол в Городне (совр. Гродно) в В. Понеманье был создан еще киевским кн. Владимиром Мономахом, вероятно ок. 1117 г., когда упоминается 1-й городенский кн. Всеволодко, которого едва ли справедливо принято считать сыном Давида Игоревича, внука Ярослава Мудрого. Городенское княжество оставалось за потомками Всеволодка в течение XII в. и, очевидно, позднее; в него входили также, как можно думать, Волковыск и Новогородок (совр. Новогрудок). В Турове, считавшемся частью киевского княжения, с сер. XII в. прочно осел кн. Георгий Ярославич, внук киевского кн. Святополка Изяславича. И в дальнейшем Туров, Пинск и низовья Горыни (Дубровицкая волость) были владениями его потомства. В течение 2-й пол. XII в. Турово-Пинское и Городенское княжества были под верховной властью киевских князей, но в 1-й трети XIII в. вслед за Берестейской волостью, изначально связанной с Туровом, они оказались втянуты в орбиту Волыни. В церковном отношении турово-пинские и городенские земли входили в состав учрежденной скорее всего при Ярославе Мудром (возможно, ок. 1088) Туровской епархии (см. Туровская и Мозырская епархия).

 

Сходным было положение Переяславского княжества, располагавшегося на левом берегу Днепра, к югу от Остра (левого притока Десны), с тем, однако, отличием, что здесь во 2-й пол. XII в. не смогла образоваться собственная княжеская династия. Глеб Юрьевич после ухода в Киев передал в 1169 г. Переяславль своему сыну Владимиру, к-рый удерживал его (с кратким перерывом) до смерти в 1187 г. В дальнейшем переяславский стол замещался то киевскими князьями, то ближайшими родственниками или сыновьями Всеволода Большое Гнездо. Данные за 1-ю треть XIII в. отрывочны; похоже, что после 1213 г. до сер. 50-х гг. XIII в. Переяславль пребывал под верховной властью вел. князя Владимирского. Переяславское княжество играло ключевую роль в обороне юж. рубежей Руси от половцев.

 

 

Черниговская земля

 

была одной из важнейших частей Д. Р. Территориальную основу ее составляли земли, полученные в 1054 г. сыном Ярослава Мудрого Святославом. Они простирались на восток от Днепра, включая все Подесенье, вплоть до Ср. Поочья с Муромом. Лишенные, как видно, на Любечском съезде 1097 г. права участвовать в наследовании киевского стола, черниговские Святославичи (Давид, Олег и Ярослав), видимо, именно тогда получили в качестве компенсации Курское Посемье (отделенное от Переяславля), а также уступленные Киевом дреговичские земли к северу от Припяти с городами Клеческ, Случеск и Рогачёв. Эти области были утрачены Черниговом в 1127 г.- цена невмешательства киевского кн. Мстислава Великого в конфликт между захватившим черниговский стол Всеволодом Ольговичем и его дядей Ярославом Святославичем; но вскоре и Курск (в 1136), и упомянутые дреговичские волости (в сер. XII в.) вновь вошли в состав Черниговской земли. Несмотря на то что после захвата Всеволодом Ольговичем Киева в 1139 г. черниговские князья не раз успешно вмешивались в борьбу за него, они, как правило, не стремились к получению столов вне Черниговской земли, что говорит об известной замкнутости их династического сознания, сформировавшегося в 1-м поколении Святославичей.

 

