Мавро Орбини — Славянское Царство. Читать онлайн бесплатно. Часть 2





Мавро (Мауро) Орбини (Орбинич) (итал. Mauro Orbini, серб. Мавро Орбин/Mavro Orbin) (1550 — 1614, Рагуза (Дубровник)) — югославянский (далматинский) священник (Дубровницкая республика), родоначальник югославянской исторической науки, выразитель идеи единства славянского мира.

Мавро Орбини - Славянское Царство

Читать 1 часть — Мавро Орбини — Славянское Царство. Читать онлайн бесплатно. Часть 1

Когда весть о случившемся достигла Рима, римляне немедленно стали готовиться к войне — набирать легионы, снаряжать флот, — словом, делать все, чтобы достойно отомстить за такую жестокость.

Царица же с наступлением весны послала в Грецию новый флот, гораздо больше прежнего. Одни из судов пошли к Корфу, другие зашли в гавань Диррахия, делая вид, что хотят пополнить запасы пищи и воды, а на самом деле замышляя захватить город. Ни о чем не подозревающие жители Дир- рахия позволили им без оружия войти в город, думая, что те в самом деле нуждались в воде и пище. Оказавшись внутри города, иллирийцы выхватили мечи, спрятанные в сосудах для воды, и, перебив охрану ворот, овладели ими. Когда по данному сигналу с берега подоспели и остальные, иллирийцы смогли овладеть большей частью городских стен. Горожане, несмотря на замешательство от внезапного нападения, стали доблестно и отважно защищаться, пока, в конце концов, не вынудили иллирийцев оставить стены. Таким образом, горожане, едва не лишившись по беспечности жизни и собственных домов, благодаря своему мужеству сумели спастись и стали впредь осмотрительнее. Между тем начальники иллирийцев, поспешно отчалив от берега, вышли в открытое море и нагнали тех, кто, как мы сказали выше, шел к Корфу. Соединившись, они ускорили ход и, подойдя к городу, осадили его. Жители Корфу, застигнутые нежданной бедой, не надеясь на собственные силы, отправили послов к ахейцам и этолийцам. Помимо этого, они обратились за помощью к жителям Аполлонии и Диррахия, прося не допустить, чтобы варвары лишили их родины.

Те откликнулись на просьбу жителей Корфу и предоставили десять ахейских катафрактов, которые через несколько дней отправились в направлении Корфу в надежде тотчас после прибытия освободить их от варварской осады. Однако иллирийцы, получив от вступивших с ними в союз акарна- нов семь катафрактов, выступили против ахейцев и, встретив их у островов, называемых Паксы, вступили в сражение. Акарнаны и сражавшиеся против них ахейские корабли вели равную борьбу и в стычках не терпели повреждений, не считая ранений среди находившихся на них воинов. Иллирийцы же, соединив свои корабли по четыре вместе, теснили неприятеля и, окружая его со всех сторон, лишали маневра. После этого они яростно бросались в атаку и одерживали верх благодаря своему численному превосходству. Действуя таким образом, иллирийцы захватили четыре ахейские квад- риремы, а одну квинкверему со всей командой пустили ко дну. Среди погибших на последней был пользовавшийся огромным авторитетом у ахейцев каринец Марг (Marco Carinco), всю жизнь верно служивший своей родине. Те, что сражались с акарнанами, едва услышав о победе иллирийцев и полагаясь на быстроходность своих кораблей, развернулись и, покинув место боя, благополучно возвратились домой.

Весь сонм иллирийцев, воодушевленных победой, теперь, когда препятствие было устранено, с еще большим напором принялся осаждать город. Жители Корфу, потеряв всякую надежду на спасение, в течение некоторого времени держались, но, в конце концов, сдались иллирийцам, допустив в город их гарнизон во главе с Деметрием Фарским (Fario). После этого военачальники иллирийцев, вновь подступив к Диррахию, возобновили осаду города.

В это же время на место консулов Кв. Фабия Максима (второе консульство) и П. Карвилия (Carualio) Максима были избраны Гней Фульвий и Авл Постумий Центумал, и они во главе соответственно флота из двухсот судов и сухопутного войска выступили из Рима. Фульвий направился к Корфу, думая, что его осада еще продолжается. Узнав, что опоздал (иллирийцы уже овладели городом), он все же решил идти к острову, во–первых, чтобы узнать, что произошло, а во–вторых, чтобы проверить верность того, что он узнал о Деметрии. Дело в том, что Деметрий, прознав о том, что был оклеветан завистниками перед царицей, и опасаясь ее гнева, отправил в Рим посланца, обещая римлянам передать им город и все, что было в его власти. Итак [когда он подошел к острову,] жители Корфу, обрадованные приходом римлян, при попустительстве Деметрия передали им и находившийся в городе иллирийский гарнизон и сам город, а после этого и сами отдались под их покровительство, полагая обезопасить себя этим от посягательств иллирийцев. Римляне, заключив дружественный союз с жителями Корфу, отплыли к Аполлонии, взяв Деметрия в качестве провожатого. В это же время Авл Постумий переправлял из Бриндизи сухопутное войско, состоявшее примерно из двадцати тысяч пехоты и двух тысяч конницы. Оба войска одновременно подошли к Аполлонии и, взяв город под свое покровительство, немедленно отплыли в Диррахий, так как узнали о его осаде.

Иллирийцы, узнав о приходе римлян, в страхе сняли осаду и бежали. Римляне же, заключив дружественный союз и с жителями Диррахия, отплыли к другим городам, расположенным в глубине Иллирика, покоряя многие земли на своем пути.

Тем временем к римлянам прибыли послы из Парфинии (Patermia), с просьбой принять их со своим городом под римское покровительство. Удовлетворив их просьбу, а равно и просьбу посланцев от атинтанов, римляне направились к Иссе, так как узнали, что и этот город был осажден иллирийцами. Прогнав осаждавших, они овладели городом. Таким же образом римляне захватили еще немало городов в Иллирике, потеряв (prenderono) при этом не только множество солдат, но и несколько трибунов и квестора. Кроме этого, римляне захватили двадцать кораблей иллирийцев, перевозивших провиант. Несколько человек из числа осаждавших Иссу, уроженцев Хвара (Lesina), были спасены по заступничеству Деметрия, остальные же после разгрома укрылись в Нароне (Narona). Царица Тевка с небольшой свитой отступила в Ризан, хорошо укрепленную и удаленную от моря крепость (terra) на берегу одноименной реки Ризан. После этого римляне, передав Деметрию немалое число иллирийских городов, со всем сухопутным войском и флотом вернулись в Диррахий. Гней Фульвий с большей частью морского и сухопутного войска отбыл в Рим, а Постумий, оснастив сорок кораблей и набрав войско из жителей близлежащих городов, остался в Диррахии для охраны ардиеев (Archiensi) и всех остальных, отдавшихся под покровительство римлян.

С наступлением весны Тевка отправила к римлянам послов с предложением заключить договор. Римляне ответили, что Корфу, Хвар, Вис, Драч и, наконец, вся Атинтания (gli Atintani) перешли под их власть, поэтому они согласятся на то, чтобы сын Агрона Пиней властвовал над остальной частью царства своего отца и считался другом и союзником римского народа, если он откажется от вышеназванных владений, и иллирийцы не будут подходить к Вису иначе, как на двух легких судах без вооружения. Все эти условия упомянутыми послами были приняты.

Таковы были первые войны и первые договоры римлян с иллирийцами. После того как римляне заключили мир с Тевкой и передали многие города Иллирика Деметрию Фарскому, консулы пожелали, чтобы Деметрий за свои заслуги перед Римской республикой принял титул иллирийского царя; однако Деметрий, то ли из‑за предчувствия, что римляне лишат его власти, то ли, как говорят некоторые, из‑за своего беспокойного характера (как пишет Полибий (III), будучи с детства привыкшим к соперничеству, он был жесток духом и крепок телом), без всякого почтения к римлянам и их союзникам начал вести повсюду опустошительные войны. Сражавшиеся под его началом иллирийцы отличались такой свирепостью, что (будучи врагами всем) внушали всеобщий ужас. Как рассказывает Полибий (II), куда бы ни направлялся Деметрий, он подобно урагану все сметал на своем пути. И прежде Деметрий проявлял смелость и доблесть, чем заслужил большое уважение. А именно, когда македонский царь Антигон с большим риском вел ту памятную войну, во время которой между Эвой и Олимпом состоялось его сражение с лакедемонским царем Клеоменом (это была Союзническая война, однако Плутарх называет ее Клеоменовой), Деметрий, находясь со своими иллирийцами на самом опасном участке, с невероятной смелостью ринулся в атаку на высоты, занятые неприятелем, и принес Антигону победу. И позднее, когда Деметрий стал царем Иллирика, выйдя в море со своим [будущим] преемником Скердилаидом, как пишет в конце II книги Полибий — пока Скердилаид по его приказу с пятьюдесятью кораблями разорял Навпакт и Ахайю, сам [Деметрий] с таким же количеством кораблей опустошал Кикладские острова. В то время, когда Деметрий (как мы сказали) подобно урагану предавал все опустошению, римляне послали против него с большим войском консулов Павла Эмилия и Марка Лелия (как можно прочесть у Тита Ливия во 2–й книге III декады). Полибий, однако, в III книге нигде о Марке не упоминает, говоря только то, что против Деметрия был отправлен Павел Эмилий. Тот, после семидневной осады взяв приступом Дималу, называемую Страбоном (VII) Далмием (Dalmio) (от которого пошло название «далматы»), напал после этого на остров Фар. Деметрий, находившийся там с отборным войском из иллирийцев, потерпев поражение в битве, выигранной неприятелем благодаря скорее военной хитрости, чем отваге, бежал в Македонию.

Там он оказал такую большую помощь советами и участием в походах македонскому царю Филиппу, когда тот неоднократно предпринимал военные действия, главным образом против этолийцев, что, как пишет Полибий (V), завоевал себе большую часть славы в этих походах наряду с ахейским стратегом Аратом (Strato). Позже, при приступе по приказу Филиппа города мессенян, Деметрий был убит. Хотя Аппиан и пишет, что его убили римляне на острове Хвар (Lesina), однако, согласно Полибию (III), Титу Ливию (III декада, 2–я книга) и Сабеллико (V эннеада, 1–я книга), Деметрию после поражение от римлян на острове Хвар все же удалось спастись на лодках, которые были заранее приготовлены в трех местах острова, и бежать к македонскому царю Филиппу. Последний, как пишет Юс- тин в XXIX книге [своего труда] о знаменитых людях, позднее был побужден Деметрием начать войну с римлянами, которые под предводительством претора Л. Аниция Галла по случаю упомянутой войны напали также на Гентия, царя другой части Иллирика, двор которого находился в Скодре. Тот, присоединившись к македонцам, послал, как пишет Тит Ли- вий в 4–й книге V декады, восемьдесят легких судов (Lembi armati) для разорения полей Диррахия и Аполлонии. После нескольких стычек римляне одержали победу. Гентий со своими детьми и братом Каравантием был увезен в Рим и затем по распоряжению сената сослан в Сполето. Павел Эмилий почти сразу же после этого в течение одного дня ограбил семьдесят иллирийских городов, применив не силу, а хитрость и обман. Вот как это произошло. Как рассказывает Аппиан в «Событиях в Иллирии», он тайно отбыл в Рим и, поспешно возвратившись, от имени сената обещал населению этих городов прощение за все совершенные ими проступки при условии, что они выдадут все имеющееся у них золото и серебро. Когда они согласились на это, он отрядил в каждый из городов часть своего войска и приказал начальникам отрядов в заранее условленный день на рассвете разослать по всем улицам глашатаев с приказом для жителей в течение трех часов сдать все имеющееся у них золото и серебро. Что и было исполнено, после чего солдаты разграбили все оставшееся. Так в один день он ограбил семьдесят городов. Иллирийцы, однако, вскоре отомстили за эту обиду — поднявшиеся против римлян (в числе прочих) ардиеи (Ardei) и пиларии (Pilarij) напали на ту часть Иллирика, которая была в союзе с римлянами. Римляне отправили к ним послов с требованием прекратить нападения, но, когда те не подчинились, отправили против них войско, состоявшее из десяти тысяч пехоты и шестисот конницы. Когда и это не заставило ардиеев и пилариев подчиниться, против них с большим войском выступил Фульвий Флакк. Однако, как пишет Аппиан в «Событиях в Иллирике», эта война так и свелась к нескольким мелким стычкам, так как римляне не смогли довести ее до конца.

Автариаты (Autoriati), самый большой и самый храбрый народ в Иллирике, как сообщает Страбон (VII), непрерывно воевали с упомянутыми ардиеями из‑за соли, которая в пограничной с ними области образуется по весне из воды, падающей из некоего желоба. Если воду вычерпывать и отстаивать в течение пяти дней, то образуются кристаллы соли. [Автариаты] договорились [с ардиеями] пользоваться упомянутой солеварней по очереди, когда же те нарушали договор, [авториаты] начинали войну с ардиеями. Последних Плиний (III, 21) и Страбон (VII) называют вардеями, Дион Византийский — артеями, или аритеями. Некоторые (среди них Плиний) называют их разорителями Италии, поскольку они жили на побережье Далмации. Об этом упоминает Страбон, который в VII книге пишет: «Затем — река Нарон и живущие на ней даоризы, ардиеи и плереи (Plerei). Поблизости от последних лежит остров, называемый Черная Коркира, и город, основанный книдянами (Gnidij), а поблизости от ардиеев — Фар. Римляне оттеснили ардиеев в глубь материка подальше от побережья, так как они занимались морским разбоем. Страна эта, суровая и бесплодная, непригодна для сельского хозяйства, поэтому находится в запустении и почти не заселена». Так пишет Страбон. Я полагаю, что упомянутые плеарии (Pleari), или, как их называет Аппиан Александрийский, пиларии, суть не кто иные, как те, кого рагузинцы называют теперь «пелешанами» (Pilisciani) и которые живут на их земле, поскольку никто, кроме них, не живет так близко к Черной Коркире, называемой ныне Корчулой. Земля их крайне неплодородна, хотя, судя по развалинам, некогда и там были хорошие земли. Вардеи, или артеи, жили на побережье моря, которое рагузинцы называют Малым. Вдоль всего упомянутого побережья еще видны развалины нескольких городов, а напротив них совсем близко лежит остров Фар. Теперь на этих землях живут артаны, или аркианы (Archiani), а за ними — древние пиларии, в союзе с которыми, как мы уже сказали, они ходили по морю и разоряли побережье Италии. Как пишет Аппиан в «Событиях в Иллирии», они совершали набеги на автариатов по всему побережью и согнали их с этих земель. Римляне, не в силах выносить их наглость, неоднократно посылали против них большие войска и под конец одержали над ними верх, вынудив уйти жить в глубь материка. Как видно из карт Птолемея, они жили на реке Дрин. В первый раз римляне под началом претора Марка Коскония сразились с ними в 618 году от основания Рима. Через двадцать девят лет после этого консул Г. Порций Катон, согласно Евтропию (IV), потерпел от них постыдное поражение. И позднее римляне часто выступали против них под началом Л. Дидия (Didione), Лентула, Пизона, Корнелия, проконсула М. Минуция Руфа, Мессалы, Луция Сципиона и консула М. Ливия Друза. Все упомянутые полководцы вели войны с неукротимым племенем скор дисков.

Скордиски, хотя долгое время и были весьма могущественны, как пишет Страбон (VII), после частых и продолжительных войн с римлянами и своими соседями почти утратили свою силу. Они отличались крайней свирепостью. Как пишет Павел Орозий (V, 23), среди прочих внушающих содрогание примеров их жестокости, был такой: если у них не оказывалось под рукой чаши для питья, то они хватали раба, отрубали ему голову и, вынув из нее мозг, пили из окровавленного и покрытого волосами черепа. Как пишет Марцеллин (XXVII), Римская республика часто терпела ущерб от их необузданности, вступала с ними во многие жестокие битвы и под конец потеряла в войне с ними целую армию вместе с военачальником. Как пишет Страбон (VII), существовало два рода скор дисков — великие и малые. Великие скордиски жили между двумя реками, впадающими в Дунай, — Ноа- ром, или Савой, и Баргом (Bergo), называемым ныне Дравой. Малые скордиски жили за Дунаем. Джакомо Гастальди считает, что скордиски жили в стране, называемой ныне Рашка, а [Доменико] Марна Негри — что в тех землях, которыми теперь владеют боснийцы.

Иллирийские сегестаны воевали с Луцием Коттой, Метеллом, а также с Цезарем Августом, который во время атаки на их город Сетовию был ранен ударом камня в колено и много дней после этого лечился. То же самое произошло с ним и во время приступа яподского города Метула. Как пишет Дион (XLIX), когда римляне напали на упомянутый город Метул, яподы отбили много атак римлян, сожгли множество осадных машин и тяжело ранили самого Цезаря, когда он пытался ступить на [городскую] стену с деревянной башни. Как пишет Страбон (VII), яподы жили на Альбийской горе, последнем и очень высоком отроге Альп; с одной стороны они граничили с паннонцами и с Дунаем, с другой — с Адриатикой. Хотя они и отличались воинственным пылом, но в результате частых войн с римскими полководцами, в частности, с Семпронием Тудитаном, Тиберием Пандусой (Spandusio) и Цезарем Августом, их силы почти иссякли. Городами яподов были Метул, Арупины (Arupeno), Монеций и Вендон (Vendo). Земли, на которых они жили, были неплодородны, поэтому в основном они питались полбой (segala) и просом. Вооружение их было подобно кельтскому (Francese), облачением же походили на остальных иллирийцев и фракийцев. Плиний (II, 31) пишет, что за правосудием они обращались в Скардо- ну. Как полагают Вольфганг Лациус и Ортелий, ныне они называются ка- ринтийцами (Crantij) и являются подданными австрийских государей. Однако Иоганн Стадий в комментариях к Луцию Флору говорит, что яподы жили в тех землях, которыми теперь владеют штирийцы.

Пеоны, или паннонцы, также были заклятыми врагами римлян. Жили они на Дунае, согласно Диону (XLIX), который пишет о них следующее: «Паннонцы живут на Истре от Норика до Европейской Мезии по соседству с народами Далмации и влачат самое жалкое существование среди всех людей, поскольку и земля и климат у них оставляют желать лучшего. Они не производят ни масла, ни вина, разве что в ничтожных количествах, и не возделывают соответствующие культуры по причине суровейшей зимы, которая длится у них большую часть года. Питаются же они овсом и просом, и приготавливают из них напитки. Сказать по правде, этот народ по силе и телесной крепости превосходит все известные народы. Поскольку жизнь их лишена всего, что заслуживает названия достойного или благородного, по природе своей они склонны к буйству и кровожадны. То, что я пишу об этом народе, я знаю не понаслышке и не из книг — я убедился в этом лично, когда был наместником у упомянутых народов». Так пишет о пеонах Дион.

Аппиан Александрийский в «Событиях в Иллирии» пишет о них так: «Пеоны знамениты из‑за македонских агрианов, которые во многих войнах оказали большую помощь Филиппу и Александру, поскольку агрианы также принадлежали к пеонами, а именно к тем из них, которые живут ниже и в древние времена пришли от иллирийцев. Когда на упомянутых пеонов пошел войной Корнелий и был с позором отброшен и разбит, их успех вселил страх в сердца жителей всей Италии, и в течение длительного времени после этого ни один римский консул не решался начать с ними войну». Так пишет о пеонах Аппиан.

Позднее при Цезаре Августе пеоны вместе с далматами начали войну с Римской империей, о чем пойдет речь позже.

Иллирийские либурны, не один раз с доблестью отражали нападения римских военачальников Лентула и Габиния, и в нескольких сражениях нанесли им ощутимый урон. В прошлые века имя их пользовалось гораздо большей славой, особенно в морских войнах. О них сказал Лукан: «[С греческим флотом большим] либурнов воинственных — в море». Они постоянно держали наготове большой флот — нападая с ним на острова Архипелага, они овладели некоторыми из них. Об этом упоминает Страбон (VI), говоря, что коринфянин Архий, основатель Сиракуз в Сицилии, проходя с флотом, оставил Херсикрата из рода Гераклидов с частью войска для заселения острова, который теперь называется Керкира, а в древности назывался Схерия. Херсикрат, изгнав с острова владевших им либурнов, сам заселил его. Область Либурния, по мнению Страбона, получила свое название по имени города Либурния. Пинеда говорит, что ныне Либурния называется Задарским комитатом (contado di Zara). Похоже, то же самое хотел сказать и Вегеций, который пишет, что Либурния была частью Далмации и находилась в подчинении у города Задар. Плиний (III, 11) рассказывает, что переселившиеся в Апулию в область педикулов девять юношей и столько же девушек из Иллирика стали родоначальниками тринадцати народов. Городами упомянутых педикулов были: Рудия, Эгнация, Барион, называвшийся прежде Япигия (Iapedi), а ныне Бари. Эта область в дальнейшем получила название Певкетия (Peucetij), или, согласно Дионисию Пуническому, Певкентиния (Peucentini), позаимствовав это имя у упомянутых юношей, по происхождению либурнов, часть которых, по словам Каллимаха, цитируемого Плинием, звалась певкетами.

Перейдем теперь к рассказу о далматах, доблесть и воинское искусство которых всегда были выше всяких похвал — греческие и латинские историки считали их самым доблестным среди всех народов Иллирика. Они регулярно били римлян, в связи с чем величайший уроженец Арпинума Марк Цицерон, немало раздосадованный этим обстоятельством, писал римскому полководцу Ватинию, который сражался с упомянутыми племенами в Далмации («Письма к близким», 5): «Да покарают боги далматов, которые причиняют тебе неприятности… ведь они всегда считались воинственными». Как было сказано ранее, первое их столкновение с римлянами произошло, когда царицей Далмации была Тевка. После этого — с Гайем Марием (Gaio Macrio), который в первой стычке, как пишет Сабеллико, потерпел от них поражение. Позднее они непрестанно воевали с римлянами и с их иллирийскими союзниками. Аппиан Александрийский в своем трактате об Иллирии пишет об этом следующее: «Далматы напали на других иллирийцев, которые подчинялись римлянам. Когда римляне отправили к ним послов, те не пожелали их ни принять, ни выслушать. Тогда против них был послан консул Маркий Фигл (Marco Figolo). Далматы, внезапно напав на сторожевые отряды Фигла, разбили их и отбросили до реки Нароны. Позднее Цецилий Метелл, став консулом, решил начать войну с далматами, хотя они не совершили ничего предосудительного. Когда он прибыл в Далмацию, то был принят далматами как друг и провел зиму в их столице Салоне. Вернувшись в Рим, он без всякой причины и заслуги со своей стороны отпраздновал триумф. К этому эпизоду относится известная древняя надпись, гласящая:

CN. FULUIUS CN. F. CN. N. CENTIMALUS A. D. XXV. PROCOS. EX ILLYRIIS NATAL. EGIT K. QVINTIL.