Разделение Черниговской земли между Святославичами (старшему, Давиду, достался Чернигов, Олегу — среднее Подесенье с городами Стародуб, Сновск и Новгород-Северский, младшему, Ярославу,- Муром) положило начало развитию самостоятельных волостей. Главнейшими из них в сер.- 2-й пол. XII в. были волости Гомий (совр. Гомель) на нижнем Соже, Новгород-Северский, Стародуб, Вщиж в Подесенье, Курск, Рыльск и Путивль в Посемье. Вятичское Поочье долго оставалось периферийным лесным краем, где еще на рубеже XI и XII вв. сохранялись племенные князья; сведения об удельном столе здесь (в Козельске) впервые появляются в нач. XIII в. Давидовичи достаточно быстро сошли с исторической арены. Вовлеченность Изяслава Давидовича в борьбу за Киев на рубеже 50-х и 60-х гг. XII в. окончилась тем, что вся Черниговская земля оказалась во власти Святослава Ольговича и его племянника Святослава Всеволодовича, а единственный внук Давида Святослав Владимирович умер в 1167 г. на вщижском столе. После смерти в 1164 г. черниговского кн. Святослава Ольговича черниговский стол наследовался по генеалогическому старшинству: от его племянников Святослава (1164-1176; в 1176 Святослав стал киевским князем) и Ярослава Всеволодовичей (1176-1198) к его сыну Игорю (1198-1202), герою неудачного похода против половцев в 1185 г., воспетого в «Слове о полку Игореве». Вслед. этого черниговское княжение уже в следующем поколении Ольговичей, в 1-й четв. XIII в., сосредоточилось в руках сыновей Святослава Всеволодовича (Всеволода Чермного, Олега, Глеба, Мстислава), а затем его внуков (св. кн. Михаила Всеволодовича и Мстислава Глебовича). Потомство Святослава Ольговича было вынуждено в общем (исключая краткое княжение в Чернигове Игоря Святославича) довольствоваться Новгородом-Северским, Путивлем, Курском и Рыльском. Сыновья Игоря, по матери приходившиеся внуками галицкому кн. Ярославу Осмомыслу, оказались в нач. XIII в., после смерти в 1199 г. бездетного галицкого кн. Владимира Ярославича, втянуты в политическую борьбу в Галицкой земле, но закрепиться на галицких столах (за исключением Каменца) не смогли: трое из них в 1211 г., когда Галич в очередной раз захватили венгры, были повешены по настоянию их противников из числа влиятельного галицкого боярства (случай для Руси исключительный).

 

 

Смоленская земля

 

Во 2-й пол. XI — 1-й трети XII в. Смоленск, как и Волынь, считался принадлежавшей Киеву волостью. С 1078 г., начала киевского княжения Всеволода Ярославича, Смоленск закрепился (исключая короткий перерыв в 90-х гг. XI в.) за Владимиром Мономахом, в 1125 г. достался внуку последнего св. кн. Ростиславу Мстиславичу, с княжением к-рого в 1125-1159 гг. связаны политическое обособление Смоленска от Киева, возникновение в его владениях Смоленской епархии (см. Смоленская и Калининградская епархия) и окончательное территориальное оформление Смоленской земли, простиравшейся от верховьев Сожа и Днепра на юге до междуречья Зап. Двины и Ловати (Торопецкой волости) на севере, захватывая на востоке «вятичский клин» между верховьями Москвы-реки и Окой. Т. о., ядром Смоленской земли являлась область волоков между Ловатью, Зап. Двиной и Днепром — ключевой участок на «пути из варяг в греки». О территории и податных центрах Смоленской земли в 1-й пол. XII в. наглядное представление дает уникальный документ — Устав кн. Ростислава Смоленской епископии 1136 г.

 

Ростислав не принимал активного участия в борьбе за Киев, развернувшейся между его старшим братом Изяславом и Юрием Долгоруким в 1149-1154 гг., но через 2 года по смерти Юрия, в 1159 г., став генеалогически старейшим среди Мономашичей, ушел в Киев, оставив в Смоленске старшего сына Романа. Др. Ростиславичи (Рюрик, Давид, Мстислав; Святослав Ростиславич в это время держал Новгород) в киевское княжение их отца получили столы в Киевской земле, к-рые удержали и после смерти Ростислава в 1167 г. Сложился устойчивый и монолитный комплекс владений князей смоленского дома к западу и северо-западу от Киева со столами в Белгороде, Вышгороде, Торческе и Овруче. Его стабильность объяснялась, очевидно, тем, что старшие Ростиславичи, а позже и их потомство, если не занимали киевский стол, то всегда были одними из главных претендентов на него. Склонность Ростиславичей к занятию столов вне Смоленской земли, столь отличавшая их от представителей др. ветвей древнерус. княжеского рода, проявилась и во временном владении во 2-й пол. XII в. пограничными со Смоленском полоцкими волостями — Друцком и Витебском. Спустя короткое время после смерти ок. 1210 г. киевского кн. Рюрика Ростиславича смоленские князья снова и надолго завладели киевским столом, на к-ром в 1214-1223 гг. сидел внук Ростислава кн. Мстислав (Борис) Романович Старый, а в 1223-1235 гг.- двоюродный брат последнего кн. Владимир (Димитрий) Рюрикович. Это был период наивысшего могущества Смоленска. Не позднее 20-х гг. XIII в. под его сюзеренитетом оказался стольный Полоцк, а в киевское княжение Мстислава Романовича еще и Новгород.