(Гней Фульвий, сын Гнея, внук Гнея, Центумал, в 525 году [от основания города], проконсул, справил морской [триумф] над иллирийцами в квинтильские календы.)

Когда Цезарь вел войну с кельтами, далматы отняли у либурнов город Промону. Либурны обратились к Цезарю, который находился неподалеку, и он отправил послов к далматам с требованием вернуть либурнам упомянутый город. Когда же они не вняли ни словам, ни требованиям Цезаря, он послал против них большое войско, которое было разбито и уничтожено. Позднее, когда Цезарь начал войну с Помпеем, Габиний вел [ему на помощь через Иллирию] пятнадцать римских когорт пехоты и три тысячи всадников. Далматы, опасаясь, что в случае победы Цезаря над Помпеем он в отместку за нанесенные ими обиды нападет и на них, атаковали упомянутое войско и полностью его уничтожили, и лишь немногим, в том числе самому Габинию, удалось спастись бегством. Эта победа принесла им великое множество денег и других трофеев. Цезарь, одержав победу над Помпеем и устроив все по своему усмотрению, вернулся в Рим и стал готовиться к войне с гетами и парфянами. Далматы, опасаясь, что Цезарь по пути нападет и на них, отправили к нему послов с просьбой о прощении и предложением дружбы и союза, восхваляя свою воинскую доблесть. Цезарь, который к тому времени уже выступил против парфян, дал послам резкий ответ, что не желает иметь ни в качестве друзей, ни в качестве союзников тех, кто столь дурно с ним обошелся, однако согласился бы их простить, если они будут платить дань и пришлют заложников. Когда послы приняли условия, Цезарь послал к ним Ватиния (Atinio) с тремя отрядами (legioni) и многочисленной конницей с приказом наложить небольшую дань и взять от них заложников. Однако позднее далматы перестали выполнять то, что обещали. Когда Ватиний стал опустошать их земли с помощью трех отрядов, бывших в его распоряжении, далматы напали на него и разбили, убив консуляpa Бебия, командовавшего этим сражением. Ватиний с оставшимся войском удалился в старую Рагузу».

Самой же жестокой была война, которую далматы в союзе со своими соседями пеонами вели против императора Октавиана и его полководцев Германика и Тиберия, ставшего впоследствии императором. Как пишет Веллей Патеркул (II), «окрепшие далматы, взяв в союзники своих соседей пеонов, подняли оружие против Римской империи. Число восставших превышало восемьсот тысяч. Они выставили двести тысяч пехотинцев и девять тысяч всадников. Всеми ими командовали Батон (Battone) и Пиней (Pineo), смелые и закаленные в битвах мужи, которые разделили свое войско на три: первое должно было напасть на Италию, второе — вторгнуться в Македонию, а третье оставалось для охраны их родных рубежей. Были убиты все римские граждане, перебиты купцы, в наиболее удаленных от императора провинциях истреблено большое число знаменосцев, была захвачена Македония, и все вокруг предано огню и мечу. Эта война породила такой страх, что даже дух Цезаря Августа, закаленный в стольких войнах, был поколеблен и унижен. Ввиду этого был произведен набор войска, повсюду призваны ветераны. Мужчины и женщины согласно цензу должны были выставить по солдату–вольноотпущеннику. В сенате прозвучали слова Цезаря: «Если не поторопиться, то через десять дней враг будет в пределах видимости от Рима». Поэтому римские сенаторы и всадники обещали оказывать всяческое содействие». И Цезарем был послан Тиберий с тридцатью легионами, как сообщают Светоний в жизнеописании Тиберия и Сабеллико в 9–й книге VI эннеады. Веллей (И) пишет, что в этой войне с далматами у Тиберия было самое большое войско, какое собиралось где- либо после гражданских войн — помимо семнадцати легионов и десяти тысяч ветеранов, сопровождаемых многочисленными конными отрядами фракийского царя Металка, там было еще большое число добровольцев. Далматы, атаковав войско, приведенное консулярами А. Цециной и Сильва- ном Плавцием (Plantio) из заморских провинций, [окружили] пять римских легионов вместе со вспомогательными отрядами и конницей царя Металка, который с большим отрядом своих подданных присоединился к римским военачальникам, и почти полностью всех их уничтожили. Тиберий был крайне удручен этим событием. Как пишет Сабеллико (9–я книга VI энне- ады), эта война была сопряжена для него с величайшими трудностями всякого рода, и, как отмечает Светоний в жизнеописании Тиберия, была самой тяжелой из всех войн с внешними врагами после Пунических (Cartaginese). По этой причине Реммий Фанний (Rhennio Fannio) снабдил комментарием то место у Дионисия Пунического, где тот говорит:

С правой руки протянулась Иллирия, полная благ,
Дружное с Марсом там племя далматов живет.
Аппиан Александрийский пишет в «Событиях в Иллирии», что Цезарь Август, покоряя Далмацию, с большим трудом победил жителей островов Млет и Корчула, которые занимались морским разбоем. Цезарь повелел предать смерти всю безбородую молодежь, а остальных — продать с торгов.

Дион Никейский подробнее других описал события этой войны Тиберия с далматами, среди которых перусты (Daorsi) и десидиаты (Desitiati), как пишет Веллей, были почти неодолимы по причине труднодоступности своего местожительства, а также неукротимости своего нрава и изумительного владения искусством боя. По этой причине римляне не могли подчинить их вплоть до времени императора Октавиана, которому пришлось немало потрудиться, чтобы победить их.

Позднее, когда у римлян угасло единовластие, далматы вели войны и с другими империями и властителями, давая решительный отпор всякому, кто хотел нанести им урон или лишить их прирожденной свободы. По этой причине они в течение длительного времени вели войну, как сообщает Аббат Урсбергский в «Происхождении саксов», с Генрихом, сыном Оттона Саксонского, который с мощным войском нападал на них и разорял далматские земли. Поднявшиеся для отпора далматы в союзе с частью чехов (Boemi) и сербов (Sorabi) совершили вторжение и, опустошив Тюрингию, дошли до Саксонии. Во время своего пребывания в Тюрингии, где они, утратив всякий порядок, предавали все вокруг огню и мечу, на них напал граф (Conte) Поппон, находившийся с войском в тех пределах. В произошедшей битве граф одержал победу, перебив великое множество врагов, особенно сербов. Франкский король Карл Великий был весьма огорчен упомянутым восстанием сербов и попытался снова примириться с ними — ведь в прошлом они оказали ему немалую помощь, особенно в его войнах со славянами вильца- ми, которые, как было сказано, были заклятыми врагами франков. Собираясь в 789 году на войну с последними, Карл Великий, как пишет [Карл] Вагрийский, положился не столько на храбрость своих франков, саксов и фризов, сколько на доблесть упомянутых славян сербов и бодричей. По этой причине он взял тогда в союзники их государя Витиса (Vitiza) и, выступив против вильцев, после множества сражений с великим трудом одержал над ними победу, как сообщает Пьер Питу (P. Piteo) в «Анналах франков». Чтобы укрепить дружбу с упомянутыми славянскими союзниками, он даровал им, как пишут Питу и Конрад из Брюгге (Corrado Brugense) в «Анналах франков», земли за Эльбой, принадлежавшие прежде саксам, которых он в наказание за восстание переселил оттуда во Франкию, и настоятельно увещевал бодрицкого государя Тамбавиза (Tambauiz), или (как его называют другие) Тароваза, впредь не забывать о дружбе и пожалованиях от франкской короны.

Позднее, когда императорами у франков были Генрих I и Оттон III, их попытки покорить Далмацию принесли ей немало страданий, однако сломить непобедимый дух далматов им все же не удалось. Далматы, с большой поспешностью вооружившись, дали им достойный отпор, о чем можно прочесть во 2–й части у Джироламо Барди, где он вкратце упоминает о войнах, которые вели упомянутые императоры с далматами.

До своего поражения от венецианцев далматы доставили им немало хлопот, о чем среди прочих свидетельствует венецианский дворянин Паоло Парута. Во 2–й книге своих «Рассуждений», повествуя о трудностях, с которыми пришлось столкнуться Венецианской республике при покорении далматов, он пишет: «Зная качества тех соседних народов, за счет которых надлежало в первую очередь расширить ее пределы, можно понять беды, постигшие республику. С самого начала она должна была победить далматов — народ, который отличался не только военной доблестью, но и диким нравом. Трудности, с которыми пришлось столкнуться, чтобы покорить их, дают убедительное объяснение тому, что Римская республика, одержав победу над многими далекими и неукротимыми народами, никак не могла набросить ярмо на Далмацию и сделать ее частью Римской империи, пока император Октавиан Август ценой немалых воинских потерь не сумел подчинить ее римскому господству». Так пишет о далматах Парута.

Как повествует Мартин Вагнет (Martino Vuagneto) в 3–й книге «Космографии», еще в доримские времена далматы, отправившись вместе с Давном — весьма знаменитым у них мужем, вынужденным по причине домашних войн покинуть свою родину — завоевали Япигию, называемую ныне Калабрией; и, как пишут Исаак, комментатор Ликофрона, и Абрахам Ортелий в своем «Тезаурусе по географии», назвали ее по имени своего вождя Давнией.

Не следует удивляться тому, что мы ведем разговор об упомянутых триумфах и победах далматов: по сравнению с величием и могуществом, которыми они обладали в те времена, все рассказанное нами выглядит лишь бледной тенью. В те времена народ этот имел обширные владения и гораздо больше городов, чем теперь. Об этом можно прочесть у Страбона (VII), который рассказывает о далматах следующее: «Там — побережье далматов и Салон (Salone), стоянка их кораблей. Этот народ — один из тех, кто в течение длительного времени воевал с римлянами, и имел до пятидесяти значительных поселений, среди которых несколько городов, таких как Салон, Приамон, Ниния и Синотий, как новый, так и старый. Города эти были преданы огню Цезарем Августом. Есть там еще крепость Андетрий (Andretrio) и большой город Далмий (Dalminio), от которого этот народ и получил свое имя. Однако из‑за скупости его жителей Назика уменьшил его, а территорию обратил в пастбище для овец. У далматов есть обычай каждый восьмой год совершать передел земли, а также не пользоваться там деньгами [что является их особенностью по сравнению] с жителями Италии».

Плиний (III, 21) пишет, что в город Скардону обращались за правосудием япиды и четырнадцать городов либурнов. В 22–й главе он говорит, что в Салону за правосудием обращались поделенные на триста семьдесят две декурии далматы, на двадцать две — декуны, на двести тридцать девять — дитионы, на семьдесят девять — мезы и на пятьдесят две — сардиаты. В город Нарон, как мы говорили со ссылкой на Марка Варрона, обращались за правосудием еще 89 городов. Владели они и многими островами, которых, как пишет Плиний (III, 26), в Адриатическом море более тысячи.

Приняв во внимание все вышесказанное, а также многое другое, что писали о далматах древние, нельзя не согласиться с тем, что все написанное нами о славном далматском народе — почти ничто по сравнению с той силой, которой он некогда обладал.

Дарданы, еще один народ Иллирика, слыли у древних писателей искусными воинами. Не раз они давали отпор римским войскам, которые под знаменами проконсула Г. Скрибония Куриона, как пишет П. Орозий (V), в течение трех лет сряду вели войну с упомянутыми дарданами. Огромный ущерб нанесли они и македонским царям, так как не раз вступали в жестокую схватку с Филиппом, его сыном Александром Великим, с Александром, сыном Пирра, и македонским царем Деметрием, которого в конце концов изгнали из его царства. Об этом сообщает Юстин в VII, (25, 28) и в XXIX книгах. Вторгшись в Македонию при царе Антигоне, они предали ее разграблению и сражались с упомянутым Антигоном. Местожительство их находилось, согласно Лациусу, в области, называемой ныне Босния. Согласно Рафаэлю из Вольтерры и Куспиниану, они жили в тех землях, которыми теперь владеют сербы и рашане. Как пишет Никола Стобей, у них было в обычае мыться не более трех раз в жизни: когда рождались, женились и умирали. Как пишет Страбон (VII), они очень любили музыку и играли на духовых и струнных инструментах. По соседству с ними жили мезийцы (Mesij), или (как их называют другие) мизийцы (Misij). Об их жестокости, неукротимости и заносчивости, как пишет А. Флор (IV, 12), страшно даже сказать. Когда римский консул Марк Красс собирался сразиться с их войском, один из мезийских военачальников выехал из своего лагеря и спросил у римского войска: «Кто вы такие?» Ему последовал ответ: «Римляне — повелители народов». Тогда мезийцы прокричали в ответ: «Так будет, если одержите победу над нами».

Мезийцы Иллирика делились на верхних и нижних. Верхняя Мезия, по Иоганну Леунклавию и Лациусу — это Сербия, по Куспиниану — Босния. Нижняя Мезия, по свидетельству Халкокондила, Лациуса и Куспиниана — это Болгария, хотя Петанчич говорит, что это именно те земли, которые ныне называются Загорье. Иордан Алан называет две упомянутые Мезии Малой Скифией, в пределах которой (по мнению некоторых) находятся земли бес- сов и трибаллов. От бессов произошли боснийцы, о чем мы более подробно расскажем в трактате, посвященном Боснии.

Трибаллы, превзойдя все другие народы, разбили македонского царя Филиппа. Действительно, после того как Филипп победил множество народов и, разбив войска своих соперников, покорил почти всю Грецию, одни трибаллы, как пишет Павел Орозий (III, 12, 13), смело встали у него на пути и, разбив в сражении, лишили всех трофеев, захваченных у разных народов. [А было это так.] Филипп отправился в поход на Византий, который был основан спартанским царем Павсанием, а затем расширен христианским императором Константином и назван по его имени Константинополем, но, несмотря на огромные усилия, не смог взять. Тогда, снарядив большой флот, он стал заниматься морским разбоем и захватил сто семьдесят судов, груженных разными товарами. После этого, отправившись в Херсо- нес, он захватил там множество городов и взял большую добычу. Выступив затем против скифов, он разбил их царя Атея (Etea), захватив двадцать тысяч скифских младенцев и женщин, а также великое множество скота, в том числе двадцать тысяч лошадей благороднейшей породы. Когда он со всей этой добычей возвращался в Македонию, на него напали трибаллы. В завязавшейся схватке Филипп был ранен в бедро, при этом железо, пройдя сквозь плоть, сразило наповал его коня. Увидев это, его подданные сочли его убитым и обратились в бегство, трибаллы же завладели всей добычей. Никогда после этого Филипп не дерзал нападать на трибаллов. Его сын Александр Великий, желая после смерти отца воздать им отмщение, встретил со стороны трибаллов мужественный отпор, за чем последовала жестокая и изнурительная война (см. «Registrum cronicarum», V, Возраст мира), произошедшая, согласно Герману Калеке, в 3624 году от сотворения мира.

Посему Цезарь Август, помня о доблести, которая всегда была присуща иллирийцам как в войнах с Александром, так и в войнах с римлянами, сказал, что иллирийцы являются самым воинственным из всех народов. Как пишет об этом Аппиан Александрийский в «Событиях в Иллирии», однажды Цезарь Август, уже став властелином всего мира, выступая перед сенатом и упрекая в бездействии Марка Антония, воздал себе должное за покорение иллирийцев, самого воинственного из всех народов, от которого римляне не раз терпели поражения.

Итак, Александр Великий, видя, что не сможет одолеть трибаллов, отступивших на остров Певка на Дунае, получив дары от их царя Сирма (Sirmio), заключил с ними мир. Местожительство трибаллов, как пишет Страбон, находилось во Фракии от земель агрианов, живших между горами Родопа и Гем, до Дуная на расстоянии пятнадцати дней пути. С самого начала они страдали от внутренних усобиц, а затем были побеждены македонцами и римлянами. Плиний (VII, 2) приводит свидетельство Исигона о том, что среди трибаллов были люди, которые могли одним взглядом заворожить и убить тех, на кого они пристально смотрели, особенно если взгляд был исполнен ярости; причем наиболее опасны они были для подростков. По свидетельству некоторых авторов, трибаллы владели целым арсеналом средств, подобных этому.

Александр, заключив с ними мир и испытав силу и военное искусство иллирийцев, во всех своих походах хотел иметь главной силой своего войска именно их, в частности пеонов и агрианов.

Агрианы под предводительством своего царя Лангара (Lagaro) обуздали дерзость автариатов, вызвавших беспокойство у Александра. Последний, оказав Лангару великие почести и одарив самыми почетными дарами, обещал после своего возвращения в Пеллу выдать за него свою сестру Кину. Однако смерть Лангара помешала свадьбе и повергла в большое уныние Александра, который в течение всей своей жизни чувствовал особую приязнь к агрианам. Их конница, как пишет Лаций в своем труде «О переселении народов» (II), оставила яркий след в истории. Александр применял ее во всех своих войнах в качестве основной поддержки македонской фаланги и, как свидетельствует Арриан из Никомедии (I), всегда держал ее при себе, ставя на левом крыле щитоносцев и самых смелых агриан. Они же послужили одной из главных причин разгрома и смерти персидского царя Дария и столь блистательной победы, которую Александр одержал над персами. Квинт Курций Руф (IV), рассказывая о битве Александра с Дарием и об опасности, которой он тогда подвергся, пишет: «При первом налете пало множество македонцев, большинство же бежало к Александру. Персы с оглушительным криком, который обычно издают победители, стали с яростью напирать на врага, смятого почти повсюду. Александр принялся упрекать и ободрять своих перепуганных воинов, пытаясь возобновить уже почти проигранную битву. Укрепив их дух, он вновь послал их на неприятеля. Строй персов на правом фланге весьма поредел, так как его оставили бактрийцы, устремившиеся в атаку на обоз. Поэтому Александр атаковал упомянутый поредевший строй и, производя большую резню, стал в него углубляться. Левый фланг персов в надежде окружить его стал с боем приближаться с тыла. Попавший в окружение Александр мог оказаться в большой беде, если бы не помощь агриан, которые, пришпорив своих коней, напали на окруживших царя и, заставив их развернуть строй, вынудили сражаться с ними. Оба строя были смяты. Враг находился и спереди и сзади от Александра. Тех, кто был перед Александром, теснила агрианская конница». Так пишет Квинт Курций. Аппиан Александрийский в «Событиях в Иллирии» называет агрианов прославленным народом Иллирика. Тит Ливий (V декада, 4–я книга) называет их неукротимыми в войнах. Благодаря их умению и доблести Александр овладел Ионией, Мореей, обеими Фригиями, Кап- падокией, Пафлагонией, Лидией, Карией, Ликией, Памфилией и Финикией, покорил Египет с греческой Ливией, часть Аравии, Келисирию (Celosini), Месопотамию, Вавилонию (Balania), Сузы, персов, мидий- цев, парфян и все земли, которые принадлежали Персидскому и Мидий- скому царствам; а за Каспийскими воротами — Кавказ и реку Тану^ Он распространил пределы своей империи до бактрийцев и гирканов и прогнал скифов в их леса. Наконец, с их помощью он покорил знаменитейшие реки Инд, Гидасп, Акесин и Гидраот. Посему нет ничего удивительного в том, что Александр даровал такому могучему иллирийскому народу ту привилегию, которую много веков спустя была обнаружена в одной из библиотек Константинополя. Вот ее содержание:

Мы, Александр, сын царя Македонии Филиппа, государь монархии, основатель Греческой империи, сын великого Юпитера через Натабана возвещенный, властитель августов, брахманов и арабов, от восхода солнца до заката, от юга до севера, благородному роду славян и их языку — благодать, мир и привет. От Нас и Наших преемников, которые наследуют Нам в управлении миром.

За то, что вы служили нам верой и правдой, были храбры в бою, были Нашими полководцами и стойкими воинами — за это Мы даем вам и жалуем навечно всю область земли от Северо–Востока до крайних пределов Италии на юге; и никто, кроме вас, не смеет там пребывать, жить или поселяться. Если же найдутся те, кто там обоснуется, да будут они вашими рабами, а дети их — рабами ваших детей.

Дана в новом городе Александрии, который был основан Нами на великой реке Нил, лета двенадцатого Нашего правления. По согласию с Нами великого бога Юпитера, Марса, Плутона и богини Минервы. Свидетелями сего являются благородный Атлет, Наш казначей, и остальные одиннадцать государей, которых, если Мы умрем бездетными, оставляем наследниками Нашими и всей вселенной.

Эта привилегия была обнаружена, как мы уже сказали, много веков спустя неким Юлием Бальтасаром, императорским секретарем.

Никого не должно смущать, что здесь звучит имя славонов. Как было сказано, [Аппиан] Александрийский в «Событиях в Иллирике» называет упомянутых агрианов прославленными, что у иллирийцев собственно и означает «славяне», или «славоны».

Михайло Салонский, живший около 1010 года от Рождества Господня и написавший историю иллирийцев, в конце своего труда упоминает о службе, которую иллирийцы несли в войске Александра, и говорит, что Александр воздал им великие почести.

Город Агрия, что в Дакии, по мнению Бонфини (I декада, 1–я книга), был основан упомянутыми агрианами, жившими, согласно Стефану Византийскому, между горами Гем и Родопа близ Македонии. Да и Македония всегда была местожительством славян и потомков Фираса (Tira), хотя некоторые придерживались мнения, что македонцев следует причислить к грекам. Против последнего мнения я сошлюсь на свидетельство Квинта Кур- ция о том, что Александр Великий совершенно определенно отличал македонский язык от греческого. Отсюда можно заключить, что македонский язык не был понятен для всего войска Александра, так как добрая часть его состояла из греков. Действительно, Александр, обращаясь к Филоту, сыну Пармениона, которому надлежало высказаться о своем деле перед множеством народа, сказал: «Македонцы, о Филот, должны судить тебя. Я спрашиваю тебя, будешь ли ты говорить с ними на своем родном языке?» На что Филот ответил отказом, сославшись на то, что не будет понят большинством. Александр же упрекнул Филота, что тот ненавидит свой родной язык. Если бы упомянутые македонцы были греками, с какой стати Филот отказался бы говорить по–гречески перед греками? К тому же, если македонцы были греками, по причине изучения греческой словесности он не мог бы надлежащим образом воспользоваться никаким другим языком, кроме греческого, поскольку, как пишет Плиний (VII, 57), молчаливое согласие народов в первую очередь способствовало употреблению ионической грамоты. Таким образом, отличие родного языка македонцев от общепринятого языка, на котором, как мы можем предположить, говорило все войско Александра Великого, ясно указывает на то, что македонцев не следует причислять к грекам, поскольку (как мы говорили ранее) единство языка в древности доказывает единство рода.

Так как при известном «смешении языков» во времена Нимврода македонцы не были наделены своим собственным языком (поскольку ни один из писателей не пишет об обратном), а из различия языка греков и македонцев мы более чем убедительно показали, что македонцы — не греки, нам, опираясь на свидетельство Филиппо из Бергамо, необходимо признать, что македонцы всегда говорили на славянском языке, на котором они говорят и теперь. А что Вы скажете о Фукидиде, который, охватив Византий и Пел- лы (Pola), большую часть Фракии и Мезии и, кроме этого, весь Иллирик, называет все эти обширнейшие земли Македонией? Как если бы он хотел этим сказать: «Я не считаю, что Фракия, Мезия и Иллирик должны отделяться от македонцев». Посему я не сомневаюсь, что фракийцы, мезийцы и иллирийцы соединены одной и той же связью с македонцами. Об этом свидетельствуют и титул Александра Великого, который называл себя царем македонцев и греков. Да и прирожденное различие в обычаях и образе жизни македонцев и греков не позволяет мне убедить себя в том, что люди единого происхождения могут быть настолько противоположны в обычаях.

Как пишет Квинт Курций, когда афинянин Диоксипп должен был сойтись в поединке на мечах с македонцем Горратом, среди воинов Александра были и греки, которые сочувствовали Диоксиппу. Почему же, если македонцы — греки, греки так не сочувствовали македонцу Горрату, как сочувствовали греку Диоксиппу?

Если же иногда, особенно среди варваров, говорят, что Александр Великий был грек, это происходит по следующей причине: греки издавна вели войны с восточными народами и были самым известным народом Европы, поэтому те и считали все западные народы греками подобно тому, как в наше время греки и турки со всеми другими народами Леванта полагают, что все народы католической веры являются франками. Еремей Русский в «Летописях Московии» открыто говорит, что русские, или московиты, говорили на одном языке с древними македонцами. Из македонского рода был царь Филипп, отец Александра Великого, который (по свидетельству Плутарха в жизнеописании Александра, Юстина (VIII), Сабеллико (IV эннеада, 3–я книга) и многих других), вынудил самые надменные города Греции подчиниться его законам и наложил ярмо рабства на Грецию, бывшую до той поры свободной, сравнявшись славой с самыми великими царями. Его сын Александр Великий, как написано в I книге Маккавеев (1), «достиг пределов земли, овладел трофеями множества воинств, и онемелаземля перед ним». После Александра македонцы и их потомки, как свидетельствует Диодор Сицилийский (I), помимо других земель, в течение 276 лет властвовали над египтянами.

Но вернемся к рассказу об иллирийцах.

После смерти Александра Великого они несли военную службу и у других государей, но особенно у римлян, которые, зная по опыту, что в доблести они превосходят все другие народы, постарались заручиться их дружбой и пользовались их услугами в самые трудные времена и в самых опасных предприятиях. Аммиан Марцеллин, описывая во II книге войны, которые вели римляне, говорит: «Юлиан опасался также военных сил Востока, особенно когда до него дошло известие, что большое войско под началом комита Марциана, пройдя Фракию, находится на подходе к Суккам. Однако среди стольких бед он не падал духом, стягивая доблестные и закаленные в боях иллирийские войска».

Когда Римскую империю терзала воинственная Германия, на охрану ее границ были поставлены два иллирийских легиона, каждый по шесть тысяч человек, прозванных «маттиобарбулами», и в течение длительного времени, как сообщает Вегеций (I, 17), они участвовали во всех войнах с большим успехом, так что Диоклетиан и Максимиан, став императорами, за их военные заслуги постановили присвоить одному из них имя юпитерова, а другому — геркулесова. И Цезарю Августу во время гражданских войн, и императору Валенту в его восточных походах ни один народ не оказал такой помощи, как иллирийцы.

Сражались они и под началом Велизария в Италии с готами, где проявил исключительную храбрость и геройство Назар (Nazate), который, как пишет Прокопий («Война с готами», (III)), был начальником отряда иллирийцев. Среди последних особой известностью пользовалось воинское искусство далматов. Как говорит Бернардо Джустиниани (IV), имя их всегда пользовалось громкой славой. Когда римляне хотели обучить своих воинов и приучить их к тяготам войны, то, как сообщает Веллей (И), посылали их сражаться с далматами. Не раз испытав их доблесть и силу, а также преданность своему государю, римляне почти во всех самых важных войнах старались иметь в составе своих войск. По этой причине, как пишет Иосиф в «Иудейской войне» (II), римляне постоянно держали два далматских легиона на границах с Германией для защиты от нападений со стороны неукротимого [германского] племени. И в сражении императора Клавдия с готами, численность которых достигала 350 тысяч, далматская конница, как пишет Требеллий в жизнеописании упомянутого императора, явила яркий пример своей великой доблести и воинского мастерства; при этом и сам Клавдий вел свой род от далматов. О том, насколько высоко ценили римляне их доблесть и преданность, прекрасно сказано у греческого писателя Зосима (V): «Когда Константин вел войну с императором Гонорием и Рим подвергся крайней опасности, государь решил призвать на защиту города легионы воинов–далматов, которые благодаря как своей отваге, так и телесной силе, стали основой всего римского войска». Так пишет Зосим. Не думаю, что найдется более похвальное суждение, чем это — из всех народов Римской империи одним только далматам была доверена защита Рима, столицы империи. Поэтому никто не должен удивляться тому, что и сегодня иллирийцы находятся в таком почете у турецкого государя, и что из них он выбирает чуть ли не самых главных своих сановников и военачальников и держит в качестве личной гвардии почти двадцать тысяч янычар, выходцев из этого народа.

На мой взгляд, сказанного достаточно, чтобы показать, что иллирийцы и, в частности, далматы во все времена ценились за свое военное искусство и пользовались громкой славой. О других деяниях этих народов любопытный читатель сможет узнать из латинских авторов у Тита Ливия, Веллея Патеркула, Секста Руфа, Светония Транквилла, Требеллия Поллиона, Флавия Вописка, Г. Плиния, Бьондо, Сабеллико, а из греческих — у Поли- бия, Диона Никейского, Плутарха, Аппиана Александрийского, Страбо- на, Зосима, Георгия Кедрина, Никифора Каллиста, Зонары и Лаоника Хал- кокондила. У всех упомянутых авторов есть краткие упоминания о Далмации и других провинциях Иллирика. Относительно же того, на каком языке там [в Иллирике] говорили в древности, есть много мнений, причем некоторые полагают, что того языка, на котором сейчас говорят в Далмации и других провинциях Иллирика, в древние времена не было; и что язык этот был впервые введен в употребление около 606 года от Рождества Христова славянами, когда те захватили упомянутые земли, а до этого там говорили по–гречески или по–латыни. Я же придерживаюсь противоположного мнения и убежден, что в Иллирике всегда говорили на том же самом языке, на котором говорят и теперь, хотя он и подвергся некоторому искажению по причине нашествия готов и славян. В самом деле — там, где исконные жители не были полностью истреблены, всегда оставался первоначальный язык, на котором издавна говорили в том месте, хотя и несколько искаженный, что доказывает пример Италии, где до сих пор сохранился древний язык латинов, хотя и испорченный из‑за непрерывного наплыва в Италию различных иноземных народов. То же самое, по моему убеждению, произошло с далматами и остальными иллирийцами, которые при общении со славянами исказили свой древний язык. Именно это имеет в виду Бьондо, когда пишет, что они из двух языков создали третий. В самом деле — нет никаких сведений о том, что исконные жители Далмации или Иллирика были когда- либо истреблены славянами или каким‑то другим иноземным народом, который ввел в употребление тот язык, на котором там говорят ныне. Те же, кто утверждают, что в древности в Иллирике говорили по–гречески или по- латыни, совершенно не правы — если бы это было так, то греческие и латинские писатели не называли бы иллирийцев варварами, что, как известно, они делали. Верно и то, что в некоторых приморских городах Далмации были римские колонии, где употребляли латинский язык. Однако почти все эти колонии были истреблены, когда туда пришли славяне, что произошло, как мы сказали выше, в 606 году от Рождества Господня. Есть еще одно доказательство того, что этот язык был в Далмации до того, как там появились славяне, а именно перевод Священного Писания на славянский язык, осуществленный для далматов святым Иеронимом, учителем Святой Матери Церкви. Об этом свидетельствует Бьондо, который в VII книге «Торжествующего Рима» пишет: «Святой Иероним нашел новые письмена, отличные от греческих и латинских, и перевел, пользуясь ими, для далматов Священное Писание на славянский язык; причем не только нашел эти новые письмена и сделал этот перевод, но и составил в переводе на упомянутый язык богослужение, которое используют католики и которое позднее нашими стараниями было конфирмовано Евгением IV». То же самое пишут Сабеллико (VII эннеада, 9–я книга) и Янош Туроци в «Венгерской хронике». Последний пишет, что во времена венгерского короля Лайоша, сына [Карла] Мартелла, «славяне области Липна (dello stretto di Lipua), упрямый народ, приняли христианскую веру, и католические священники служили им мессу и совершали другие требы согласно переводу святого Иеронима, учителя Святой Матери Церкви». Согласно Герману Калеке и Иоганну Науклеру, Иероним выполнил упомянутый перевод за двести лет до того, как славяне захватили Далмацию. Поскольку, как мы убедились, святой Иероним перевел Священное Писание на упомянутый язык для далматов, нельзя отрицать, что этот язык был у них в употреблении до пришествия славян. Это доказывают также названия некоторых местностей в Ил- лирике, употреблявшиеся до прибытия славян — например, Грапса и Ко- ритта, которые можно встретить у Аблавия; Билазора, о которой упоминает Тит Ливий (V декада, 4–я книга): «Туда он послал Антигона, одного из своих придворных, с приказом отвести галльское войско в Билазору, место в землях пеонов». Все эти названия славянские: Грапса означает «грабеж», Коритта — «корыто», а Билазора — «белая заря». Михайло Салонский устраняет в этом все сомнения, когда в своем трактате об Иллирике пишет: «Хотя было видно, что древний язык Далмации и Иллирика был тем же самым языком, что у готов и славян, тем не менее, понимали они друг друга с трудом, при этом между далматами и славянами разница была не столь велика, как между славянами и иллирийцами». От последних вели свое происхождение многие властители иноземных народов и знаменитые императоры. Те, кто хочет узнать об этом в подробностях, пусть прочтут труды Юлия Капитолина, Требеллия Поллиона, Флавия Вописка, Секста Аврелия Виктора, Евтропия, Павла Диякона и более поздних авторов жизнеописаний императоров, а именно Бьондо, Платины и Франческо Петрарки, который составил на итальянском языке сборник жизнеописаний пап и императоров; а также [труды] папы Пия, святого Антония (Antonino) и эквилийского епископа Петра, которых я решил назвать поименно, так как, повествуя о цезарях, они более других говорят о славянах. Так вот, [прочтя труды упомянутых авторов, они] убедятся, что родители Клавдия, носившего когномен Флавий, его брата Квинтилла, а также Проба и Кара, по свидетельству Онезима и Цериллиана (как сообщает Флавий Вописк в жизнеописании Клавдия), были иллирийцами, хотя некоторые считают его [Кара] выходцем из Милана, другие — из Нарбоны; и что он [Кар] со своими сыновьями цезарями Карином и Нумерианом, а также, как утверждает Петр Эквилийский в «Каталоге святых и их деяний» (жизнеописание святого Марцелла), Габиний и Диоклетиан со своим сыном Максимианом и внуком Максенцием, сыном Максимиана, были далматами; хотя Секст Аврелий, упомянувший о том, что Проб был далматом, утверждает, что Мак- симиан был родом из Паннонии. Известно, однако, что Иллирий, по свидетельству Аппиана Александрийского, был дедом Паннония, поэтому Максимиана с Максенцием следует причислить к славянам. Деций Август со своим сыном Децием Цезарем, а также Иовиниан, два Валентиниана, Валент, Грациан и Валентин были родом из Паннонии.

Секст Аврелий Виктор в жизнеописании Александра Августа пишет, что Галерий (Gallerio) и его кровный родственник (cognato) Максимин, а также, по свидетельству Евтропия, Аврелиан (которого, как пишет Флавий Вописк, одни считали родом из Сирмия, города в Паннонии, другие — из Мезии) и, как пишет Платина, Лициний были родом из даков, которые, как мы показали выше, были славянами и, по свидетельству Страбона, говорили на одном языке с мезийцами. Кроме этого, Юлий Капитолин показывает, что и двое Максиминов также происходили из Фракии. Но и Божественный Константин, великий Август, был не без славянских корней, поскольку, по словам Требеллия, Евтропия и Платины, его отец Констанций Цезарь приходился внуком дочери Клавдия Августа, который был далматом, а следовательно, славянином. Из славян, а именно из бессов, которые (о чем пойдет речь в свое время) были славянским племенем и дали имя боснийцам, был родом император Лев I. Об этом пишет Сабеллико (VIII эннеада, 2–я книга): «некоторые считают, что он был бессом, а не греком». Зонара в жизнеописании императора Маркиана говорит, что он был иллирийцем и называет его Львом Великим. Славянином был и император Юстиниан I, родившийся, согласно Мюнстеру, Платине и Ботеро, в городе Призрене, что в Сербии, или, как полагает Никифор Каллист (XVI, 37), в городе Ахрид, который, как он говорит, назывался еще Юстиниана Первая, а ныне именуется Охрид. Об этой Юстиниане Первой упоминают также Гийом Тирский (Giorgio Tirio) (XX, 4) и Никифор Григора (II). Юстиниан, став императором, значительно расширил границы своей империи и благодаря своему полководцу Велизарию одержал победу над персами и вандалами. Однако среди всех его деяний вечной памяти заслуживает предпринятое им сокращение почти двух тысяч томов в пятьдесят книг, названных им «Дигестами». Как пишет Сабеллико, совершено это было главным образом трудами Иоанна Патрикия, Трибониана и Феофила Доро- фея. Кроме этого, он составил эпитому законов, сведя весь этот столь обширный предмет всего в четыре тома, названные им «Институциями». Преемником Юстиниана на престоле был также славянин, его племянник Юс- тин, сын одной из его сестер. Позднее, когда императорская власть перешла к германцам, императорами родом из славян были выходцы из Чехии Карл, Сигизмунд и Вацлав, как написано у папы Пия II и в «Fasciculus temporum».

Если бы я захотел изложить лишь самые замечательные деяния тех, кого я перечислил выше, то мне, несомненно, пришлось бы написать много томов, где, например, мог бы упомянуть о том, что Аврелиан, по свидетельству Сабеллико, который ссылается на Феодула, однажды собственноручно сразил сорок восемь врагов.

Были среди славян и знаменитые ученые, такие как светоч ученого мира святой Иероним, родом из города Стридона. Его красноречие, как говорит Августин («Против Юлиана»), сияет подобно солнцу — от Востока до Запада. Он обладал таким авторитетом, что (как говорят) даже искушенная в науках Греция, извечная наставница всего мира, после стольких знаменитых писателей не постыдилась учиться у далмата, переведя на свой язык в числе комментариев всех прочих авторов и «Комментарии Иеронима». Были в прошлом и другие величайшие мужи из Далмации, такие как папы Гай и Иоанн IV, первый из которых, как пишут Платина, Петрарка и Филиппо из Бергамо, украсив Божью Церковь многими святыми уложениями, при Диоклетиане Августе, его родственнике, удостоился венца мученика. Второй, сын Венанция Схоластика, как пишет Мартин, епископ Гнезненский (Cossentia), был настолько благочестив, что за собственные деньги массами выкупал рабов и, обретя через свою щедрость Царство Небесное, почил с миром. Какое чудесное зрелище явил Гай для святых, пребывающих на небесах, когда, скинув саван, [предстал перед] мужами и женами из своего рода, которые с пальмовыми ветвями победы встречали его, радуясь, что папа, их родственник, бывший их учителем на земле, царствует со святыми на небесах! Ведь Диоклетиан за исповедание Христовой веры предал смерти брата Гая Габиния, мужа (как говорит Петр Эквилийский), премного искушенного в святом красноречии, вместе с грациозной красавицей девой Сусанной, дочерью Габиния, обученной отцом Священному Писанию, которую, по свидетельству того же Петра, сын Диоклетиана Максимиан хотел взять в жены. Вместе с ними он казнил Максима и Клавдия, братьев Гая и Габиния, а также Препидигну (Prepedigna), жену Клавдия, и его сыновей Александра и Куфия (Cuccia).

До них обрела пальму мученичества Кирилла, христианнейшая дочь императора Деция, которая, как сообщает Филиппо из Бергамо (VIII), также была зарезана за любовь к Христу.

Позднее [пострадали за Христа] Артемия, дочь Диоклетиана, преданная смерти его братом Максимианом за исповедание Христа; Сирена, жена Диоклетиана; а также Марин и Лев, почившие в бозе мирно, без человекоубийства. Упомянутые Марин и Лев были два брата, родившиеся в Далмации в городе Рабе. В 254 году от Рождества Господня они перебрались в Италию, и города Сан–Лео и Сан–Марино, расположенные выше Римини, были названы в их честь и так до сих пор и именуются: Сан–Лео и Сан- Марино. Было в прошлом немало и других, принявших смерть за веру в разных частях Далмации главным образом от рук римлян, которые в те времена были лютыми ненавистниками христиан.

Римляне, завоевав Иллирик в результате череды длительных войн, которые они вели там на протяжении многих столетий, разделили его, как пишет Иоганн Авентин (II), на десять провинций. Первая — Прибрежный Норик у Дуная, солдаты же, охранявшие Дунай, назывались рипа- риями, или рипариолами; ныне это — Австрия. Вторая — Первый Внутренний, или Верхний, Норик. Там живут бойи за рекой Энс (Епо) и тирольцы. Второй [Внутренний], или Нижний, Норик, нынешнее местожительство штирийцев и карионов, был третьей провинцией. Четвертая была Валерия, в прошлом — часть Паннонии, заключена между реками Драва и Дунай в сторону запада; ныне это — часть Австрии и Венгрии. Пятой была Паннония между реками Драва, Сава и Дунай; теперь это — Венгрия и карны. В ней находился Сирмий у впадения реки Баконций (Bacontio) в Саву, и гора Альм (Almo). С Паннонией граничит провинция, называемая Мезия. Она начинается от вышеупомянутого места слияния [рек Дунай и Сава] и простирается до Понта. Римляне создали две Мезии, Верхнюю и Нижнюю: в первой жили трибаллы, именуемые ныне сербами и болгарами, а во второй — малые, или нижние, скифы, именуемые ныне валахами, и болгары. Между ними находилась Прибрежная Дакия — восьмая провинция, которую римляне создали по эту сторону Дуная, потеряв Дунайскую Дакию. Девятой провинцией была Либурния, собственно и называемая Иллирик, где находится Колония Ядера, или Задар, ныне она зовется Славонией. Последней (десятой) провинцией Иллирика была Далмация. Главными городами ее были Салона и Эпи- давр, ныне Рагуза. Позднее к упомянутым десяти провинциям римляне добавили еще пять, а именно Дарданию, Эмимонт, Ахайю, Македонию и Фессалию. Все они именовались Иллириком, и туда направлялись римские гражданские и военные должностные лица.

Как можно извлечь из трудов Антона ван Схонховена, в Иллирике были: префект претория;

магистр армии (Magister militum, Sergente della militia); три дукса (Duces, Capitani): один — в Нижней Мезии, второй — в Дакии, третий — в Верхней Мезии;

два консуляра: один — в Нижней Мезии, другой — во Внутренней Дакии;

восемь президов (Praesides, Presidenti).

Префект претория в Иллирике управлял двумя диоцезами: Македонией и Дакией. Далматская конница упоминается в [реестре] армии как [equites Dalmatae] пятая, восьмая и девятая.

Под началом магистра армии (sergente) Иллирика находились:

один гвардейский легион [:]Britones seniores (Bertoni vecchi);

шесть гвардейских вспомогательных отрядов (aiuti Palatini)[:] Ascarii iuniores (Armati d’haste, giouani), Sagittarii lecti (Saettatori Scelti), Invicti iuniores (Inuitti Giouiani), Atecotti (Infrangibili);

восемь армейских легионов [:] Matiarii constantes (Martiani Costantesi), Martii (Marti), Dianenses (Dianesi), Germaniciani seniores (Vecchi compagnie di Germanico), Secundani (Secondarii), Lanciarii Augustenses (Lanciatori Augusti), Minervii (Mineruij), Lanciarii iuniores (Lanciatori giouani);

[легионы] разряда псевдоармейских [:] Felices Theodosiani iuniores (Felici Theodosiani, giouani), Bugaracenses (Burgaracesi), Scupenses (Scompesi), Ulpianenses (Vlpianesi), Merenses (Metesi), Secundi Theodosiani (Secondi Theodosiani), Balistarii Theodosiani iuniores

(Balestrieri Theodosiani, giouani), Scampenses (Scapesi).

Полагают, что вышеупомянутые магистры армии (Sergenti) являлись армейскими генералами (Rettori de’ Soldati) и имели в своем распоряжении следующих служащих:

начальник штата (Princeps, Un principe);

два нумерария, или счетовода (Numerarii, Numerarii, о contatori);

регистратор (Commentariense, Un secretario);

начальники канцелярий, которые ранее были нумерариями (Primiscrinii, qui numerarii fiunt, Capi Cassieri che si fanno contatori);

канцелярские служащие (Scriniarii, Cassieri);

секретари и прочие низшие чины (Exceptores et ceteros apparitores,

Ricevitori, ed altri per la guardia della persona);

комит щедрот Иллирика (Comes largitionum, Conte de9 donatiui neirillirico);

комит торговых сношений Иллирика (Comes commerciorum per Illyricum, Conte dei traffichi neirillirico);

казначей (Praepositus tbesaurorum, Capo de Thesorieri); комит металлов (Comes metallorum, Conte de Metalli).