 

Вслед. сказанного в Смоленской земле в отличие от др. земель Д. Р. (за исключением Новгорода) практически не прослеживается образование политически обособленных волостей. Эпизодически был занят только княжеский стол в Торопце. Даже будучи уже князем смоленским (1180-1197), Давид Ростиславич посадил своего выведенного в 1187 г. из Новгорода сына кн. Мстислава не в Смоленской земле, а в киевском Вышгороде. По косвенным данным можно предполагать, что все Ростиславичи располагали какими-то владениями в Смоленской земле (так, в 1172 Рюрик выделил новорожденному сыну Ростиславу смоленский г. Лучин), но княжить предпочитали за ее пределами. Эта тенденция сказалась и на наследовании самого смоленского стола. Дважды, в 1171 и 1174 гг., уходя в Киев, Роман Ростиславич передавал его не следующему по старшинству брату, а своему сыну Ярополку, и только возмущенное смоленское вече во 2-й раз настояло на замене Ярополка младшим из Ростиславичей — Мстиславом Храбрым (к-рый, впрочем, вынужден был уступить Смоленск оставившему в 1176 киевский стол Роману). В дальнейшем Смоленск наследовался уже по традиц. отчинному старшинству среди ближайших потомков Романа († 1180) и Давида († 1197), из числа к-рых последние окончательно закрепились здесь во 2-й пол. XIII в.

 

 

Владимиро-Суздальская земля

 

(см. также ст. Владимирское великое княжество) сложилась на основе Ростовской отчины Владимира Мономаха. Последняя на рубеже XI и XII вв. обнимала земли Волго-Клязьминского междуречья с городами Ростовом, Суздалем и Ярославлем, а также расположенное севернее Белоозеро. Ок. 1110/15 г. она досталась одному из младших Мономашичей (старшему сыну от 2-го брака Владимира) — Юрию Долгорукому, в течение почти полувекового правления к-рого и оформилась в качестве самостоятельной земли. Быстрый подъем Ростово-Суздальского края при Юрии был следствием удобного расположения этих земель: благодаря Волге они были непосредственно причастны к торговле с богатым Востоком, плодородное Суздальское ополье служило надежным аграрным базисом, а вятичские леса преграждали путь половецким набегам. Юрий сделал своим стольным городом Суздаль (видимо, как и его преемники, тяготясь опекой старого ростовского боярства) и расширил территорию княжества за счет освоения тверского Поволжья и бассейна Москвы-реки, начав также продвижение ростово-суздальских даней за Волгу, в буд. Галичско-Костромской край.

 