Штат вышеуказанного комнта торговых сношений Иллирика:

начальник всего штата (Primicerium totius officii, Primicerio du tutto fufficio);

начальник канцелярии податей (Primicerium scrinii canonum, Primicerio della Cassa de Canoni);

начальник канцелярии нотариев (Primicerium scrinii tabulariorum,

Primicerio de Notari);

начальник канцелярии нумерариев (Primicerium scrinii numerorum,

Primicerio della Cassa de Contatori);

начальник канцелярии золота в слитках (Primicerium scrinii aureae massae, Primicerio della Cassa della massa d oro);

начальник канцелярии золота в монетах (Primicerium scrinii auri ad responsum, Primicerio della Cassa dell’oro alia risposta);

начальник канцелярии императорского гардероба (Primicerium scrinii vestiarii sacri, Primicerio della Cassa delle vesti sacre);

начальник канцелярии серебра (Primicerium scrinii argenti, Primicerii delle casse dell’argento);

начальник канцелярии серебра в монетах (Primicerium scrinii а miliarensibus, Primicerio dlle Casse delle migliaia);

начальник канцелярии вспомоществования (Primicerio deU’Anel- laria);

начальник канцелярии [медной] монеты (Primicerium scrinii a pecuniis, Primicerio della moneta) и другие служащие вышеуказанных канцелярий;

второй начальник штата, который является начальником секретарей (Secundocerium offici, qui primicerius est exceptorum, Secondicerio dell’ufficio: questi e Primicerio de Ricevitori);

третий начальник штата, отвечающий за снабжение (Tertiocerium offici, qui tractat bastagas, Terzo cerio dell’Ufficio, il quale ha cura de Carriaggi);

четвертый, отвечающий за жалобы, и другие придворные, или дворцовые оффициалы.

(Quarto loco libellos tractat, et ceteros palatinos offici, nel quarto luogo le scritture, gli altri Corteggiani, ouero ufficiali del palazzo).

Под началом Его Превосходительства презида Далмации находились:

начальник штата (Princeps, Un principe); заместитель начальника (Cornicularius, Un Trombetto); два ординарца (Ordinarii, Corrieri); регистратор (Commentariense, Un secretario); помощник (Adiutor, Coitore); архивариус (Ah actis, Agente); младший помощник (Subadjuva, Un sotto Coitore); секретари (Exceptores, Ricevitori);

прочие являются когорталинами (Cohortalini, Cohorti), которых нельзя привлекать к другой службе без разрешения начальника штата.

Другие президы имеют штат наподобие презида Далмации. Префект претория [Италии] (Capitano della guardia del Palazzo) управляет следующими диоцезами: Италия, Иллирик, Африка.

Штат магистра оффиций:

помощник (Adiutor, Coitore); младший помощник (Subadjuva, Un sotto Coitore); младшие помощники, ведающие оружейными заводами (Subadjuvae fabricarum, Sotto Coitori delle fabbriche);

инспектор государственной почты (Curiosus cursus publici in praesenti, Curioso del corso pubblico di presente);

инспекторы no всем провинциям (Curiosi omnium provinciarum, Curioso di tutte le Provincie);

переводчики со всех языков (Interpretes omnium gentium, Interpreti di tutte le nationi).

Оружейные заводы в Иллирике:

завод по производству щитов, сёдел и оружия в Сирмии (Sirmensis scutorum, scordiscorum et armorum, De Sirmii De gli Scudi De gli Scordisci Dellarmi);

завод no производству щитов в Аквинке (Acincensis scutaria, Scudaria d’Acinco);

завод no производству щитов в Карнунте (Cornutensis scutaria, Scudaria di Coruto);

оружейный завод в Салоне (Salonitana armorum, Di Salona deltarme).

Под началом Светлейшего (vir illustris) комита императорских щедрот (Comes sacrarum largitionum, Conte de’ donatiui sacri) состояли:

комит щедрот Иллирика;

уполномоченный по податям (Rationales summarum, Computisti) Второй Паннонии, Далмации и Савии;

уполномоченный по податям (Rationalis summarum, Computisti) Первой Паннонии, Валерии, Внутреннего Норика и Прибрежного Норика;

казначей в Салоне, Далмация (Praepositus thesaurorum Salonitanorum, Dalmatiae; Preposto de Saloniti di Dalmatia);

казначей в Сисции, Савия (Praepositus thesaurorum Siscianorum, Saviae; Preposto de Sisciani di Sauia);

управляющий монетным двором в Сисции (Procurator monetae Siscianae, Procuratore della moneta di Siscio);

управляющие ткацкими мастерскими (Procuratores gynaeciorum, Procurator! de Serragli);

управляющий ткацкими мастерскими в Бассиане, во Второй Паннонии; переведенными из Салоны (Procurator gynaecii Bassianensis, Pannoniae secundae translati Salonis, Procuratore del Serraglio di Bassiano Dalla Pannonia Seconda, trasferiti a Salona);

управляющий ткацкими мастерскими в Сирмии, во Второй Паннонии (Procurator gynaecii Sirmensis, Pannoniae secundae, Procuratore del Serraglio di Sirmio, della seconda Pannonia);

управляющий ткацкими мастерскими в Аспалафе, Далмация (Procurator gynaecii Iovensis Dalmatiae‑Aspalato, Procuratore del Serraglio Giouiense, della Dalmatia, da Spalato);

управляющий красильными мастерскими в Салоне, Далмация (Procurator bafii Salonitani, Dalmatiae, Procuratore del Baffo di Salona in Dalmatia).

Итак, римляне держали вышеуказанные штаты для управления Иллириком и Далмацией.

Поскольку в настоящее время в Далмации сохранил свободу лишь один город Рагуза, славянский по имени и языку, самый знаменитый [из городов] не только Далмации, но и всего Иллирика благодаря как своей древности, так и прошлым деяниям своих граждан; я хотел бы в завершение вкратце описать его происхождение и рассказать о наиболее примечательных событиях, связанных с этим городом. По мнению всех писателей, которые до сего времени упоминали о его происхождении, город этот возник на развалинах Эпидавра. Последний, который, как пишет Плиний, был некогда римской колонией и (как сообщает Гильберт Лансбергий во 2–й книге о римских колониях) носил имя Мария. Как утверждает Ортелий в «Географической синонимии», он был местом размещения девятого легиона. Этот преславный и древний город был основан (как повествуют в своей «Географии» Конрад Миконий и Давид Отман) в то время, когда родился великий Моисей, вождь еврейского народа, а именно (согласно «Хронике» (I) Мариана Скота) в 2606 году от сотворения мира, и просуществовал до времени императора Валериана, то есть до 265 года от Рождества Христова. В упомянутом году готы, совершив набег на Фракию и Иллирик, нанесли Эпидавру большой ущерб. Тогда часть горожан из числа самых зажиточных, как рассказывает Михайло Салонский в трактате о Далмации, чтобы избежать опасности [разорения] со стороны подобных варваров в будущем, возвела крепостицу (castellucio) на высокой отвесной скале, стоящей в море на некотором удалении от берега и прекрасно защищенной как от природы, так и с помощью искусственных сооружений от любых вторжений с земли и моря. Затем, в 286 году, когда сарматы, напав при императоре Пробе на Иллирик, практически стерли Эпидавр с лица земли, крепость была расширена. [Сам же Эпидавр], по свидетельству Салонского, был совсем оставлен жителями, так как в нем, как пишет святой Иероним в жизнеописании святого Илариона [Великого] (S. Ilarione Abbate), завелся дракон по имени Боа (Boas), который проглатывал быков, убивал пастухов и отравлял своим дыханием воздух, поселившись в бездонной пещере, которую и теперь можно видеть в центре Эпидавра. Упомянутый дракон был сожжен святым Иларионом примерно в 360 году от Рождества Господня. Филиппо из Бергамо, говоря о происхождении Рагузы (IX), утверждает, что она была основана гражданами Эпидавра после его разорения готами в 453 году. Почти то же самое пишет Константин Порфирородный. В книге, озаглавленной «Договоры, законы и союзы Римской империи» (Foedera, ivra, ас societates imperii Romani) он пишет о происхождении Рагузы следующее: «Город Рагуза получил свое имя от слова «скала» (Sasso), по–гре- чески лбт, поэтому сначала его жителей называли «лаусеями», а затем из- за искажения [первой] буквы «раусеями». Прежде они назывались эпидаврянами (Epidaurij) по имени города Эпидавра, который вместе со всей остальной Далмацией был захвачен славинами; при этом горожане были частью перебиты, частью уведены в плен. Сумевшие спастись бегством укрылись на отвесных скалах и основали городок (terriciola), который был впоследствии расширен и обнесен стеной, составляющей в окружности почти полмили. Первыми переселенцами были Григорий, Арсафий (Arsatio), архидиакон Валентин, Валентин — отец протоспафария Стефана (Fauentino prete di S. Stefano). С тех пор, как они покинули Салону и основали упомянутый город, по сегодняшний день минуло пятьсот лет. В этом городе покоится святой Панкратий в церкви Святого Стефана, которая находится в центре города. Из‑за скудности и бесплодия своей земли раусеи отдают предпочтение не возделыванию полей, а торговле и морским перевозкам». Так пишет Константин. Арнольд Понтак Бордоский в «Трактате об изменении государств» пишет, что Константин написал упомянутый труд в 959 году, так что основание Рагузы, согласно его утверждению, должно относиться к 459 году. В этом случае Константин, утверждая, что Эпидавр был разрушен славинами, допускает ошибку (если, правда, он не понимает под славянами готов), поскольку, по свидетельству Прокопия, Сабеллико и многих других историков, славяне впервые вторглись в Далмацию при императорах Маврикии и Фоке, первый из которых правил с 583 года, а второй — с 604–го. По этой причине славяне не могли быть теми, кто разрушил Эпидавр, а были ими готы, которые задолго до того, как святой Ила- рион прибыл в Далмацию и убил эпидаврского дракона, разрушили упомянутый город, на чьих руинах его горожане (согласно Сабеллико и практически всем другим писателям) и основали новый город Рагуза. И было это не в 453 году, как считают вышеупомянутые авторы, а, как пишет в своем трактате о Далмации Михайло Салонский, самый древний из всех упомянутых авторов, в 267 году. И это представляется более правдоподобным, поскольку, если в 360 году в Эпидавре жил дракон, то там не могло быть никакого поселения, так как он своим дыханием отравлял воздух. К тому же и святой Иероним говорит, что дракон убивал не горожан, а тамошних пастухов, откуда с очевидностью следует, что Эпидавр к тому времени полностью обезлюдел, а его жители уже переселились в новый город Рагуза. Относительно основания Рагузы большую ошибку совершает и Диоклеец, когда пишет, что город был основан прибывшим из Рима Павлимиром Бело. Хотя точное время прибытия Павлимира в эту область Далмации узнать невозможно, тем не менее известно, что прибыл он после 900 года, когда Рагуза (о чем мы скажем далее) была уже вполне отстроена. По всей вероятности, он лишь частично расширил ее или возвел новые бастионы. Ведь, как пишет Михайло Салонский, в 880 году рагузинцы (Rausei) были союзниками нарентинцев, которые вели войну с венецианцами. И чтоб никто не подумал, что все это является вымыслом, и о рагузинцах в ту пору никому не было известно, послушаем, что говорит о них греческий историк Георгий Кедрин в «Кратком изложении истории» (Epitome deirHistorie): «Когда император Михаил оставил эти и все другие владения, почти вся Италия и многие города Сицилии, признававшие власть римского императора, были захвачены и сделались данниками варваров из Карфагена. Помимо этого, скифы, жившие во внутренней части Паннонии, Далмации и других провинций, а именно хорваты (Crobati), сербы (Seruij), захумляне (Zachlubi), травуняне (Terbunioti), конавляне (Canaliti), дукляне (Diocletiani) и нарентинцы (Rautani), сбросив с себя ярмо Римской империи, которому они в прошлом были покорны, стали независимы. Воспользовавшись этим, агаряне из Карфагена на тридцати шести кораблях под началом самых опытных адмиралов Солдана, Сава (Sabba) и Кальфуса (Calfuso) напали на владения империи и захватили несколько городов в Далмации, и среди них Будву (Butama), Росе (Rosa) и нижнюю крепость Ко- тора (Cataro inferiore). После успешного захвата упомянутых крепостей они осадили Рагузу, столицу всего народа (capo di tutta la gente), и держали ее в осаде в течение длительного времени, жители же оказывали им доблестное сопротивление. Оказавшись в отчаянном положении и испытывая острую нужду во всем, рагузинцы отправили послов к императору Михаилу, прося о помощи и умоляя не допустить, чтобы христиане попали в руки отвергающих Христа. Однако еще до прибытия послов император Михаил скончался, и его преемником стал Василий Македонянин. Тот, благожелательно приняв и внимательно выслушав рагузинских послов, проникся к ним состраданием и приказал снарядить флот из ста кораблей. Отдав его под начало адмирала Никиты Патриция, человека исключительного благоразумия, носившего прозвище Орифа, он послал его против варваров. Упорно осаждавшие город варвары, узнав от перебежчиков, что рагузинские послы отправились к императору, ввиду вероятной помощи с его стороны, поняли, что не смогут овладеть упомянутым городом в скором времени, и сняли осаду. Пойдя к той части Италии, которая ныне называется Лангобардией, они захватили город Бари и сделали его своим местом жительства. Нападая на соседние земли, они постепенно овладели всей Лангобардией, а затем и всеми землями вплоть до Рима. Однако хорваты, сербы и другие народы Скифии, о которых мы говорили выше, после событий в Далмации и помощи, оказанной императором Василием, отправили к нему послов с просьбой вновь принять их под покровительство империи. Василий, найдя их просьбу справедливой и достойной, охотно дал свое согласие и назначил им правителей из числа их соплеменников. Агаряне же, которые прежде осаждали Рагузу, совершая набеги на Италию, наносили ей неисчислимый ущерб. Император, желая изгнать их и понимая, что одного только флота Орифы для этого недостаточно, обратился за помощью к франкскому королю Людовику (Dolicho) и к папе римскому, прося их о помощи в деле искоренения в упомянутых краях столь жестокого и нечестивого племени. При этом он дал понять вышеупомянутым славянам и рагузинцам, которые перенесли осаду, что в этом походе ему потребуется их помощь. Объединенными усилиями было собрано большое войско. Благодаря огромному военному опыту Орифы Бари был взят с первого приступа. Франкский король, разбив в сражении Солдана, взял его в плен и увел со всеми оставшимися в живых агарянами. Так закончился первый поход Василия на Западе. Войско из рагузинцев и других славян долгое время после этого пребывало в Ланго- бардии под началом Прокопия, протовестиария императора Василия и военачальника славян и западных народов. Совершив со своим войском немало подвигов и истребив огромное число сарацин, Прокопий в конце концов поссорился со Львом, другим военачальником императора, командовавшим македонцами и фракийцами, и потерпел поражение от неприятеля из‑за предательства своего соратника Льва. В том сражении пало немало славинов и рагузинцев». Так пишет Кедрин. Никого не должно удивлять, что столько веков назад рагузинцы уже пользовались немалым авторитетом, особенно в военных делах. Уроженцы страны, которой они ныне владеют, еще до пришествия в те края славян неизменно отличались воинственностью: как считают Дион, Мела, а из современных авторов — Франческо Баль- делли и Абрахам Ортелий в «Тезаурусе по географии» в статье «Эпидавр», первоначально она была местом жительства парфинов. Последние как сражались с римлянами в эпоху расцвета Римской империи, так и не раз оказывали им помощь в борьбе с [их] врагами. О борьбе парфинов с римлянами можно прочесть у Диона Никейского в XLVIII книге, где он пишет, что при Помпее среди жителей Эпидавра, который является городом парфинов, возникли волнения, которые после нескольких сражений были подавлены Поллионом. В LVI книге он пишет о доблестной защите от римлян города Ретинум (Raetinum, Retino), или, как его называет Плиний, Рата- неум (Rataneum, Rataneo), остатки которого виднеются ныне у мыса Ку- манум (Cumanum Promontorium, Cauo Cumano), который находится во владениях рагузинцев: «…Такие события были в Риме… Те римляне, которые вместе с Германиком пошли на Рецинум, город в Далмации, понесли большие потери. Враги, теснимые превосходящим по численности римским войском, понимая недостаточность своих сил для прямого сопротивления, подожгли стены и прилегающие к ним постройки, причем сделали это так искусно, что огонь запылал не сразу и в течение некоторого времени был незаметен. Сделав это, они укрылись в цитадели. Ничего не подозревавшие римляне ринулись в яростную атаку, желая с первого приступа захватить и разграбить город. Войдя в круг огня, они заметили его лишь тогда, когда путь к отступлению оказался отрезан. Римляне оказались в крайне опасном положении: сверху их обстреливали враги, а снаружи пылал огонь. Они не могли ни закрепиться, ни развернуться и спастись. Укрываясь от обстрела, они отступали к пожару; отступая от огня — попадали под обстрел. Окруженные с обеих сторон, римляне гибли от полученных ожогов и ран. Такова была судьба большинства из тех, кто вошел в город, и лишь немногие, бросая в огонь тела павших и соорудив из них некое подобие моста, сумели спастись бегством. Между тем пожар достиг такой силы, что даже те, кто укрылся в цитадели, не могли там более оставаться и под покровом ночи покинули ее, укрывшись в подземных сооружениях». Вот что пишет о парфинах Дион. Высокое мнение римлян о парфинах подтверждают и слова Цезаря Августа, приведенные у Аппиана Александрийского в «Событиях в Иллирии». Он пишет, что Цезарь Август, выступая перед сенатом и упрекая в бездействии Марка Антония, ставил себе в заслугу покорение (в числе прочих иллирийцев) парфинов. Находясь в дружбе с римлянами, парфины, как мы сказали выше, не раз оказывали им помощь в войнах. Об этом упоминает Тит Ливий (V декада, 4–я книга): «Претор Аниций в Аполлонии, получив тем временем сведения о том, что произошло в Иллирике, послал письма Аппию с приказом ждать его у Генуса (Genusio) и на третий день прибыл в лагерь, пополнив свое войско вспомогательными отрядами парфинских iuniores (giouentu) — двумя тысячами пехоты под началом Эпикада и двумя сотнями конницы под началом Алгаль- са (Agalso). Он готовился идти на Иллирик с главной целью освободить бассанийцев от осады».

Из всего сказанного видно, что в стране рагузинцев (как было сказано) во все времена не было недостатка в искусных воинах. И в более позднее время они показали себя таковыми, свято храня свою изначальную свободу, хотя некоторые венецианские писатели утверждают обратное, а именно, что Рагуза подчинилась венецианцам в 998 году при венецианском доже Пьетро Орсеоло, начавшим войну с нарентинцами. Как пишет Сабеллико (IX эннеада, 2–я книга), когда венецианцы одержали победу над нарентинцами, рагузинцы послали своего архиепископа и несколько первых нобилей к дожу Венеции, который в то время находился с флотом в Далмации, с просьбой принять их под покровительство. Однако тут Сабеллико ошибается: в это время Рагуза (как следует из рагузинских летописей) была союзником константинопольского императора Василия Порфирородного, дружественные отношения с которым поддерживали и венецианцы, а упомянутый дож Пьетро добился от него для венецианцев освобождения от уплаты подати. Таким образом, рагузинцы, находясь в дружбе со столь могущественным государем, не имели никакой причины отказываться от своей свободы и искать чьего‑либо покровительства. Причина же, по которой архиепископ и несколько нобилей отправились к венецианцам, была следующая: поскольку венецианцы вели войну с нарентийцами, венецианский дож Пьетро Орсеоло послал десять кораблей для разорения неприятельских пределов. Упомянутые корабли, следуя для выполнения полученного приказа, повстречали большой рагузинский корабль, груженный товаром, на борту которого находилось несколько нарентинских купцов. Венецианцы напали на корабль и захватили его. Как только известие об этом достигло Рагузы, сенат немедленно отправил несколько дворян и архиепископа со следующим наказом (как пишет Михайло Салонский в трактате о Далмации и как значится в летописях Рагузы): сначала просить венецианцев отпустить упомянутый корабль, так как те не имели никакой причины удерживать собственность рагузинцев; если же эта просьба не будет удовлетворена, то в присутствии архиепископа заявить о том, что они обратятся с жалобой на них к константинопольскому императору, с которым (как было сказано) они в то время находились в союзе; и, в конце концов, приложить все возможные усилия, чтобы добиться своего. Вот по какой причине были посланы рагузинские нобили и архиепископ, а вовсе не с просьбой о принятии под покровительство, как полагает Сабеллико, который порой в своем стремлении сделать деяния венецианцев более яркими [добивается противоположного эффекта и] только их затеняет. Это видно и на примере его суждения о нарентинцах, которых он все время называет кучкой разбойников. Этим он, видимо, хочет заставить поверить, что венецианцев, если я не ошибаюсь, на протяжении 170 лет грабила и, что еще хуже, делала своими данниками кучка разбойников. Какова после этого будет репутация Венецианской республики, пусть судят другие, я же вернусь к рассказу о Рагу- зе. Город этот, как уже было сказано, всегда был свободным, и лишь однажды оказался в подчинении у иноземца, когда рагузинцы по собственной воле, чтобы освободиться от тирании Дамиано ди Джуда, рагузинского нобиля, неосмотрительно обратились с просьбой о покровительстве к венецианцам. Франческо Сердонати в добавлении к I книге «О несчастиях славных мужей» Джованни Боккаччо описывает это следующим образом.

В Республике Рагуза есть ректор, который является верховным магистратом и главой Совета с резиденцией в княжеском дворце, и в те времена у правящего сословия (Signori) был обычай избирать его каждый год. В 1260 году на эту должность был избран Дамиано Джуда (Giuda), муж состоятельный и честолюбивый. Вкусив сладость власти, он задумал удержать за собой упомянутое положение сверх того срока, который предписывали законы, и сделаться, в конце концов, пожизненным и абсолютным государем. Окружив себя личной охраной, он по истечении срока своих полномочий с помощью различных уловок ввел в город множество верных ему людей и спрятал часть из них в различных местах. Рассчитывая на их помощь, а также на поддержку и благосклонность тех, кого он своей щедростью, а также оказанными милостями и услугами привлек на свою сторону, он воспрепятствовал созыву Большого совета, который должен был избрать его преемника, и остался во дворце. Поднявшиеся среди нобилей ропот и возмущение он сумел искусно успокоить, заявив, что к этому его вынуждает исключительно стремление преобразовать и упорядочить власть, погрязшую в коррупции, и пресечь борьбу партий среди нобилей. Как только указанные цели будут достигнуты, он обещал сложить с себя властные полномочия и жить как частное лицо. Убедительность его словам придавал и тот факт, что он не имел детей мужского пола. Узнав, что некоторые нобили, а особенно представители рода Бобальевичей, который насчитывал немало весьма состоятельных и приверженных свободе мужей, открыто обвиняют его в тирании и наглой лжи, говоря, что не могут и не желают терпеть ее, он отдал тайный приказ Гаспару Унгаро, начальнику дворцовой охраны, (правители Рагузы не держали полиции (Bargelli), или сбиров (Birri), и использовали для ареста солдат охраны) арестовать их и посадить в тюрьму. Однако Гаспар, испытывавший к дому Бобальевичей признательность за оказанные ему благодеяния и, как честный человек, ненавидевший тирана, через одного достойного священнослужителя тайно известил их о приказе, полученном от тирана. По этой причине несколько молодых нобилей скрытно бежали в Боснию, и среди них Бьяджо Бобальевич и другие два представителя того же рода, братья Вольцо и Доманья, все трое храбрые и исполненные благородства молодые люди. Тиран объявил об их изгнании и после этого, полагая, что ему больше нечего опасаться, стал с немалой надменностью править, распоряжаясь всем по своему разумению и никого не принимая в расчет. С помощью солдатского террора он держал в страхе сенаторов, не позволяя им собирать совет, и всех остальных нобилей. Находясь у власти более двух лет, он возбудил крайнее негодование не только у чужих, но и у своих собственных родственников, у которых приверженность свободе и общественному благу оказалась сильнее родственных уз. Посему Пьетро Бенеша (Benessa), зять тирана, молодой человек немалого мужества, устроил в своем доме тайное собрание с участием нескольких наиболее влиятельных сенаторов и других нобилей, на котором стал осуждать своего тестя в несправедливом правлении. Когда все присутствующие выразили свое единодушие и готовность следовать его планам по свержению тирании, было решено, что Бенеша, как вызывающий наименьшее подозрение у тирана, возьмет исполнение этого замысла на себя. Поскольку осуществить его в открытую не представлялось возможным, то (вопреки мнению Михайло и Вито Бобальевичей, считавших, что гораздо более достойно лишить тирана жизни руками своих собственных дворян) было принято следующее решение: Бенеша, проживший в свое время несколько лет в Венеции по торговым делам и известный большей части тамошнего нобилитета, отправится туда под предлогом лечения некоего недуга, а заодно и ревизии собственной морской торговли, и тайно обратится с просьбой о помощи к тамошней Синьории, а, чтобы быстрее уговорить венецианцев, предложит им от лица рагузинцев согласие принимать впредь ректора из Венеции. Несмотря на возражения вышеупомянутых Михайло и Вито Бобальевичей — зрелых мужей, рассудительных и умудренных опытом в делах государственного управления, отцов упомянутых троих молодых людей, изгнанных тираном, которые указывали, помимо прочего, на опасность оказаться под иноземным гнетом, говоря, что является великим позором покоряться иноземцам, когда есть возможность достойно избавиться от рабства собственными силами и жить свободными — возобладало мнение большинства, которое сочло указанный путь более прямым и менее опасным.

Бенеша охотно отправился в путь и, изложив перед сенатом свое поручение, добился того, что венецианцы за упомянутое обещанное вознаграждение их усилий и расходов, приняли предложенные условия. По совету того же Бенеши в соответствии с разработанным ранее в Рагузе планом было решено действовать с помощью хитрости и тайных путей. С этой целью на двух галерах с полным вооружением были для вида отправлены два посла, якобы следовавших к константинопольскому императору. Капитанам же было дано приказание делать то, что скажет Бенеша, который на этих же галерах отплыл домой. По прибытии в Рагузу он сообщил своему тестю, что послы по пути хотели бы переговорить с ним о некоторых делах, и попросил устроить для них пир, так как дружба с ними была бы для него полезной и почетной. Дамиано устроил им обед и обильное угощение, приняв их с большой пышностью. Вечером гости вернулись на свои галеры, а на следующее утро послали тирану приглашение ради забавы посетить их корабли и отобедать с ними, а также осмотреть великолепные и роскошные подарки, которые сенат Венеции посылал императору. Тиран, не подозревая об обмане, по настоянию зятя принял приглашение. На пути к галерам послы вышли к нему навстречу и встретили его с большим почетом, но, едва он ступил на борт, капитаны под видом смены стоянки отдали приказ, снявшись с якоря, на веслах отойти от города. Когда галера оказалась на некотором отдалении, тиран был связан и пленен. Оказавшись лишенным и власти и свободы, да еще в плену у иноземцев, он проклял за вероломство зятя и венецианцев и в отчаянии, помня лишь о своем утраченном величии, а не о долге честного христианина, несколько раз столь сильно ударился головой о корму галеры, что тут же отошел в мир иной, чтобы делить трапезы мертвых. Бенеша с галерами вернулся в Рагузу, где заговорщики, узнав о смерти тирана, провозгласили свободу, а народ предал разграблению дворец и имущество тирана. Собравшийся Большой совет по убеждению Бенеши и вопреки желанию упомянутых Бобальевичей, которые открыто выступили против, призывая рагузинских нобилей вновь взять на себя управление государством без иноземного вмешательства или участия, постановил в исполнение данного венецианцам обещания избрать ректором одного из двух лжепослов, а именно Марка Дандоло при условии, что он не будет ничего предпринимать без ведома и дозволения сената. Случилось это, по мнению некоторых, в 1262 году, а по мнению других — в 1215–м.

Через несколько лет всю неосмотрительность поступка рагузинцев доказали флорентийцы, которые, как пишет Джованни Виллани (VIII, 68), по причине жестоких междоусобиц, призвали для управления граждан Лук- ки. Однако, как уже было сказано, рагузинцы не давали упомянутому венецианскому ректору, пока он находился у них, никакой власти в общественных делах, он мог держать не более четырех слуг, но не сбиров или солдат. В общем, его так мало уважали, что, когда однажды в кафедральном соборе он подвергся вооруженному нападению одного дворянина из рода Сарака и пожаловался в рагузинский сенат, то последний на все его многочисленные ходатайства отвечал неизменным молчанием. Тем не менее некоторые писатели, взяв за основу эпизод с прибытием упомянутых четырех венецианских галер, приглашенных рагузинцами для того, чтобы освободиться от тирана, сочинили немало небылиц. И среди них Сабеллико, который в 5–й книге IX эннеады пишет, что Томмазо Морозини (Tomaso Morisini), избранный константинопольским патриархом, следуя на четырех венецианских галерах в свою резиденцию, вернул [венецианцам] город Ра- гузу. Как мне представляется, этим он хотел выразить две вещи: во–пер- вых, что Рагуза до упомянутого времени была под властью Венеции, а в тот момент эту власть не признавала, и, во–вторых, что в те времена, когда прибыли упомянутые галеры, то есть примерно в 1208 году, город был настолько слаб и беззащитен, что сдался, напуганный прибытием четырех галер. Однако и то, и другое не соответствует истине, поскольку город Рагуза с самого своего основания свято хранил свою свободу и, когда к нему подошли венецианские галеры, был настолько силен, что мог легко отразить не только четыре, а более сотни галер, что он и сделал за 350 лет до этого, дав решительный отпор флоту карфагенских сарацин. Последние, покинув Рагузу, захватили несколько городов в Апулии, и константинопольский император послал против них сто боевых кораблей. Убедившись, однако, что посланных кораблей недостаточно, он обратился (как было сказано выше со ссылкой на Кедрина) с просьбой о помощи к рагузинцам. Если бы последние в те времена были столь ничтожны, как того хочет Сабеллико, то трудно поверить, чтобы константинопольский император снизошел до того, чтобы о чем‑либо их просить. Отсюда следует, что Сабеллико как в указанном месте, так и во многих других, где говорит о Рагузе, грешит против истины, если, конечно, написав это, он, как говорится, не хотел почесать кое–кому за ушами. Как это сделал в наши дни Чезаре Кам- пана, написавший (II, 15), что в 1594 году рагузинцы из страха перед приходом османского адмирала Чикалы и разорения своей республики, отправили послов к венецианцам с просьбой оказать в такое трудное время помощь, говоря, что согласны скорее покориться Венеции, чем оказаться под властью неверных. Настолько написанное им противоречит истине, могут со всей надежностью подтвердить не только те, кто находился в ту пору в Рагузе, где не было и намека на страх, но и в еще большей степени сама Синьория Венеции, поскольку Республика Рагуза ни через письма, ни через посольства, ни каким‑либо иным образом не обращалась тогда за помощью не только к ней, но и к испанскому королю или папе, у которых при упомянутых обстоятельствах она могла бы искать поддержки. Я говорю это не потому, что она не сделала бы этого в упомянутых обстоятельствах, будучи уверена, что, по крайней мере, из собственного интереса они окажут ей помощь, а потому, что рагузинцы были абсолютно уверены в том, что упомянутый флот не только не нападет на них, но даже не собирался входить в Адриатическое море. Хотя верно и то, что распространившиеся слухи о том, что Чикала был послан против их города или ускоков Сеньи (Schochi di Segna), заставили их (равно как и венецианцев, сицилийцев и подданных Неаполитанского королевства) привести свои морские силы в полную готовность. Да простит меня Кампана, но он выдал за правду то, что рагузинцам и в голову не могли прийти.

Город их в разное время испытал немало превратностей судьбы, находясь то в состоянии войны, то в союзе со многими государями, и помогая им в их нуждах. Несмотря на то, что память не сохранила многие из подвигов его граждан, известно следующее:

в 1075 году король Рашки и Сербии Бодин пошел войной на Рагузу и держал ее в осаде семь лет подряд, в то время как осажденные упорно хранили верность слову, данному племянникам упомянутого Бодина, из- за которых он и пошел на них войной. В то время рагузинцы расширили свой город. Когда герцог Апулии Робер Гвискар вел войну с императором Алексеем Комнином и венецианцами, Рагуза и некоторые другие города Далмации приняли сторону Робера. Последний, как пишет Бальтасар Сплитский в «Происхождении Сплита», получил от рагузинцев две галеры, а от сплитчан — одну. В сражении между флотом Алексея и венецианцами, произошедшем близ Драча, случилось так, что флагманский корабль рагузинцев вступил в схватку с галерой императора Алексея. Как пишет [Бальтасар] Сплитский, рагузинцы сражались столь смело и упорно, что захватили неприятельский корабль, а один из рагу- зинских солдат, достигнув кормы, хотел убить императора, но был остановлен своим капитаном, который, увидев это, крикнул ему, что перед ним император.

Некоторое время спустя рагузинцы вели сухопутную войну с нарентин- цами, а в 1148 году разбили флот Мирослава, брата Десы, воеводы Рашки, в Полицкой бухте (Poglize), которая теперь носит имя Рагузинской бухты (Porto de’ Rausei) в Албании.

В 1160 году рагузинцы воевали с королем Боричем (Barich), именовавшимся тогда баном Боснии, и разбили его в битве при Требиньи, а в 1253 году послали десять кораблей на помощь венецианскому дожу Ре- ньеро (Rinieri) против генуэзцев во время войны за Акру (Acri) и заключили новые договоры с константинопольским императором Михаилом Па- леологом. Во время войны арагонского короля Педро с неаполитанским королем Карлом Анжуйским рагузинцы помогали королю Педро и получили много льгот от его сына Федериго. В 1320 году они получили много привилегий и льгот от императора Андроника и, в частности, право беспошлинной торговли на всей территории империи.

В1322 году рагузинцы вели войну с сыновьями Бранивоя, государя Стона (Stagno), и с ускоками Омиша (Vscochi di Dalmisio), а в 1358 году заключили союз с королем Венгрии Лайошем. После этого они воевали с князем Косово (Vsciz) Владиславом, а затем с его племянником Николой Алтома- новичем.

В 1361 году началась война между рагузинцами и которцами, стоившая каждой из сторон немалых людских потерь. Вскоре после нее Никола Ка- бога (Nicolo Caboga), посланный сенатом во главе флота, разбил Бальта- зара, военачальника Людовика, герцога Анжуйского, грабившего в [Адриатическом] Заливе торговые суда. Во время войны венецианцев с генуэзцами рагузинцы послали на помощь генуэзцам две галеры под началом Маттео Джорджича (Matteo di Giorgi), который проявил в упомянутом походе такую доблесть, что прославил род Джорджичей на вечные времена, поскольку Генуэзская Республика присвоила ему титул нобиля, как явствует из привилегии, хранящейся ныне в Рагузе в семье Джорджичей. Когда две галеры герцога Анжуйского грабили побережье Рагузы, рагузинцы захватили их в бухте Жульяна (Porto di Giuliana) и взяли в плен находившихся на них девять баронов, за которых Карл VI обещал выкуп в двести тысяч дукатов, однако сенат Рагузы отпустил их без выкупа, отправив на галере в Марсель.

В 1398—1399 годах сплитчане изгнали своих нобилей. Рагузинцы послали им на помощь несколько галер и вернули нобилям власть.

В 1404 году на рагузинцев пошел войной боснийский король Остоя. Через шесть лет рагузинцы под началом Андрея Вуковича (Andrea di Volze) нанесли поражение близ Корчулы девяти галерам неаполитанского короля Владислава, присланным в Котор в помощь боснийскому королю Остое.

В 1413 году — изгнали с Корчулы, Хвара, Виса и Брача гарнизон сплит- ского воеводы Хрвоя Вукчича и овладели упомянутыми островами, которые затем через три или четыре года передали Ласло, комиту курии (Arosal Caualiere) Сигизмунда, императора и короля Венгрии.

В 1430 году — вели войну с Радославом Павловичем (Raosau Paulouich) за Конавли (Canali).

В 1444 году — вступили в союз с восточными государями и послали две галеры в Варну против неверных.

В 1451 году Стефан Косача, герцог святого Саввы, вел войну с рагузин- цами. Позднее, в 1464 году, рагузинцы вступили в союз с папой Пием II против вышеупомянутых неверных. Во время войны папы Юлия II с венецианцами, рагузинцы приняли сторону последних и послали им два корабля с зерном. Когда же венецианцы воевали с герцогом Феррары Альфонсо, рагузинцы, поддерживавшие дружественные отношения с родом д’Эсте, оказали помощь герцогу.

В 1519 году они послали с флотом Андреа Цриевича (Andrea di Cerua) против фра Янаццо (lanazo), родосского рыцаря, который опустошал побережье Рагузы. Андреа настиг его вне Родоса, разбил и отправил к праотцам.

В 1539 году во время войны между турками и венецианцами рагузинцы оказали значительную поддержку коалиции и проявили великую доблесть в сражении при Превезе.

В 1559 году значительное число рагузинских кораблей пришло на помощь католическому королю в войне за Джербу (Gerbi).

В 1566 году к Рагузе подошел флот турецкого султана Сулеймана, насчитывавший 120 галер. Опасаясь провокации со стороны Варвара, рагу- зинские силы были приведены в боевую готовность. Ректором Рагузы в ту пору был Петр Яковлевич Лукаревич (Pietro di Giacomo Luccari).

В 1590 году Эйнехан, санджак[бей] турецкого султана Мурада, с большими силами подступил к границам владений рагузинцев, пытаясь под надуманным и лживым предлогом захватить принадлежавшее им княжество Конавли. Рагузинцы, собрав в ответ большое войско, поставили над ним опытных и рассудительных сенаторов Валентино Орсатовича Джоржича, Юния Бернардовича Цриевича и Николу Севастьяновича Менчетича. Они столь успешно провели этот поход, что изгнали из всех своих владений упомянутого Эйнехана и избавили город Рагузу от всех страхов.

В прошлом, почти сразу после своего основания Рагуза служила также приютом для всех несчастных, и к ней (как выразился архиепископ Драча Паоло Анджело в книге Марина Барлеция) применимо то, что говорилось о Риме, а именно, что он был убежищем и родиной всех смертных. Примеров этого мы могли бы привести тут великое множество, но, чтобы не утомлять читателя, ограничимся несколькими. Первым, насколько мне известно, был Сильвестр, сын короля Далмации Прелимира, который, скрываясь от гнева своих подданных, вместе со своей матерью нашел убежище в Рагузе, где и вырос. Достигнув зрелости, он с помощью рагузинцев вернул себе трон и продал рагузинцам три острова, которые Плиний называет Элафитскими, а именно Шипан (Giupana), Лопуд (Isola di mezzo) и Колочеп (Calamota). Позднее, в 1075 году в Рагузе нашли убежище сыновья Бранислава, бежавшие от преследований своего сородича короля Бодина. В 1161 году род Не- маничей отрешил от власти князя Зеты Радостава, братья которого укрылись в Рагузе. Позднее, в 1310 году, после смерти боснийского короля Стефана, который в ту пору именовался князем, его сыновья были изгнаны из дому. Старших из них по имени Стефан со своей матерью Изабеллой нашел убежище в Рагузе, где получил образование по всем греко–латинским дисциплинам и с помощью рагузинцев вернул себе боснийский престол. За это в 1333 году он продал рагузинцам Стон и Пелешац (Ponta). В 1359 году в Рагузу бежал брат боснийского короля Твртко Дабиша с многими боснийскими вельможами, и рагузинцы позже уговорили брата простить его.

В 1396 году Сигизмунд, император и король Венгрии, спасаясь бегством после поражения, которое ему нанес турецкий султан Баязид под Никополем, прибыл в Рагузу и присвоил ректору Рагузы титул рыцаря короля Венгрии. Рагузинцы перевезли его в Шибеник на своих галерах, которыми командовал Вольцо Бьяджевич Бобальевич, весьма влиятельный и опытный в военном деле сенатор. Сигизмунд, восхищаясь его доблестью и рассудительностью, упрашивал его отправиться с ним в Венгрию, однако тот отказался, ссылаясь на свой преклонный возраст.

В 1440 году сербский деспот Георгий бежал на рагузинской галере из Бара в Рагузу. Несмотря на то, что Мурад, сначала при помощи обещаний, а потом угроз, уговаривал рагузинцев выдать его, сенат Рагузы отказал ему, и позднее отправил его в Венгрию, чтобы тот вернул себе власть.

В 1451 году Владислав, сын Стефана Косачи, спасаясь от отца, укрылся в Рагузе. Через четыре года там же нашел убежище изнанный турками деспот Магнезии Фома Палеолог.

В 1462 году Сиджизмондо Малатеста, изгнанный папой Пием И, нашел убежище в Рагузе. Желая отправиться на Восток, чтобы привести турецкие войска в Италию, был остановлен рагузинцами и избран командующим (Generale) всего их государства. Когда в следующем году турки захватили и заняли Боснийское королевство, Катарина Косача, жена бывшего боснийского короля Томаша, бежала в Рагузу и затем оттуда перебралась в Рим.

В 1483 году турецкий султан Баязид (Paiasit Turco) руками своего сан- джак[бея] Гази–бека (Hesibeg) изгнал Владислава и Влатко, сыновей [Стефана] Косачи. Последние укрылись в Рагузе и получили от Синьории немалую помощь.

В 1512 году флорентийский гонфалоньер Пьетро (Pietro) Содерини бежал в Рагузу, и, несмотря на неоднократные требования папы Юлия II, не был выдан Рагузинским сенатом.

Через шесть лет после этого, когда турецким султаном Баязидом был убит Иван Црноевич, господарь (Duca) Черногории, его брат Джурадж нашел убежище в Рагузе, куда позднее прибыл и его дядя Стефан. Опасаясь, что рагузинцы выдадут их Турку, они хотели тайно бежать из Рагузы, но им это не удалось; однако затем они к большой своей радости смогли уехать. Недавно, в 1570 году, стараниями рагузинцев была спасена венецианская галера под названием «Трона», спасавшаяся от галер преследовавшего ее турецкого капитана Каракозы (Caracosa). Рагузинцы впустили ее в гавань, а потом с помощью большой денежной суммы задобрили Карако- зу, который, как пишет Пьетро Биццари (II), вначале грозил разрушить за это все их государство до основания. Наконец, в 1575 году, когда турецкий султан хотел вернуть из плена санджак[беев] и других вельмож, оказавшихся после разгрома [турецкого] флота в руках испанцев, которые, в свою очередь, также хотели вызволить из рук турок шестьдесят знатных мужей из числа христиан, попавших в плен при захвате Ла–Голетты (Goletta), в числе которых был и миланец Габрио Сербеллони (Gabrio Cerbelone), то обе стороны договорились (не найдя другого места, где можно было бы с таким удобством и безопасностью исполнить это достойное дело) прибыть в назначенное время именно в этот город, «надежную гавань». Вышеупомянутые пленники были доставлены в зал Большого совета и в присутствии ректора Юния Бобальевича, уважаемого и опытного в государственных делах мужа, обрели желанную свободу, за что каждый из них не переставал восхвалять упомянутый священный сенат.

На основании сказанного всякий может убедиться в том, что Рагуза всегда была убежищем несчастных, для спасения которых зачастую ставила под угрозу свое собственное благополучие. В этом проявилось величие духа рагузинцев, которое находило себе выражение и в других деяниях, создающих славу тому или иному городу. Как легко убедиться, и в прошлом, и в настоящем, как только они начинали заниматься военным ремеслом или словесностью (каковые рода деятельности и доставляют по большей части славу городам), то достигали в этом удивительных успехов. Умолчав о многих знаменитых рагузинских военачальниках, я расскажу лишь о некоторых из них. Первым стяжал себе великую славу Вита Бобальевич, который в 887 году командовал частью флота нарентинцев, когда последними был разгромлен венецианский флот и убит дож Пьетро Кандиано. Именно благодаря его своевременному подходу нарентинцы смогли одержать столь славную победу над противником. После были Михайло и Никола Бобальеви- чи. Первый в 1160 году разбил в сражении при Требиньи короля Борича (Barich), именовавшегося тогда баном Боснии, и избавил свою родину от многих притеснений. Второй разбил Неманю, господаря (Duca) Рашки. После них был Марин Рестич (di Resti), который по приказу сената Рагузы на нескольких галерах изгнал гарнизон, который воевода Хрвое держал на Хваре, Браче, Корчуле и Висе. После них стяжали славу себе и своей родине Матвей и Марин Джорджичи: Матвей — в войнах между генуэзцами и венецианцами, а Марин — в походе, который он вместе с упомянутым Матвеем предпринял против корсаров герцога Анжуйского. Матвей и Иван Аукаревичи также обессмертили свое имя и стяжали своей родине величайшую славу. Император и король Венгрии Сигизмунд за выдающиеся военные заслуги сделал Матвея баном Далмации и Хорватии. Как пишет Бон- фини (III декада, 4–я книга), он вместе с епископом Тиносским (Tinense), Генрихом Марцеллином, сыном Воеводы (Voieuoda), и Владиславом Па- лоцием (Palocio), самыми знатными вельможами королевства, был послан венгерскими магнатами, чтобы сопроводить в Венгрию польского короля Владислава, брата Казимира.