Вступив в 1149 г. в борьбу за Киев, Юрий предпринял шаги, весьма напоминавшие чуть более позднюю практику смоленского кн. Ростислава Мстиславича: он начал раздавать сыновьям волости на юге Руси, прежде всего в Киевской земле (Андрею — Вышгород, Борису — Белгород, Ростиславу, а затем Глебу — Переяславль, Васильку — Поросье с Торческом), но ни один из них, кроме переяславского кн. Глеба Юрьевича, впосл. там не удержался. Более того, Андрей в 1155 г. самовольно покинул Вышгород и вернулся в свою вотчину на родине (вероятно, Владимир), предвосхитив основную тенденцию будущей киевской политики владимиро-суздальских князей. Именно желая обеспечить своему потомству решающее влияние в Киевской земле, Юрий завещал суздальский стол младшим сыновьям от 2-го брака — Михалку (Михаилу) и Всеволоду. Но его планы разбились о своеволие ростовского и суздальского веча, пригласившего на княжение кн. Андрея Боголюбского (1157-1174). Андрей расправился с княжеской оппозицией, отправив на время в изгнание троих младших братьев (Василька, Михалка, Всеволода) и племянников — сыновей старшего брата Ростислава, умершего еще при жизни Юрия Долгорукого, а также часть старшей дружины отца. Получив княжение благодаря вечу, Андрей не терпел никакой зависимости от него и потому сделал главным столом Владимир, из-за чего возник глубокий конфликт между старыми Ростовом и Суздалем и новым Владимиром, резко обнаружившийся после убийства кн. Андрея в 1174 г. Ростовцы и суздальцы призвали на стол Мстислава и Ярополка, сыновей Ростислава Юрьевича, тогда как владимирцы стояли за младших Юрьевичей — Михалка и Всеволода. Противоборство закончилось в пользу последних, и на владимирском столе (после скорой смерти Михалка) надолго вокняжился Всеволод Большое Гнездо (1176-1212). После затяжного междоусобия Всеволодовичей в 1212-1216 гг., в к-рое оказался втянут и Новгород, и скорой смерти победившего св. кн. Константина Всеволодовича снова наступила полоса длительной стабильности в правление его младшего брата св. кн. Георгия (Юрия) Всеволодовича (1212-1216 и 1218-1238), при к-ром в 1214/15 г. в пределах его владений была образована Суздальская и Владимирская епархия (см. Владимирская и Суздальская епархия).

 

Правление Всеволода Юрьевича Большое Гнездо стало эпохой политического и экономического расцвета Владимиро-Суздальской земли, князь к-рой был авторитетом для всей Руси. В то же время если Андрей Боголюбский, оставаясь во Владимире, еще пытался диктовать свою волю южнорус. князьям, то Всеволод уже предпочитал ограничиваться простым признанием с их стороны своего старейшинства. Такая политика Юрьевичей имела 2 важных следствия. Первым стало наиболее резкое (сравнительно с др. землями) обособление Владимиро-Суздальской земли внутри Древнерусского гос-ва, выразившееся, в частности, в попытках Андрея, пусть и неудавшихся, учредить в 60-х гг. XII в. во Владимире отдельную от Киева митрополию (после смерти в 1167 киевского кн. Ростислава Мстиславича Андрей стал генеалогически старейшим и планы создания Владимирской митрополии были оставлены). 2-м следствием было интенсивное образование владений многочисленных Всеволодовичей и их потомков. Накануне монгольского нашествия таких удельных столов было уже не менее 5 (Ростов, Ярославль, Углич, Переяславль Залесский, Юрьев Польской), притом что основная территория оставалась в руках вел. князя Владимирского. Эти владения быстро превращались в отчины (Ростов стал отчиной потомков кн. Василька Константиновича, старшего внука Всеволода, Переяславль — отчиной потомков Ярослава (Феодора) Всеволодовича и т. д.). В дальнейшем это дробление быстро прогрессировало.

 

При сдержанном интересе к делам на юге Д. Р. владимиро-суздальские князья, преследуя, вероятно, стратегическую цель обеспечить свои интересы в международной торговле, направляли большие усилия на контроль над Новгородом и на борьбу с Волжской Булгарией. Уже к посл. четв. XII в. оформилось совладение Владимира и Новгорода в ключевом пункте на юге Новгородской земли — Торжке, что давало Владимиру мощный рычаг влияния на Новгород, т. к. именно через Торжок шел с юга столь необходимый для Новгорода хлеб. Против Волжской Булгарии были направлены походы: в 1120 г. при Юрии Долгоруком (после чего был заключен мирный договор, соблюдавшийся, насколько можно судить, почти до конца правления Юрия), в 1164 и зимой 1171/72 г. при Андрее Боголюбском, грандиозный поход 1183 г. при Всеволоде Большое Гнездо (также завершившийся долгосрочным мирным договором), в 1220 г. при Юрии Всеволодовиче. Эти военные действия сопровождались расширением территории Владимиро-Суздальского княжества вниз по Волге (не позднее 60-х гг. XII в. был основан Городец Радилов, в 1221 — Н. Новгород), а также приведением в вассальную зависимость мордов. племен, ранее подчинявшихся булгарам.