Иван, брат Матвея, был избран приором Враны (Vurana) и, руководя обороной Биограда (Belgradi) от турок, как пишет Бонфини, обессмертил свое имя. Нельзя обойти молчанием и Вольцо Бьяджевича Бобальевича, который во время войны рагузинцев с боснийским королем Остоей был послан сенатом с пятью галерами для нанесения ущерба неприятелю, у которого он сжег Нарентский торг со всеми окружающими селениями и воздал ему достойное отмщение. Наконец, уже в наши дни славу себе и своей родине стяжал мой дядя Симон Флори (Flori), который провел тридцать шесть лет во Французском королевстве на службе у тамошних королей. Он имел такой успех в военных делах, что герцог Алансона почти всегда держал его при себе, а французские короли Генрих и его брат Карл удостоили его немалого числа почетных наград. Знаменитый поэт Дидак Пирр так написал о нем в одном из своих произведении:

Et miles intrepidus, е dux inuictus in armis
Venit ab antiqua Florius Illiria,
Illius egregiam virtutem, fortia facta
Experta est duris Gallia temporibus.
В бою неустрашим, победоносный вождь,
Из древней прибыл Флориус Иллирии.
И Галлия в суровую годину
Нашла поддержку в мужестве его.
Не испытывала Рагуза недостатка и в тех, кто своей ученостью стяжал ей великую славу. Среди них кардинал Иоанн Стоик, искушенный во всех науках, о котором Мюнстер при описании Базилеи говорит следующее: «Есть в Базилее могила кардинала Иоанна Теолога из Рагузы, который в своем известном завещании оставил нам все те рукописные греческие книги, которыми мы теперь располагаем». Жили там также превосходный поэт Илия Цриевич (Elia Ceruino) и красноречивый оратор Иван Гучетич (Gianno Gozzio), о которых упоминает Сабеллико (X эннеада, 8–я книга). Минорит Джурадж Бениньо (Giorgio Benigno), весьма ученый муж, опубликовал несколько своих трудов по богословию. Превосходный латинский поэт Яков Бунич (Giacomo di Bona) создал прекрасную поэму о жизни Господа нашего. Матвей Бобальевич, человек столь редкого дарования, что его невозможно переоценить — помимо глубоких познаний в других науках, был редким знатоком греческого языка и перевел с него на латынь все труды святого Василия в том изящном стиле, который особо ценится знатоками. Этот перевод хранится ныне в библиотеке бенедиктинского монастыря Св. Якова, находящегося близ Рагузы. Савин Глухой из уже упомянутого рода Бобальевичей, прекрасный поэт, писавший по–итальянски и, в большей степени, по–славянски, выпустил несколько своих произведений на итальянском языке. Доминиканец Климент Раньина, знаток Священного Писания, опубликовал несколько изъяснительных бесед (Omilie), высоко оцененных учеными мужами. Из того же рода до сих пор здравствующий Доминик Раньина, рыцарь [Ордена] Святого Стефана и поэт, знаменитый своими итальянскими стихами не меньше, чем славянскими. Никола Вито- вич Гучетич (Gozi), муж высочайшей образованности, написал и выпустил в свет ряд произведений, написанных как на [благородной] латыни, так и вульгарном тосканском наречии. Я не стану больше утомлять читателя перечислением, так как слишком много времени потребуется, чтобы упомянуть всех живших в Рагузе ученых мужей.

Территория Рагузы (по общему мнению) простирается в виде узкой полосы примерно на сто тридцать пять миль в длину и среди прочего включает в себя немаловажный город Стон. Поблизости расположено несколько более или менее значительных островов, принадлежащих Рагузе, а именно Ластово (Lagusta), Млет (Meleda), Шипан (Giupana), Лопуд (Isola di mezzo) и Колочеп (Calamota). Остров Ластово удален от Рагузы примерно на сто миль, а его окружность составляет примерно пятьдесят миль. Остров изобилует всеми плодами земли, а именно вином, маслом, зерном и всеми сортами фруктов, на нем живут суровые и крепкие мужчины и столь же крепкие и работящие женщины.

Упомянутый остров рагузинцы купили у жупана Стефана, ставшего позднее королем Рашки и получившего прозвище Храпало (Crapalo). С ним рагузинцы постоянно поддерживали тесные дружественные отношения, о чем будет сказано далее в его жизнеописании. По этой причине жители Ластово до [1]308 года находились под властью Рагузы. В указанном году, когда королем Рашки был Урош, отец императора Рашки Стефана, некие вельможи этого королевства обвинили рагузинцев перед упомянутым королем в том, что они незаконно купили остров, принадлежащий королевству Рашки. По этой причине Урош незамедлительно отправил рагузинцам предписание оставить упомянутый остров его попечению, поскольку он намерен признать его своей собственностью. Рагузинцы ответили отказом, заявив, что владеют островом на законном основании, купив его у короля Храпало, его прежнего законного владельца. Ответ рагузинцев привел Уроша в ярость, и он стал втайне подстрекать островитян на бунт, обещая им освобождение от уплаты податей и прочие льготы наряду с защитой от любого врага. Островитяне, недолго думая, приняли предложения рашан (Rassiani) и отложились от рагузинцев. Узнав об этом, последние стали незамедлительно снаряжать флот и собирать войско, чтобы вернуть себе упомянутый остров. Урош, узнав об этом, велел им отказаться от этого предприятия, грозя послать [войска] для разорения всех их владений. По этой причине рагузинцы, выбрав из двух зол меньшее, решили ничего не предпринимать. Однако вскоре они заключили союз с упомянутым королем, и он отказался в их пользу от всех прав на Ластово, препоручив его жителей заботе сената Рагузы. Островитяне, обманутые рашанами, с общего согласия отправили в Рагузу послов, прося простить за совершенную ими вынужденную ошибку и вновь принять в качестве верных и покорных подданных, обещая впредь всегда оставаться таковыми по отношению к Рагузинской республике. Последняя милостиво приняла упомянутое посольство островитян и не только подтвердила прежние привилегии, но и некоторые из них расширила.

Остров Млет, называвшийся в древности Мелита (Melita) или Мелиге- на (Melligene), имеет около тридцати миль в длину и шестьдесят в окружности и находится примерно в тридцати милях от Рагузы. Некогда этот остров, как повествует Аппиан Александрийский в «Событиях в Иллирии», был с большим трудом завоеван Цезарем Августом. Поскольку островитяне промышляли морским разбоем, он приказал казнить всю безбородую молодежь, а остальных — продать с торгов. На этом острове производится много вина, в основном красного и весьма крепкого, зерна же родится недостаточно. На южной стороне на острове находится озеро с морской водой. Его длина составляет примерно две мили, ширина — чуть меньше мили, а в окружности оно составляет семь миль. Есть в нем и пролив, через который поступает морская вода, но такой узкий, что по нему с трудом могут входить в озеро даже небольшие лодки. Если бы жители заперли этот пролив с помощью больших цепей, то был бы закрыт проход даже для упомянутых небольших лодок. Это прекрасное озеро со всех сторон окружено дикими соснами, дубами и другими деревьями, которые стоят так близко к воде, что не только дают тень в летнюю пору для гуляющих по берегу, но и зачастую на их зеленых ветвях, склоненных к воде, находили прикрепившихся устриц. В упомянутом озере водятся всевозможные морские моллюски и много рыбы, особенно дорады, сибаса (Varolo) и окуня (triglia), причем упомянутые рыбы по своим размерам превосходят тех, что ловятся в других местах. В одном из заливов упомянутого озера возвышается невысокая скала, на которой было основано почтенное аббатство и монастырь [ордена] Святого Бенедикта, который является главным [монастырем] конгрегации упомянутого монашеского ордена, называемой по имени этого острова Млетской (Melitense). Там я принял монашеский чин. Среди членов упомянутой конгрегации почти во все времена было немало высокообразованных мужей, и в их числе дон Макар Бобальевич (D. Macore de Bobali), который, помимо духа пророчества, обретенного в награду за святость, был еще и глубоким знатоком Священного Писания. Вслед за ним там жили Хризостом Кальвино, избранный архиепископом Рагузы, знаток еврейского, греческого и латинского языков; Василий Градич (di Gradi), ставший епископом Стона; дон Джамбатиста Джорджич, в настоящее время аббат и предстоятель упомянутой конгрегации; дон Бенедикт Менчетич и дон Корнелий Франциск, оба — глубоко образованные мужи и знатоки множества языков; дон Мавро Ветранич, превосходный поэт, пищущий на славянском языке; дон Евсевий Кабога, автор написанных на латыни летописей Рагузы и жизнеописаний ее архиепископов. Не успев опубликовать свои труды при жизни, он оставил их монсиньору Хризостому Раньине, который ныне является епископом Стона, а прежде был монахом упомянутой Млетской конгрегации.

В упомянутое озеро иногда заплывают тюлени (Orsi marini) и наносят большой урон поголовью рыб. Когда же они хотят вернуться в море, то в проливе, через который они должны проплыть, ставят большие сети, куда они попадаются и оказывают отчаянное сопротивление нападающим на них рыбакам. Пока же они находятся в озере, они часто выходят на берег и без всякой опаски позволяют себя разглядывать, показывая определенными жестами, что понимают все, что им говорят. Поскольку я сам никогда ничего подобного не видел, то не мог поверить, что рыба может понимать человеческую речь. Однако, когда я находился в Италии, в Пезаро, я на собственном опыте убедился в том, что это действительно так. В 1599 году близ Гаэты был пойман один из упомянутых тюленей, которых называют также морскими телятами, и его в течение нескольких месяцев возили по многим городам Италии в большом ящике, где была подстелена солома. Когда его хотели показать публике, то вынимали из ящика, где он был заперт на ночь, и клали в большой ушат с водой. Затем, называя его по имени Мартином, его вынимали из воды, и он полз по земле, извиваясь, и по команде поворачивался то на спину, то на живот, то на один бок, то на другой. Когда его просили дать лапу, он протягивал вперед переднюю конечность, похожую на гусиную лапу. Когда его спрашивали, не голоден ли он, он тут же открывал рот и, стуча зубами, всем своим видом выражал согласие, не сводя глаз с хозяина. Когда же хозяин делал вид, что хочет ударить его палкой, которую держал в руке, тот незамедлительно издавал звук, напоминавший восклицание разгневанного человека, и делал вид, что хочет укусить хозяина. Когда ему приказывали вернуться туда, откуда его вынули, он направлялся к ушату и, поднявшись подобно ужу, сам бросался в воду. Одним словом, это было удивительное зрелище, видеть, как рыба подобного вида понимала то, что ей говорили, и исполняла все команды. Тюлень, которого я видел в Пезаро, был гораздо меньше тех, что иногда вылавливают в Млетском озере. Близ упомянутого озера, в весьма живописном месте под названием Дворцовая гавань (Porto Palazzo), находящемся на морском побережье, еще и теперь видны развалины дворца, построенного некогда Агесилаем Киликийским, сосланным сюда императором Севером. Когда император после победы над Песценнием проходил по Киликии, встретить его вышли все властители (Baroni) упомянутой страны, за исключением Агесилая. По этой причине он был отправлен в ссылку на Млет, где пребывал вплоть до того времени, когда после Севера власть в империи перешла к Антонину. Оппиан, сын Агесилая, находившийся в ссылке вместе с отцом, написал героическим стихом прекрасный трактат о рыбной ловле и преподнес его Антонину, за что удостоился от императора позволения для отца вернуться на родину. Вскоре после возвращения Агесилая в Киликию его дворец был разрушен сарацинами.

Со временем остров оказался во власти у хумских государей, и в 1151 году воевода Рашки Деса подарил его монахам упомянутого аббатства, препоручив его заботам и особому покровительству Синьории Рагузы. Таким образом, нет ныне ни одного уроженца острова, кто не был бы подданным упомянутых монахов. Но, поскольку «тот, кто неволен, тот вечно недоволен», островитяне не раз без весомой причины восставали против своих хозяев и наносили им ощутимый урон. Из того, что я видел на Млете, две вещи стоят упоминания. Во–первых, все местные жители переговариваются при помощи свиста и, находясь на значительном расстоянии, понимают друг друга не хуже тех, кто выражается при помощи слов. Вторая вещь меня просто поразила. В 1410 году на хуторе Бабинополье упомянутого острова у одной женщины был единственный сын по имени Шурмал, которого она нежно любила. Сын, возмужав, женился и ушел от матери. Однажды поздним вечером она пришла к его дому, но тот запер двери, чтобы она не могла войти. Тогда бедная старушка–мать стала умолять пустить ее в дом и делала это все настойчивее, видя приближение грозы. Однако ее слова не вызвали в безжалостном сердце сына никакого сострадания к собственной матери. Поняв это, она стала призывать на их голову гнев Божий и, среди прочего, сказала: «Как вы теперь не принимаете меня в вашем доме, так с Божьего позволения ни земля, ни море не примет ваших костей». И что вы думаете? Когда безжалостный сын скончался и был похоронен перед церковью Святого Панкратия, то на следующее утро был найден выброшенным из могилы, поскольку земля не хотела его принять, и так повторилось два последующих дня. Тогда его бросили в море, которое в ту пору было совершенно спокойным, но, как только приняло проклятое тело, начало волноваться и почти в то же мгновенье выбросило его на скалы, где его кости так вросли в камень, что даже с помощью большого топора их с трудом можно отодрать, что я неоднократно пытался сделать.

Остров Шипан протянулся с запада на восток примерно на четыре мили, окружность его составляет примерно десять миль. Некоторые считают, что именно его Плиний называет Сипарис (Siparis). Это один из самых благородных островов, которыми владеет сенат Рагузы, как по своей живописности, так и по изобилию вин, которые на ней производятся.

[Лопуд], срединный остров, называется так потому, что расположен между двумя другими — Колочепом и Шипаном. В окружности он составляет примерно десять миль. На острове чудесный воздух и [редкое] среди соленых вод изобилие запасов пресной воды. Самая красивая часть острова, которая является наиболее заселенной и украшена садами, дворцами и гаванью, обращена на запад. Однако удобные строения, прелестные сады и усеянные виноградниками холмы встречаются на острове повсюду. В 1538 году остров оказал дружественный прием двенадцати галерам папы Павла III под командованием патриарха Аквилеи, дворянина из рода Гримани (Casa Grimana), однако был безбожно и жестоко разграблен людьми с упомянутых галер.

Остров Колочеп по своей величине уступает Лопуду, он не так плодороден и менее населен, однако на нем делают хорошие вина.

Жители упомянутых трех островов зарабатывают себе на жизнь в основном нанимаясь в судовые команды. По этой причине часто случается, что там мало мужчин, но много весьма красивых добропорядочных женщин. Нередко мужья, уходя в море, оставляют их без всякой помощи на десять и более лет, однако женщины, работая денно и нощно, своим ручным трудом сами себя обеспечивают и славятся редкой добропорядочностью.

Упомянутые три острова служат отправным пунктом для тех больших кораблей, которые бороздят ныне моря Италии и Испании. Рагуза насчитывает их не менее сотни, не считая множества галеонов и других маломерных судов. По причине большого числа моряков, занятых на упомянутых судах, рагузинцы не могут выставить ныне более пяти или шести тысяч наземного войска. Тем не менее все их корабли, собранные вместе, составляют один из самых многочисленных и мощных флотов, имеющихся ныне в чьем‑либо распоряжении в Средиземном море. Упомянутая мощь обеспечивается как размером судов и многочисленностью установленной на них артиллерии, так и в значительно большей степени отвагой моряков, которую они не раз проявляли в борьбе с турками и другими корсарами. При нападении последних они сражаются так отчаянно, что враг не может овладеть кораблем, пока хоть один из них остается в живых. Во время боя они бросаются на врага подобно разъяренным львам, призывая друг друга помнить о том, что они рагузинцы, которые никогда не отдадут свою жизнь, не воздав достойной мести врагу.

Примеров этого я не стану тут приводить, поскольку почти всем они известны, и окончу на этом свой рассказ об истории Рагузы, все свершения и достижения которой любопытный читатель сможет найти в летописях рагу- зинского дворянина Якова Петровича Лукаревича, которые (я полагаю) он в скором времени выпустит в свет.

ПРЕДИСЛОВИЕ ДОНА МАВРО ОРБИНИ

Многие утверждают, что автор нижеследующей «Истории королей Далмации» был уроженцем Диоклеи, которая была митрополией Красной Хорватии и чьи развалины можно увидеть ныне у Лабеатского болота, то есть Скадарского озера, и называют его поэтому Диоклейцем (Docleate). Другие придерживаются мнения, что он родился в городе, называемом славянами Дукля (Dugla), который возник на развалинах Диоклеи и впоследствии получил то же самое имя. Я же полагаю, что автор не был уроженцем ни первой, ни второй Диоклеи. То, что он не был родом из первой, следует из того, что он сам пишет в нижеследующем «Предисловии», а именно, что к нему обратились с просьбой священнослужители Диоклейской церкви. В то время [упомянутая церковь] лежала в руинах, поскольку Самуил Болгарин или (по мнению других) его сын Радомир, которого греческие историки называют Гавриилом–Романом, сжег ее около 1000 года, а упомянутый автор (как следует из описываемых им событий) в 1179 году был еще среди живых. Ясно поэтому, что он имеет в виду вторую Диоклею. Однако и она не была местом его рождения, поскольку далее в своем «Предисловии» он пишет, что с упомянутой просьбой к нему обратилась также и молодежь из его города. Этими словами он ясно дает понять, что вовсе не Диоклея была его родиной. По моему мнению, автор был родом из Бара (Antiuari), который также в значительной степени вырос на развалинах первой Диоклеи, да и расположен не так далеко от нее. Упомянутая «История» первоначально была написана им по–славянски и славянскими письменами, а затем по настоянию некоторых особ переведена им на латынь. В своем труде он дает краткое описание происхождения и истории славянских королей, правивших в Далмации и других соседних землях Иллирика с 495 года от Рождества Христова по 1161–й, когда Радо- слав, последний из рода упомянутых королей, был лишен власти сыном Уроша Десой.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ЕГО «ИСТОРИИ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ»

Когда вы, любезные братья мои во Христе и достопочтенные священнослужители святого престола церкви Диоклейского архиепископства, а наряду с ними множество зрелых мужей и главным образом молодежи нашего города, которая любит не только слушать и читать, но и (как ей свойственно) предаваться военным утехам, обратились ко мне с просьбой о переводе со славянского письма на латинское книжечки о готах, называемой латинянами «Regnum Slavorum», в которой описаны все их войны и деяния, то я, преодолевая старческую немощь, решил удовлетворить вашу просьбу сам, побуждаемый к этому и любовью к своим собратьям. Я не хотел бы, однако, чтобы кто‑нибудь из читателей подумал, что я написал что‑то сверх того, что узнал из книг и рассказов (не баснословных, а основанных на истинных событиях) наших отцов и дедов.