 

 

Новгородская земля

 

занимала особое место среди земель-княжений Д. Р. До кон. XI в. новгородский стол замещался князьями и посадниками, к-рые назначались из Киева, и, следов., Новгород был в политическом подчинении у киевских князей. Однако, видимо, уже ок. 1090 г. в Новгороде появился посадник из местного боярства, с к-рым князю пришлось так или иначе делить власть. Институт посадничества укрепился при вступлении в 1117 г. на новгородский стол Мономахова внука св. кн. Всеволода Мстиславича, к-рый, как есть основания полагать, впервые был вынужден обусловить свое вокняжение договором с Новгородом. В 1136 г. новгородцы изгнали Всеволода, мотивируя это в т. ч. и нарушением договора со стороны князя, и с тех пор избрание новгородского князя окончательно стало прерогативой городского веча. Одновременно выборными сделались и Новгородские епископы, затем ехавшие для поставления в Киев к митрополиту. Новгородская «вольность в князьях» не была безграничной. Политические и экономические интересы заставляли Новгород искать себе место в общерус. политике, лавируя между сильнейшими князьями и именно от них в зависимости от ситуации стараясь получить себе князя: либо от владимиро-суздальских Юрьевичей, либо от смоленских Ростиславичей, либо (реже) от черниговских Ольговичей.

 

Во 2-й пол. XII — 1-й четв. XIII в. структура управления Новгородом приобрела тот вид, к-рый в целом сохранялся впосл. в пору независимости: наряду с князем, компетенция к-рого ограничивалась военными вопросами и совместным с посадником судом и владельческие права к-рого были существенно стеснены, вече выбирало посадника и архиепископа, с кон. XII в.- тысяцкого. Влиятельным слоем было купечество, организованное в самоуправлявшиеся корпорации во главе со старостами. Такое влияние купечества объяснялось в первую очередь активным участием Новгорода в международной торговле на Балтике. Новгородские торговые ладьи ходили в дат., норвеж., швед., нем. порты. В Новгороде действовали подворья готландского (Готский двор; видимо, с рубежа XI и XII вв.) и нем. купечества (Немецкий двор; скорее всего с кон. XII в.), на территории к-рых существовали католич. церкви (также было в Киеве и Смоленске). Эта международная торговля регулировалась особыми договорами, древнейший из которых (из числа сохранившихся) датируется, вероятнее всего 1191/92 г. Кроме обычного для крупных древнерус. городов деления на 10 сотен Новгород делился на 5 концов. Такая же адм. организация была свойственна и Новгородской земле в целом, к-рая помимо сотен подразделялась также на 5 пятин. Соотношение между сотенной и кончанско-пятинной структурами остается спорным.

 

Общегос. вопросы часто решались на вече, в к-ром наряду с новгородцами принимали участие представители др. городов Новгородской земли — Пскова, Ладоги, Русы, что отражало территориальный размах Новгородчины XI в.- от Пскова до бассейна Мсты, от Приладожья до Ловати. Уже в XI в. началось проникновение новгородских даней на северо-восток — в район Онежского оз. и Подвинья (Заволочье). Не позднее 1-й четв. XII в. эти земли были плотно охвачены системой новгородских погостов, о чем дает отчетливое представление Устав кн. Святослава Новгородской епископии 1137 г. Подвижную границу новгородских владений на западе и севере определить трудно, так же как нелегко отделить территории новгородских данников от земель, непосредственно включенных в политическую структуру Новгородской земли. В 1-й пол. XI в. власть Новгорода установилась в области эстов к западу от Чудского оз., где в 1030 г. Ярослав Мудрый основал г. Юрьев Ливонский (совр. Тарту), но эти владения были утрачены после начала в 90-х гг. XII в. экспансии Ливонского ордена и Дании в Вост. Прибалтику, хотя и впосл. выступления эстов против ливонского и дат. господства часто пользовались военной поддержкой Новгорода. Вероятно, одновременно с землями эстов были освоены области води и ижоры на юж. берегу Финского зал., а также карел вокруг Ладожского оз. Позднее данническая зависимость от Новгорода распространилась на фин. племена еми на сев. побережье Финского зал., не позднее рубежа XII и XIII вв.- на финнов Терского берега (беломорское побережье Кольского п-ова). Земли еми были потеряны для Новгорода в сер. XII в., когда их захватила Швеция. Новгородско-швед. конфликт был длительным, принимая порой форму дальних походов: шведов на Ладогу в 1164 г., подвластных Новгороду карел на столицу Швеции Сигтуну (к-рая была взята и разграблена) в 1187 г.