ИСТОРИЯ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ И ДРУГИХ СОСЕДНИХ ЗЕМЕЛЬ ИЛЛИРИКА С 495 ГОДА ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА ПО 1161 ГОД

В то время, когда скипетр Константинопольской империи был в руках у Анастасия, запятнавшего себя и многих других евтихи- анской ересью, в Риме управлял делами Церкви папа Геласий, а в Италии вершили подвиг великого благочестия преблаженные Герман, епископ Капуи, Сабин, епископ Канузы (Carusa), и на горе Кассино святой Бенедикт, из северных пределов вышли готы, свирепый и неукротимый народ, которым управляли три вождя, бывшие братьями и сыновьями короля Свевлада Брус (Brus), Тотий (Totio) и Остроил (Ostroillo). Брус, старший из братьев, унаследовал власть после смерти отца, и поэтому Тотий и Остроил, стремясь стяжать славу, с позволения своего брата собрали могучую рать и оставили родные пределы. Придя в Венгрию, они покорили ее и затем вторглись в Темплану (Templana). Тогда король Далмации, пребывавший в Салоне, послал гонцов с посланиями к королю Истрии, дабы тот собрал все свое воинство и выступил вместе с ним против упомянутых готов. Исполнив это, они стали лагерем невдалеке от неприятеля. Пока рати стояли друг против друга, с одной и другой стороны выходили воины и устраивали между собой поединки, но на восьмой день произошла битва, которая длилась с третьего часа дня до самого вечеpa. В конце концов, готы одержали победу, и произошло это не без всевышнего попустительства: хотя далматы и их союзники сражались и упорно и доблестно, но, несмотря на это, уступили противнику. Король Истрии пал в бою, а король Далмации, дважды раненный, едва сумев спастись бегством, вернулся с горсткой своих людей в Салону. Посему Тотий и Остро- ил разделили между собой свое немалое войско. Тотий с одной его частью отправился в Истрию, а потом оттуда — в Италию, где в течение некоторого времени вел опустошительные войны и полностью разрушил несколько захваченных им городов. Затем он напал на Сицилийское королевство и вскоре после этого скончался, как некогда ему было предречено рабом Божьим святым Бенедиктом. Его брат Остроил вторгся в провинцию Иллирик и, не встретив никакого сопротивления, захватил всю Далмацию со всеми ее приморскими городами. Осев, в конце концов, в Превалитане, он отправил оттуда своего сына Свевлада с большой ратью на север покорять остальные земли Иллирика. Константинопольский император, узнав, что Остроил остался с небольшим отрядом в Превалитане, послал сильное войско, чтобы напасть на него врасплох. Остроил, муж великой отваги, вышел [против упомянутого войска] с горсткой своих воинов и, приняв бой, погиб, воины же его спаслись бегством. Посему войско императора с большими трофеями вернулось домой. Свевлад, узнав о смерти отца, ускоренным маршем вернулся в Боснию, надеясь застать войско императора и отомстить за смерть родителя. Не встретив там никого, он занял отцовский престол, и у него родился сын по имени Селимир (Selimir). Владения Свевлада простирались от Винодола (Valdevino) до Аполлонии (Pelonia, о Pelouiata), от моря — до самого Севера. Он причинил немалый вред христианам, жившим в приморских городах, и на двенадцатом году своего правления оставил этот мир. Ему наследовал его сын Селимир, который, хотя и был язычником, поступал по справедливости. Он не только хорошо обращался с христианами, но и заключил с ними договоры и соглашения, заставив платить подати. Посему страна наполнилась славянами, и в его дни в ней царил покой. После двадцати лет правления он скончался, оставив сына Владана. Последний, следуя по стопам отца, мирно правил королевством и имел сына по имени Радмир, который с юных лет отличался своенравием и спесивостью. При нем с великой реки Волги (Volcha) вышло великое множество людей, взявших себе имя от упомянутой реки, и до сего дня от Волги их зовут волгара- ми (Vulgari), или болгарами (Bulgari). Со своими женами, детьми и всем скарбом они пришли в область Силодузию (Silodusia). Правителем у них был некто по прозванию Крис (Chris), которого они на своем языке называли «каганом», что означает у них «царь» (Imperadore). Ему подчинялось девять государей, или правителей, вершивших суд над упомянутым народом, который был неисчислимо велик. Итак, заняв Силодузию, они вторглись в Македонию. Покорив и ее, они проникли в область латинян, которых [прежде] называли римлянами, а ныне зовут мавровлахами (Morouulasi), то есть «черными латинянами». Константинопольский император, сидя на своем престоле, длительное время вел войну с упомянутым народом, но, не сумев победить, в конце концов, заключил с ним мир и оставил в покое. Таким же образом поступил и король Владан, видя, что народ этот велик числом и говорит на одном с ним языке. Так было положено начало великой любви между двумя народами, а именно между готами, [или] славянами, и болгарами. Главной причиной упомянутой любви было то, все они были язычниками и говорили на одном и том же языке. После этого болгары, обезопасив себя со всех сторон, построили крепости и города и стали жить в захваченной ими стране, которой и по сей день владеют. Тем временем король Владан скончался, и власть перешла к его сыну Радмиру. С самой юности он проявлял неприязнь к христианам, и теперь, став королем, принялся их преследовать, разоряя принадлежавшие им города и селения. Христиане, видя его нечестие, стали убегать в горы и другие неприступные от природы места, употребляя все силы на постройку крепостей, чтобы укрыться в них от обагренных в крови рук свирепого Рад- мира, пока Господь не снизойдет и не освободит от столь жестокого преследования. После смерти Радмира правили один за другим четыре короля- злодея. При них христиане постоянно подвергались жестоким преследованиям. Однако, поскольку перо наше спешит перейти к вещам более отрадным, мы опустим описание их злодеяний и преследований, которые претерпели от них христиане. Немалое число последних, как жителей Приморья, так и Севера, чтобы не запятнать себя их гнусными и мерзкими обычаями, ушла в упомянутые дикие горы, полагая, что лучше вытерпеть любые лишения и невзгоды, нищету и голод, но спасти свою душу, чем владеть насущным добром с ущербом для души. После кончины вышеупомянутых четырех королей от их потомства родился Святмир (Svetmir), который, став королем, не пожелал более мучить и преследовать христиан. При нем процвел в Фессалониках Константин Философ, сын патриция Льва. Будучи глубоким знатоком Священного Писания и ведя при этом достойную подражания жизнь, он покинул свою родину и, ведомый святым духом, прибыл в страну Хазарию. Вступив в диспуты с первыми тамошними мудрецами, он превзошел их всех и ежедневной проповедью обратил всю упомянутую страну в Христову веру, а вскоре после этого обратил и болгар. Тем временем Святмир скончался, и ему наследовал Святополк (Svetopelek). Во время его правления папа Стефан, осведомленный от многих о жизни и учении Константина, написал к нему, призывая прибыть к себе. Константин, прочтя послание и решив принять приглашение папы, захотел перед отъездом оставить тем, кого он обратил в Христову веру, духовную пищу, которой они могли бы подкрепляться в его отсутствие. Он рукоположил в сан священников для наставления этих народов в христианском вероучении и, помимо этого, перевел для них с греческого языка на славянский Христово Евангелие и псалмы Давида со всеми книгами Ветхого и Нового Заветов. После этого, простившись со всеми, он отбыл в Рим. По пути туда он заехал к королю Святополку. Принятый им за свое целомудрие и редкую ученость с великим почетом, он стал наставлять его в христианском обряде и вероисповедании, которое Святополку чрезмерно понравилось. Посему он принял христианство со всеми своими подданными. Когда весть об этом достигла христиан, живших в горах, их охватила великая радость. Спустившись с гор и оставив другие убежища, они стали благословлять и восхвалять Господа, даровавшего спасение тем, кто возложил на него все свои надежды. Упомянутый король дозволил христианам, говорившим на латыни, вновь отстроить и восстановить города и крепости, некогда разрушенные язычниками. Он повелел также, чтобы были определены и описаны пределы и межи всех его владений. Спросив об этом у своих мудрецов и не добившись от них никакого ответа, он отправил послов к папе Стефану и константинопольскому императору Михаилу, прося помочь ему в этом деле. Когда послы, отправленные в Рим, изложили свое поручение папе, тот несказанно обрадовался, так как надеялся через это еще больше укрепить короля и его народ в Христовой вере. Посему, отпуская послов, он отправил вместе с ними кардинала Гонория, мужа изрядной учености и достойной подражания жизни, наделив его теми полномочиями, которые принято давать лицам такого звания при исполнении подобных поручений в христианской стране. Вместе с упомянутым Гонорием были посланы еще два кардинала, которые должны были помочь этому новообращенному в Христову веру народу избрать епископов, освятить церкви и совершить прочие необходимые действия. Кардиналы, прибыв в Иллирик, нашли короля на Ду- ванской равнине (pianure di Dalma), где он [тогда] находился. Король принял их с большим почетом и повелел всем своим подданным собраться на том же Дуванском поле. Пока народ собирался, прибыли и отправленные в Константинополь послы Иоанн и Лев, которые были с должным почетом встречены королем и кардиналами.

Весь народ, как говорящие на латыни, так и на иллирийском наречии, по повелению папского викария Гонория и короля Святополка в течение двенадцати дней принимал участие в Соборе, при этом восемь дней было посвящено церковным делам и четыре — вопросам, касающимся власти короля и устройства государства. На этом же Соборе перед всем собравшимся народом были зачитаны древние латинские и греческие привилегии, присланные папой римским и императором, в которых описывалось деление на области и земли согласно древним императорам. И королю и всему люду пришлось по нраву, что по окончании Собора над королем был произведен обряд коронования и помазания по римскому обычаю. Совершено это было Гонорием и его спутниками, и у всего народа был праздник и веселье. После этого по повелению короля были рукоположены два архиепископа: один в Салоне, другой — в Диоклее. Наряду с ними были рукоположены многие другие епископы, и церкви, пребывавшие после своего разрушения в скверне и теперь обновленные, были этими епископами освящены. Помимо этого, король издал указ, по которому никто не смел ни посягать на свободу Церкви, ни тем более судить и рядить ее дела, за исключением ее архиепископа или другого лица, которому она по праву будет подчинена. Нарушители же [этого указа] будут считаться оскорбившими королевскую корону. Затем он повелел составить привилегии согласно содержанию тех, которые были всенародно зачитаны, и разделил свое королевство на области, определив для каждой из них свои пределы. Земли, ограниченные реками, которые текут с гор и, поворачивая к югу, впадают в море, он назвал Приморьем. Другую же страну, ограниченную реками, текущими на север и впадающими в Дунай, он назвал Сербией (Surbia). Затем он разделил Приморье на две области: земли от Дувно, где тогда пребывал король и где был созван Собор, до Valdevinum (Valdevino), то есть Винодола (Vinodo), он назвал Белой Хорватией, которую именуют также Нижней Далмацией. В этой области с согласия папы и его легатов была учреждена митрополия Салонской церкви с подчинением ей церквей Сплита, Трогира, Скрадина, [S.]Arontium’a (Aronsio), называемого ныне крепостью Задар, [а также] церквей Нина, Раба, Осора, Крка и Эпидавра, называемого ныне Рагузой.

Земли же от упомянутого Дувно до города Bambalona, ныне Драч, он назвал Красной Хорватией, которую именуют также Верхней Далмацией. В ней была учреждена митрополия Диоклейской церкви, суффраганами которой были епископы Бара, Будвы, Sorbium’a (Sorbio), Posonium’a (Bosonio), Котора, Улциня, Свача, Скадара, Дривоста, Призрена (Poleto), Требинья (Trebine) и Захумья (Zaculmio). Лежащую на севере Сербию (Surbia) он разделил на две области: первую, к западу от великой реки Дрины до горы Пин, он назвал Боснией, а вторую, к востоку от упомянутой реки до Леша (Lusria) и Лабеатского болота — Рашкой. В каждой из упомянутых областей он поставил банов, или воевод, из числа своих сородичей, а также жупанов, то есть князей, и сотников, то есть центурионов. Банам от дал в подчинение семь сотников, которые должны были непосредственно чинить суд над народом и, взимая подати, доставлять их затем упомянутому бану. Одну их половину бан отдавал королю, а вторую оставлял на собственные нужды. Жупанам же он повелел иметь в подчинении одного сотника и вместе с ним чинить суд над народом по долгу справедливости. Упомянутые жупаны две трети податей должны были отдавать королю, а остальное — оставлять себе. Ни один бан не имел права вмешиваться в дела чужой области, а должен был заботиться об области, ему вверенной; и все баны должны были держать ответ за свое управление перед одним только королем и ни перед кем другим. Помимо этого, он ввел много других хороших законов и отменных обычаев. Желающие узнать о них пусть прочтут славянскую книгу под названием «Мефодий», и из нее узнают, сколько и каких добрых установлений ввел тогда упомянутый достойнейший король.

Итак, завершив все дела, кардиналы, епископы и послы были отпущены королем и, воздав ему должную благодарность, с дарами и почестями вернулись домой. Равно с ними и баны, князья, сотники и прочие вновь поставленные чины, воздав величайшие хвалы Богу и простившись со своим королем, отбыли в назначенные им области. После этого Святополк правил еще сорок лет и четыре месяца и имел множество детей обоего пола. Наконец, 17 марта он отошел в лучший мир и был погребен в церкви Святой Марии в Диоклее. Народ, собравшийся после его смерти, горько оплакивал его кончину. Сын его Святолик был помазан и коронован в той же самой церкви, и с тех пор повелось, что выборы и помазание королей устраивались всегда в упомянутой церкви. Святолик, став королем, следовал по стопам своего отца в благочестии, придерживаясь заветов и закона Господня. Он жил со всеми в мире, имел детей и на двенадцатом году своего правления оставил этот мир. Ему наследовал его сын Владислав, который пренебрег добрым примером своего отца и, уклонившись от прямого пути и заветов Господа, запятнал себя множеством гнусных пороков. Посему по справедливому Божьему суду, отправившись однажды на охоту, он провалился в яму и нашел там немедленную смерть. Вместо него стал править его брат Томислав, который был мужем достойным. При нем венгры пришли грабить его страну. После ряда стычек, победа в которых всегда была на его стороне, он сумел, в конце концов, очистить от них все свои владения. На семнадцатом году своего правления он скончался, оставив после себя нескольких сыновей и дочерей. Посему власть перешла к его сыну Себеславу. При нем греки осадили Скадар. Получив известие об этом, он собрал большую рать и напал на греческий лагерь. [В этой битве] было убито немало греков, остальные же были взяты в плен. После этого у Себеслава родились два сына–близ- неца, названные им Разбивоем и Владимиром. Не совершив более ничего достойного упоминания, на двадцать четвертом году своего правления он скончался. После него правили его сыновья, разделив отчее королевство: Разбивою отошло Приморье, а Владимиру — Сербия. Последний, взяв в жены дочь венгерского короля, имел от нее детей. По случаю упомянутого брака между венграми и славянами был заключен мир. После смерти Разбивоя на седьмом году своего правления его надел перешел к его брату Владимиру, и королевство было вновь объединено. Затем, после двадцати лет правления, скончался и Владимир. Ему наследовал его сын Карамир. При нем восстала Белая Хорватия. Собрав против нее большую рать из рашан и боснийцев, он встретил неприятеля на Хумском поле (piano di Chelmo). В завязавшейся битве король потерпел поражение и нашел там свою смерть. После него власть принял его сын Тврдослав, который восстановил отчее королевство и с миром кончил свои дни. После него правил его сын Толимир. Благодаря его большой рассудительности, при нем управление велось так хорошо, что в стране царили всеобщее довольство и радость. Оставив после себя детей, он скончался. После него королевством управлял его сын Прибислав, который совершил немало великих злодеяний. Поэтому через некоторое время боснийские магнаты, не желая терпеть его беззаконие, восстали против него и убили, бросив его труп в реку. Это оскорбило его сына Крепемира. Сговорившись с баном Боснии, он схватил всех убийц своего отца и предал их жестокой смерти, а затем, взяв власть в свои руки, стал править королевством. При нем немцы, покорив Истрию, намеревались совершить вторжение в Хорватию. Король Крепемир, собрав против них сильную рать, вступил с ними в сражение и, разбив, изгнал из всех своих владений. Видя это, немецкий полководец отправил к королю Крепемиру послов, предлагая жить с ним впредь в доброй дружбе и женить на своей дочери его сына Святорада. Предложения Немца пришлись королю по душе (поскольку тот приходился двоюродным братом императору), и он с радостью на них согласился. Так между ними был заключен мир. После двадцати лет и одного месяца правления Крепемир скончался. Ему наследовал его сын Святорад, который был мужем кротким, благочестивым и богобоязненным. Оставив после себя сына по имени Радослав, он почил с миром. Став королем, Радослав прилагал все силы, чтобы следовать в своей жизни и поступках благочестивому примеру своего отца. У него родился сын, названный Чаславом. Возмужав, тот стал проявлять неповиновение своему отцу. Тем временем вновь восстала Белая Хорватия. Король, собрав в связи с этим большое войско, одну его часть вверил своему сыну, а другую возглавил сам. Окружив восставших со всех сторон, они одолели их. Те, кто был пленен королем, были отпущены на свободу; те же, кто попал в плен к его сыну, были отданы в рабство воинам Часлава. Воины его отца Радослава, видя это, возмутились и, покинув его, всем скопом перешли в войско Часлава. Это разожгло в Чаславе гордыню, и он по сговору со своими воинами отнял власть у отца и принялся повсюду его преследовать. Король, скрываясь от своего неистового сына, нашел убежище в селении под названием Ласта (Lasta), однако, не чувствуя себя в безопасности от происков сына и там, с небольшим числом своих приближенных спустился к морскому побережью. Часлав, узнав об этом, устремился за ним в погоню и едва не настиг со своими всадниками: король, бросившись со всеми своими людьми в море и достигнув вплавь небольшой скалы, возвышавшейся недалеко от берега, сумел ускользнуть из рук своего сына. В то время по воле Бога, который в целом проявлял благосклонность к этому королю, случилось проплывать мимо баркасу, шедшему из Апулии. Увидев его, король и все бывшие с ним принялись кричать и звать моряков, которые, оробев от неожиданности, приблизились к упомянутому месту. Узнав, что перед ними король и по какой причине он там находится, они прониклись к нему искренним состраданием и, приняв с великим почтением, отвезли в Сипонт, откуда он позднее перебрался в Рим. С тех пор та скала, или утес, получила название «Радославовы камни» (Chami di Radoslau).

Часлав же, изгнав упомянутым образом отца, стал править королевством.

В его время жил в Сраге (Sraga) юноша по имени Тихомил, поповский сын из селения Рабика, который работал пастухом у одного магната по имени Будислав. Этот Тихомил был крепкого телосложения и превосходил всех в беге, поэтому хозяин всегда брал его с собой на охоту. Однажды во время охоты он нечаянно задел палкой, с которой всегда ходил, хозяйскую суку по кличке Палуша (Paluscia). От этого удара та околела. Перепугавшись (поскольку упомянутая сука была очень дорога его хозяину), Тихомил сбежал от него и, придя к королю Чаславу, был им радушно принят. Во время правления Часлава венгерский полководец Кис (Chys) с могучей ратью вторгся в Боснию, грабя и предавая огню и мечу владения Часлава. Тот со своей ратью встретил неприятеля в Дринской жупании близ реки. В произошедшей там битве упомянутый Тихомил своей рукой убил венгерского полководца Киса и, отрубив ему голову, поднес ее своему королю. В этой битве пало немало венгров. За эту победу Часлав даровал Тихомилу Дрин- скую жупанию и женил на дочери бана Рашки. Когда весть об упомянутой битве достигла Венгрии, жена Киса, узнав о гибели мужа, предстала перед венгерским королем, моля помочь ей отомстить за смерть своего супруга. Получив от короля большое войско, она вторглась во владения Часлава и, обнаружив его в одной роще с малочисленной свитой (поскольку он ни о чем подобном не подозревал), напала на него и, схватив, повелела сначала отрезать ему нос и уши, а затем утопить в реке со всей его свитой. Так собственной гибелью и падением своего дома он поплатился за прегрешение, совершенное им против своего отца.

Таким образом, после гибели Часлава страна осталась без короля. Баны, однако, продолжали управлять областями, пожалованными им королем, но никто из них не осмеливался присвоить себе королевский титул. Тихомил после смерти своего тестя правил Рашкой, но и он не осмеливался величать себя королем, именуясь жупаном, или великим князем, поскольку стоял над всеми остальными князьями Рашки. Так королевство Часлава в течение длительного времени управлялось банами и князьями. Весть об этом, в конце концов, дошла и до его отца Радослава, нашедшего убежище в Риме. По настоятельным просьбам тех, кто был с ним, он взял в жены одну знатную римлянку, которая родила ему сына по имени Петрислав, и глубоким старцем покинул этот мир. Петрислав также женился на молодой римлянке из знатного рода и имел от нее сына по имени Павлимир. Прожив многие годы у своих римских родственников, скончался и Петрислав. После его смерти между родственниками Радослава и другими римлянами разгорелась великая распря, сопровождавшаяся ежедневными жестокими стычками. Возмужавший к тому времени Павлимир проявил во время упомянутой смуты недюжинную доблесть и своей решительностью и благоразумием заслужил любовь не только своих родственников, но и остальных римлян, получив за свою доблесть прозвище Бело (Bello). Тем временем из Сицилии вышел огромный флот сарацин, которые опустошили всю Далмацию. По–гречески упомянутый флот именовался «мириармен», то есть «десять тысяч парусов», и им были разрушены все приморские города. Латиняне же бежали в горы. Когда сарацины убрались восвояси, латиняне хотели вернуться в свои города, но были схвачены славянами и обращены в рабов. С течением времени многие из них были отпущены на свободу, но с обязательством выплачивать подать и исполнять необходимую службу. Так стали восстанавливаться города, разрушенные сарацинами.

В это самое время родственники жены Павлимира, истощенные ежедневными нападками своих недругов, стали упрашивать Бело покинуть Рим, обещая с радостью последовать за ним со своими женами, детьми и всем скарбом, куда бы он их не повел. Бело согласился и переправил их из Апу- лии в Далмацию в город Груж (Grauosa). Помимо жен и детей его родственников, вместе с Павлимиром прибыл туда и отряд из пятисот рыцарей. Узнав о его прибытии, славяне немедля отправили к нему посольство, прося прийти к ним и принять принадлежавшую ему по праву власть над королевством. Павлимир принял их предложение и, сойдя на берег, принялся возводить на близлежащих кручах цитадель, чтобы иметь надежное укрытие на случай возможного возвращения назад. Когда весть об этом дошла до тех, кто спасся во время разрушения Эпидавра и жил в лесах и других неприступных от природы местах, то они стали приходить к нему и помогать в постройке твердыни, которую от слова «лавы», означавшем на их языке «скалы», назвали Лаусий (Lausio). Позднее «Л» перешло в «Р», и крепость стала называться Рагузой (Rausa), хотя иногда эту цитадель, или крепость, называли и Дубровником (Dubrovnik) в память о лесах, из которых пришли строители, поскольку «дубрава» по–славянски означает «лес». Не ограничившись одним упомянутым посольством, со всего королевства стало стекаться множество народа, чтобы увидеть его, и главным образом жители округи Требинье. Павлимир же, отстроив крепость, оставил в ней сильный гарнизон и уцелевших жителей Эпидавра и отправился в путь. Сначала он прибыл в Требинье, где был принят с большим почетом, и оставался там в течение некоторого времени. Вскоре к нему прибыли все правители и магнаты его королевства, за исключением жупана Рашки, который вел свой род от Тихомила. Павлимир был избран королем и коронован в праздник Вознесения Господня. Несмотря на удивительное единодушие правителей при провозглашении его королем, которое немало ему польстило, [поступок] жупана Рашки сильно разгневал Павлимира. Посему он решил пойти на него войной и, собрав рать, напал на его владения. Лютомир (так звали упомянутого жупана Рашки) с большим войском выступил ему навстречу. В битве на реке Лима войско жупана, не выдержав напора рыцарей Павлимира, дрогнуло и обратилось в бегство. Павлимир, преследуя бегущих до реки под названием Ибар, одних перебил, других взял в плен. Сам же жупан был заколот на мосту через упомянутую реку одним из своих воинов, желавшим заслужить расположение Павлимира, и сброшен в реку. Павлимир же, одержав упомянутую победу, овладел королевством своих предков, и при нем страна жила в мире. В память об одержанной победе он воздвиг в Рашке близ Калданы церковь Святого Петра, а рядом с ней на холме основал город, названный им по своему прозвищу Бело, и поставил в нем епископа, которого этот город имеет до сегодняшне — го дня. Затем он стал объезжать все области своего королевства. Когда он прибыл в Срем, то местные жители, заключив союз с венграми, выступили против него с большим войском. Павлимир, вступив в сражение с упомянутым войском, наголову его разбил и уничтожил. С той поры место, где произошло сражение, в память об одержанной там победе получило название Белино Поле (Campo Bellino). Прочие венгры, опасаясь, что Павлимир в отмщение за нанесенную обиду станет разорять их земли, отправили к нему посольство с просьбой о мире. После долгих переговоров они добились заключения мира, но при условии, что границей областей и земель, которыми владеет каждый из народов, будет река Сава, которую ни венграм, ни славянам впредь не дозволялось переходить. Оттуда Павлимир отправился в Приморье. Находясь в Требиньи, он внезапно скончался и был там под плач и рыдания всего народа с великими почестями похоронен в церкви Святого Михаила Архангела. Жена его на седьмой день после его смерти разрешилась от бремени сыном, которому дано было имя Тешимир (Tiescimir). Все правители королевства отказали ему по малолетству в подчинении, причем первыми сделали это потомки Тихомила, жившие в Рашке. Только требиня- не и лавсии сохранили верность своему королю, поскольку в Требинье (Trebine) и Лавсии (Lausio) жила родня по мужской линии матери Тешими- ра. Мать ребенка, видя упомянутое всеобщее неподчинение, по достижении им зрелости добилась для него руки одной из дочерей бана Белой Хорватии Чудомира (Cidomir). Он нее Тешимир имел от нее двух сыновей: Предими- ра (Predemir) и Крешимира (Crescimir). Когда сыновья возмужали, их отец Тешимир послал Крешимира к своему тестю бану Белой Хорватии, прося его напасть со своим войском на бана Боснии, а сам со вторым сыном повел рать в Превалитану. Ему навстречу выступил бан упомянутой области. В произошедшей битве бан был убит, но и Тешимир, получив несколько ран, вскоре от них скончался. Благодаря этой победе его сын Предимир (Prelemir) вернул себе престол всей Белой Хорватии, был коронован и стал править королевством своих предков. Брат его Крешимир вместе со своим дядей по материнской линии разорил Ускоплье, Луку и Преву. Бан Боснии, не располагая силами, чтобы оказать им отпор, не стал дожидаться их прихода и бежал в Венгрию. Посему Крешимир беспрепятственно овладел Боснией. Вскоре после этого скончался его дед по материнской линии, не оставив после себя сыновей, и Крешимир вступил во владение Белой Хорватией.