 

 

Распад Киевской Руси

 

Первым от Киева обособилось Полоцкое княжество — это произошло уже в начале XI века. Сконцентрировав все остальные русские земли под своей властью лишь через 21 год после смерти своего отца, Ярослав Мудрый, умирая в 1054 году, разделил их между пятью пережившими его сыновьями. После смерти двух младших из них все земли оказались под властью троих старших: Изяслава Киевского, Святослава Черниговского и Всеволода Переяславского («триумвират Ярославичей»).

 

С 1061 года (сразу после разгрома торков русскими князьями в степях) начались набеги половцев, пришедших на смену откочевавшим на Балканы печенегам. В ходе долгих русско-половецких войн южные князья длительное время не могли справиться с противниками, предприняв целый ряд неудачных походов и понеся чувствительные поражения (битва на реке Альте (1068), битва на реке Стугне (1093).

 

После смерти Святослава в 1076 году киевские князья предприняли попытку лишить его сыновей черниговского наследства, и те прибегли к помощи половцев, хотя впервые половцы были использованы в усобицах Владимиром Мономахом (против Всеслава Полоцкого). В этой борьбе погибли Изяслав Киевский (1078) и сын Владимира Мономаха Изяслав (1096). На Любечском съезде (1097), призванном прекратить междоусобицы и объединить князей для защиты от половцев, был провозглашён принцип: «Каждый да держит отчину свою». Таким образом, при сохранении лествичного права, в случае смерти одного из князей перемещение наследников было ограничено их вотчиной. Это открыло путь к политической раздробленности (феодальной раздробленности), так как в каждой земле утверждалась отдельная династия, а великий князь Киевский становился первым среди равных, теряя роль сюзерена. Однако это также позволило прекратить усобицы и объединить силы для борьбы с половцами, которая была перенесена вглубь степей. Кроме того, заключались договоры с союзными кочевниками — «чёрными клобуками» (торками, берендеями и печенегами, изгнанными половцами из степей и поселившимися на южнорусских границах).

 

Во второй четверти XII века Киевская Русь распалась на самостоятельные княжества. Хронологическим началом раздробленности современная историографическая традиция считает 1132 год, когда после смерти Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха, власть киевского князя перестали признавать Полоцк (1132) и Новгород (1136), а сам титул стал объектом борьбы между различными династическими и территориальными объединениями Рюриковичей. Летописец под 1134 годом в связи с расколом в среде Мономаховичей записал «разодралась вся земля Русская». Начавшиеся междоусобицы не касались самого великого княжения, но после смерти Ярополка Владимировича (1139) следующий Мономахович Вячеслав был изгнан из Киева Всеволодом Ольговичем Черниговским.

 

На протяжении XII—XIII столетий часть населения южнорусских княжеств из-за постоянной угрозы, исходившей из степи, а также из-за непрекращавшихся княжеских усобиц за Киевскую землю переселялась на север, в более спокойную Ростово-Суздальскую землю, называвшуюся также Залесьем или Опольем. Пополнив ряды славян первой, кривицко-новгородской миграционной волны X века, переселенцы с многолюдного юга быстро составили большинство на этой земле и ассимилировали редкое финно-угорское население. О массивной русской миграции на протяжении XII века свидетельствуют летописи и археологические раскопки. Именно на этот период приходится основание и быстрый рост многочисленных городов Ростово-Суздальской земли (Владимир, Москва, Переяславль-Залесский, Юрьев-Опольский, Дмитров, Звенигород, Стародуб-на-Клязьме, Ярополч-Залесский, Галич и др.), названия которых нередко повторяли названия городов происхождения переселенцев. Ослабление Южной Руси также связывают с успехом первых крестовых походов и изменением основных торговых путей.

 

В ходе двух крупных междоусобных войн середины XII века Киевское княжество утратило Волынь (1154), Переяславль (1157) и Туров (1162). В 1169 году внук Владимира Мономаха, владимиро-суздальский князь Андрей Боголюбский послал на юг войско во главе со своим сыном Мстиславом, которое захватило Киев. Впервые город был жестоко разграблен, были сожжены киевские храмы, жители уводились в плен. На киевское княжение был посажен младший брат Андрея. И хотя вскоре, после неудачных походов на Новгород (1170 год) и Вышгород (1173 год) влияние владимирского князя в других землях временно упало, Киев начал постепенно терять, а Владимир — приобретать политические атрибуты общерусского центра. В XII веке кроме киевского князя титул великого стали носить также владимирские князья, а в XIII веке эпизодически также князья галицкий, черниговский и рязанский.

 

Киев, в отличие от большинства остальных княжеств, не стал достоянием какой-либо одной династии, а служил постоянным яблоком раздора для всех сильных князей. В 1203 году он был вторично разграблен смоленским князем Рюриком Ростиславичем, боровшимся против галицко-волынского князя Романа Мстиславича. В битве на реке Калке (1223), в которой участвовали практически все южнорусские князья, произошло первое столкновение Руси с монголами. Ослабление южнорусских княжеств усилило натиск со стороны венгерских и литовских феодалов, но одновременно способствовало усилению влияния владимирских князей в Чернигове (1226), Новгороде (1231), Киеве (в 1236 году Ярослав Всеволодович на два года занял Киев, при этом его старший брат Юрий остался княжить во Владимире) и Смоленске (1236—1239). В ходе монгольского нашествия на Русь, начавшегося в 1237 году, в декабре 1240 года Киев был обращён в руины. Его получили владимирские князья Ярослав Всеволодович, признанный монголами старейшим на Русских землях, а позднее его сын Александр Невский. Они, однако, не стали переезжать в Киев, оставшись в отчинном Владимире. В 1299 году туда же перенёс свою резиденцию киевский митрополит. В некоторых церковных и литературных источниках — например, в высказываниях константинопольского патриарха и Витовта в конце XIV века, — Киев продолжал рассматриваться как столичный город и в более позднее время, однако к этому моменту он уже был провинциальным городом Великого княжества Литовского. С 1254 года галицкие князья носили титул «Король Руси». Титул «великих князей всея Руси» с начала XIV века стали носить владимирские князья.

 

В советской историографии понятие «Киевскую Русь» распространяли как до середины XII века, так и для более широкого периода середины XII — середины XIII веков, когда Киев оставался центром страны и управление Русью осуществлялось единым княжеским родом на принципах «коллективного сюзеренитета». Оба подхода сохраняют актуальность и в настоящее время.

 

Дореволюционные историки, начиная с Н. М. Карамзина, придерживались идеи о переносе политического центра Руси в 1169 году из Киева во Владимир, восходящей к трудам московских книжников, или во Владимир (Волынь) и Галич. В современной историографии нет единства мнений на этот счёт. Часть историков считает, что эти идеи не находят подтверждения в источниках. В частности, некоторые из них указывают на такой признак политической слабости Суздальской земли, как малое количество укреплённых поселений по сравнению с другими землями Руси. Другие историки, наоборот, находят в источниках подтверждение тому, что политический центр русской цивилизации переместился из Киева сначала в Ростов и Суздаль, а позднее во Владимир-на-Клязьме.

 

 


Понравился пост? Поддержи Сайт - Поделись Друзьями, Жми Нравится







Смотрите Другие Темы на Нашем Сайте