Почти в то же время ушел в мир иной болгарский государь Петр, престол которого находился в Преславе. Константинопольский император, пользуясь этим обстоятельством для захвата болгарского царства, собрал большое войско и покорил почти все упомянутое царство, после чего, оставив там войско, вернулся в Константинополь. Упомянутое войско, не будучи в состоянии пребывать в покое, вторглось в Рашку и захватило ее. Бан Рашки, лишившись своей вотчины, бежал со своими сыновьями Пиней (Pigna) и Радиградом и дочерью Прехвалой в Оногошт к королю Преди- миру и нашел его в Оногоштской жупании. Прекрасная дочь бана пленила сердце короля, и он через своих слуг велел передать ее отцу, что, если тот соизволит отдать ее ему в жены, то он постарается отвоевать Рашку, которую после этого передаст ему и его потомкам в наследственное владение, при условии, однако, что они добровольно признают власть короля над Рашкой и присягнут ему в верности. Бан несказанно обрадовался этому предложению и сразу же дал свое согласие. Король, получив руку его дочери, отпраздновал пышную свадьбу, а своего шурина Радиграда сделал князем Оногошта. Когда же вскоре после этого скончался константинопольский император, то Предимир со своим тестем баном подали знак рашанам, чтобы те без всякого снисхождения изгоняли и избивали всех живших у них греков. Посему в один из дней все греки были перебиты рашанами. Предимир, вступив в Рашку со своим тестем, отдал ее во владение ему и его потомкам, оставив за собой только королевскую власть над ней. После этого у Предимира от его жены Прехвалы родилось четыре сына: Хвалимир, Болеслав, Драгислав и Свевлад. Отец их, желая, чтобы сыновья жили в мире и дружбе, еще при своей жизни назначил каждому свой удел королевства: Хвалимиру он дал Зету (Zenta) со всеми ее княжествами (Contadi), а именно Лушским (Lusca), Подлужским (Podlugia), Горским (Gorska), Купелницким (Cepelnia), Обликским (Obliqua), Прапратненским (Prapratnas), Црмницким (Cemerniza), Будовским (Budua) вместе с Цуцево (Cucieva) и Грбали (Gripuli). Болеславу он назначил Требинье (Trebine) с княжествами Любомирским (Gliubomir), Фатницким (Vetniza), Рудинским (Rudine), Крушевицким (Crusceuiza), Врмским (Vrmo), Ри- занским (Risano), Драчевицким (Draceuiza), Конавлянским (Canale) и Жрновицким (Gernouniza). Драгиславу он дал Хумскую землю (Chernania) с жупаниями Стонской (Stantania), Поповской (Рараиа), Ябской (Iambsco), Лукской (Luca), Великогорской (Velicagor), Имотской (Imota), Вечерич- ской (Vecerigorie), Дубравской (Dubraua) и Дабарской (Debra). Свевладу же он дал область, которую латиняне именуют Sottomontana, а славяне — Подгорье (Podgorie), с жупаниями Оногоштской (Onogoste), Морачской (Morauia), Комарницкой (Comerniza), Пивской (Piua), Гацкой (Gaza), Невесиньской (Netussigne), Вишевской (Guijsceuo), Комской (Cora), Ид- барской (Debrecia), Нерентвлянской (Nerenta) и Рамской (Rama).

Упомянутые уделы своих сыновей он назвал тетрархиями, то есть четвертями королевства. После этого Предимир прожил еще много лет и переселился в лучший мир, успев увидеть внуков. Сыновья похоронили его с великими почестями в церкви Св. Петра в Рашке.

У его брата Крешимира родился сын, названный Стефаном, который после смерти отца стал править Боснией и Белой Хорватией. Это же делали и его потомки. У упомянутого Стефана от одной наложницы родился сын, хромой на обе ноги, который был назван Аегетом (Leget). После смерти своего отца он был отвезен к своему двоюродному брату Болеславу в Требинье. Живя у него, он влюбился в девушку по имени Ловица (Louiza), которую Болеслав дал ему в услужение. Женившись на ней, он имел от нее семь сыновей. Возмужав, они сделались отважными воинами. Сыновья же Предимира стали жестоко притеснять своих подданных, которые отвечали им лютой ненавистью. Посему они обратились к сыновьям Легета и их отцу с просьбой изгнать сыновей Предимира и взять власть в свои руки. Сыновья Легета, посоветовавшись с отцом и вельможами (principali) королевства, восстали против потомков Предимира и, возмутив весь народ, истребили всех его потомков, кроме одного Сильвестра, едва успевшего найти убежище со своей матерью в Лавсии, откуда она была родом. Сыновья Легета, совершив упомянутое избиение, стали править землями своих сородичей. Их отец построил себе в Которской бухте крепость в селении под названием Траект (Traietto) и сделал ее своей резиденцией. Однако всемогущий Господь, которому отнюдь не по нраву подобные злодеяния, вскоре поразил Легета и его сыновей, и всех унесла чума и другие болезни. Видя это, народ, побудивший их совершить упомянутые злодеяния, пришел в смятение и стал опасаться, что гнев Господень не минует и его. Посему по общему совету было решено призвать в короли Сильвестра, единственного (как было сказано выше) из оставшихся в живых потомков Предимира, который нашел убежище в Лавсии. Так Сильвестр, покинув Лавсий, стал править отчим королевством, и на его веку все дела шли ладно. Будучи богобоязненным, он вершил над всеми суд по долгу справедливости. Оставив после себя сына по имени Тугемир, он скончался. Тугемир, наследовав отцу в управлении королевством, женился и имел единственного сына по имени Хвалимир. Ничего другого достойного упоминания за свою жизнь он не совершил. При Тугемире царем Болгарии стал некий Самуил, который, сражаясь с угнетавшими Болгарию греками, в конце концов, изгнал их из страны, внушив такой страх, что ни разу на его веку греки не осмелились приблизиться к пределам Болгарии. После смерти Тугемира власть перешла к его сыну Хвалимиру. Женившись, он имел трех сыновей: Петрисла- ва, Драгимира и Мирослава. Петриславу он дал в управление Зету, Драги- миру — Требинье и Хум (Chleuna), а Мирославу — Подгорье (Podgorie). Дожив до преклонных лет, он скончался. Через некоторое время Мирослав, отправившись навестить своего брата Петрислава, был застигнут бурей посреди озера (Balta) и погиб вместе со всей свитой, не оставив после себя сыновей. Поэтому его земли отошли к Петриславу. Последний, имея единственного сына по имени Владимир, скончался и был погребен в церкви Святой Марии в Крайние (Gazeni). Владимир, приняв на себя управление королевством в юных летах, по мере возмужания, помимо телесной красоты, которой наградил его Пресвятой Господь, умножал свою мудрость и благочестие. При нем вышеупомянутый болгарский царь Самуил с сильным войском вторгся в Далмацию и принялся опустошать владения короля Владимира. Последний, не желая по своей доброте и простодушию подвергать опасности жизнь своих подданных, не стал вступать в войну и предпринимать ответные действия, но, поднявшись на очень высокую гору под названием Облик (Obliquo), стал жить там со своими людьми. Болгарин, видя, что не может причинить королю Владимиру никакого вреда, пока тот там находится, оставил часть своего войска у подножия упомянутой горы, и сам повел остальных на захват Улциня (Olchinio). В те времена на горе, где пребывал со своими людьми Владимир, водилось немало ядовитых змей, от укусов которых гибли и люди, и скот. Владимир, видя беды, которые терпели от упомянутых тварей его люди, обратился к Господу с благоговейной просьбой освободить их от этой напасти. Господь внял его словам, и с тех пор не только никто из его людей не был укушен змеей, но и до сего дня змеи и другие ядовитые твари тех мест безвредны для людей. Самуил, видя (как было сказано), что захватить короля Владимира с помощью силы нет никакой возможности, попытался через послов уговорить его спуститься с горы, обещая не причинять никакого вреда. Владимир ответил отказом. Тогда один из его [Владимира] жупанов вступил в тайные сношения с Самуилом и обещал за хорошее вознаграждение от Болгарина предать ему Владимира со всеми его людьми. Самуил обещал золотые горы, и тогда упомянутый жупан принялся уговаривать короля Владимира сдаться Болгарину, уверяя, что тот не должен причинить ему никакого зла; более того, даже если Болгарин и обойдется плохо с ним лично, то [его подданным] не будет обиды. Король Владимир, страдая и печалясь в большей мере за своих подданных, чем за себя самого, поскольку (как мы сказали) был мужем святым, дал своему жупану себя убедить. Собрав сходку, он обратился к народу с такими словами: «Любезные братья мои! Наше положение вынуждает меня (по моему разумению) поступить теперь по евангельскому изречению, гласящему: «Пастырь добрый полагает душу свою за спасение овец своих». Болгарин обещает ныне отпустить вас всех без обиды, если я сойду вниз и переговорю с ним. Если же я не сделаю этого, он грозится не сойти с этого места до тех пор, пока все мы не погибнем от голода. Посему лучше мне сдаться на его милость, чем обречь вас всех на великие страдания». Произнеся эти слова, он попрощался со всеми и пошел к Самуилу, который, едва Владимир оказался у него в руках, сослал его в Охрид в место под названием Преспа (Presla), где находилась его резиденция. После этого он со всей своей ратью осадил Улцинь. Не сумев захватить его, он прошел с набегом по Далмации вплоть до Задара. В Далмации (помимо прочих бед, причиненных всей упомянутой области) им были сожжены Лавсий и Котор. Земли Боснии и Рашки также подверглись жестокому разорению. Наконец, не оставив камня на камне, он вернулся в Болгарию. Пока происходили указанные события, Владимир находился в заточении и, невзирая на дурное обращение, выносил все с великим терпением. Изнуряя свою плоть постами, он неустанно молил Господа ниспослать ему помощь и свою божественную благодать. И вот в одну из ночей Владимиру явился во сне ангел Господень, который ободрил его и объявил обо всем, что должно с ним произойти: что Господь освободит его из этой темницы, а затем через мученический венец сделает насельником Царства Небесного. Тогда блаженный Владимир, укрепленный этим видением, стал с еще большим усердием предаваться молитвам и прочим умерщвлениям плоти.

Однажды случилось так, что Косара, дочь упомянутого Самуила, пришла к отцу и попросила у него позволения посетить заключенных и из любви к Богу омыть их. Легко получив согласие отца, она отправилась в темницу, и среди тех, кого она омыла, оказался и король Владимир. Сраженная его миловидностью, а более всего скромностью, рассудительностью и нежностью речей, Косара вернулась к отцу и, бросившись перед ним на колени, стала умолять его освободить Владимира из темницы и дать ей в мужья. Отец, рассудив, что Владимир происходит из древнего королевского рода и наделен всеми манерами и качествами, приличествующими мужам подобного звания, охотно согласился исполнить просьбу своей дочери. Освободив Владимира из темницы, он одел его в царское платье и, женив на упомянутой дочери, устроил царский пир, на котором присутствовали все магнаты его царства. Наконец, он вернул Владимиру королевство его отца, присовокупив к нему Драч со всей его территорией. Не ограничившись этим, он и Драгимиру, дяде упомянутого Владимира, вернул Требинье и все то, что прежде у него отнял. Владимир, введя в дом жену, стал жить с ней с большим благочестием и править своим королевством при полном довольстве всего народа.

Вскоре Самуил Болгарин скончался, и ему наследовал его сын Радо- мир. В результате непрерывных войн с греками он захватил все их владения вплоть до Константинополя. Тогда император Василий, опасаясь лишиться всей империи, отправил тайного посланца к двоюродному брату Радомира Владиславу, увещевая последнего отомстить за смерть своего отца, убитого вместе с другим своим братом Самуилом, и обещая пожаловать ему за это все области, которыми когда‑либо владел Радомир. Владислав, соблазненный посулами императора, не стал долго ждать и однажды во время охоты убил Радомира. Понимая, однако, что не сможет спокойно владеть своим королевством, пока жив зять Радомира Владимир, он стал под предлогом дружбы зазывать его к себе. Косара, жена Владимира, узнав об этом и опасаясь, что ее мужа может постигнуть участь ее брата Радомира, удержала его дома и отправилась к Владиславу сама, надеясь выведать его намерения. Владислав, выйдя с большой свитой навстречу, принял ее со всеми почестями. Затем он вновь послал своих людей, дав им золотой крест и присягнув на нем в том, что не только не причинит Владимиру никакого зла, но сделает много доброго, а затем с великим почетом и при полном его довольстве отпустит вместе с женой обратно. Владимир, который был мужем благочестивым и простодушным, поверил его словам и согласился приехать, при условии, однако, что вместо золотого креста тот пришлет ему деревянный, на котором был распят Христос. Получив такой ответ, Владислав немедленно отправил к нему двух епископов и отшельника с деревянным крестом, о котором тот просил; наказав им передать Владимиру, присягнув на кресте, что он не причинит ему никакого вреда. Епископы и отшельник, прибыв к Владимиру, исполнили свое поручение, и он с небольшой свитой отправился в путь. И хотя Владислав устроил ему на дороге засаду, полагая таким способом избавиться от принесенной клятвы, Владимир избежал смерти — всемогущий Господь не позволил осуществиться замыслу Владислава, и те, кто были им посланы, чтобы предать смерти Владимира, увидали его в окружении множества ратников, и каждый из них был крылат и вооружен копьем. Признав в них ангелов Божьих, все они разбежались. Так Владимир благополучно добрался до Преслава (Preslaua), где находился царский престол Владислава, и направился прямиком в палаты царя, который в то время собирался обедать. Царь был крайне раздосадован его появлением, так как намеревался покончить с Владимиром до его прибытия, дабы не сложилось мнения, что он послужил причиной его гибели. Однако, замыслив во что бы то ни стало лишить его жизни, он тут же приказал отрубить ему голову. Владимир, услышав это, оборотился к епископам и сказал: «Добрые люди! За что вы предали меня? Что понудило вас присягать на кресте Господнем, который вы принесли с собой, что мне не причинят никакого вреда? Может ли Бог попустить подобное злодейство?» Не смея от стыда ничего ему ответить, стояли они безмолвные и подавленные, опустив очи долу. Перед казнью Владимир пожелал причаститься Пресвятого Тела Христова. Смиренно причастившись, он поцеловал крест и произнес: «Сей достопочтенный крест да будет мне свидетелем вместе со всеми вами в День Господень, что умираю я без вины». Сказав это, он вышел из церкви и отдал себя в руки тех, которые должны были его казнить. Так, в 22–й день месяца мая он был принародно обезглавлен перед упомянутой церковью. Епископы, забрав тело, погребли его в церкви, и на его могиле немало слабых и больных обрели исцеление. Этим посмертным даром Бог желал показать, что он ушел из жизни невинным и воистину принял мученический венец. Видевшего это Владислава охватил великий страх. Посему он позволил его жене, денно и нощно оплакивавшей своего мужа, забрать его останки и похоронить там, где она пожелает. Та перенесла их в Крайину (Creani), где прежде находилась его королевская резиденция, и предала погребению в церкви Святой Марии. Там его мощи по сию пору пребывают в целости, источая нежное благоухание, в руках же он держит тот самый крест, который ему был прислан болгарским царем. Каждый год в день его праздника туда стекается множество народа, и до сего времени благодаря заступничеству блаженного Владимира в упомянутой церкви происходит множество чудес. Жена его, презрев мирскую жизнь, постриглась в монахини той же церкви и, прожив остаток своих дней в святости, там и отдала Богу душу.

Владислав же, пока мощи блаженного Владимира переносились к месту их погребения, собрав большую рать, захватил все его владения. Помимо этого, за упомянутые убийства он получил от греческого императора обещанный ему город Драч. Однако Бог не оставил подобные злодеяния безнаказанными, и однажды, когда Владислав ужинал в Драче, пред ним предстал муж с мечом, ликом схожий с Владимиром. Охваченный ужасом, тот стал звать на помощь своих воинов, но посланный Богом ангел поразил его, и он упал замертво. Увидев это, воины его в ужасе разбежались. Так этот прескверный муж, прервавший некогда свой обед, чтобы предать смерти блаженного Владимира, сам был предан смерти за ужином рукой ангела Господня.

Посему дядя Владимира Драгимир, узнав об этом, решил вернуть себе королевство своих предков и, собрав большое войско, прибыл в Которскую бухту. Жители Котора вышли ему навстречу и, вынеся снедь, стали просить его отобедать на острове, носящем имя святого Гавриила, чтобы успеть тем временем должным образом подготовить город к достойному приему столь высокого гостя. Драгимир принял приглашение которцев и с небольшой свитой переправился на лодке на остров. Распорядившись о приготовлении трапезы, которцы (а их собралось там немало) стали вести такие речи: «Самуил и Владислав, прежние цари упомянутых областей — мертвы, и не осталось никого из рода древних королей, кроме Драгимира. Если он останется в живых и станет обращаться с нами так же, как его предки, дела наши будут плохи. Так давайте же убьем его и сбросим ярмо рабства во имя нашего счастья и [счастья] наших детей!» Сговорившись сообща об убийстве короля, они, когда пришло время обеда, с довольным видом сели вкушать пищу вместе с ним. Распалив себя с помощью вина, они всем скопом неожиданно набросились на короля, но он успел вскочить на ноги и укрыться в стоявшей поблизости церкви. Обнажив меч, он преградил нападавшим вход в упомянутую церковь. Которцы, видя, что дверной проемцеркви слишком узок, взобрались на крышу, проломили ее и, проникнув внутрь, убили короля — отражать одновременно наседавших на дверь и проникавших через крышу было выше его сил. Совершив это злодеяние, они разбежались. Войско, узнав о гибели своего короля, разбрелось по домам. Жена Драгимира, узнав о гибели мужа, решила вернуться в Рашку к своему отцу Лютомиру, великому жупану Рашки. Не застав его в живых, она отправилась со своей матерью и двумя дочерями в Боснию к своим дядьям по материнской линии. В дороге, проезжая через Дринское княжество (Contado di Drina), в селении под названием Брусна (Brusno) она разрешилась сыном и нарекла его Доброславом (Dobroslauo). В течение некоторого времени она жила с ним в Боснии, но затем, опасаясь вражеских козней, отвезла в Рагузу. Там он взял в жены внучку (nipote) прежнего болгарского царя Самуила, прекрасную девушку, и имел от нее пятерых сыновей: Михайло (Michaglia), Гойислава (Goislauo), Саганека (Sagance), Радослава (Radoslauo) и Предимира (Predemir).

Греческий император Василий, узнав о смерти болгарского царя Владислава, собрал большое войско и захватил всю Болгарию, Рашку и Боснию. Одновременно с этим он, снарядив мощный флот, покорил всю Далмацию до самых ее крайних пределов. Управлять упомянутыми областями Василий поставил чиновников из греков, от алчности которых местному населению приходилось терпеть немало горя. Доброслав, видя это, решил воспользоваться этим и вернуть себе владения своих предков. Посему он стал, с одной стороны, льстить греческим чиновникам, превознося их правление и рассудительность, с которой они вершили правосудие; с другой же — указывать народу на жестокое рабство, которое его угнетало, напоминая о неправедном суде, ежедневно чинимом греками, об обесчещенных ими женах и поруганных дочерях–девственницах. Такого, говорил он, его предки не делали никогда. Следуя такой политике в течение некоторого времени, [он добился того, что] народ стал относиться к нему с любовью, а к грекам — с ненавистью, и стал думать о том, каким образом избавиться от их тяжелого гнета. Так составился заговор, и однажды народ, восстав, перебил всех императорских чиновников и греческих вельмож, которые в ту пору находились в Далмации. Доброслав же был призван принять власть над королевством. Тот немедля прибыл со своими сыновьями, юношами, подававшими большие надежды, и взял власть в свои руки. Сражаясь с греками, он захватил все земли вплоть до Полицы (Apliza). Император, услышав об этом, пришел в негодование и, вызвав к себе одного из своих полководцев по имени Арменопул (Armenopolo), повелел ему собрать войско и подавить [восстание] Доброслава и его сыновей. Арменопул, подготовив все необходимое для ведения войны, отбыл с войском и прибыл в Зету. Однако и Доброслав с сыновьями не бездействовал, собирая повсюду войска. Силы свои он разделил на две части: одну из них он вверил четырем своим сыновьям, приказав им двигаться на восток, дойти до места под названием Вранье (Vurania) и ожидать там исхода битвы; другую же часть оставил за собой и своим сыном Радославом. Напав на греков, он разбил их и обратил в бегство. В этой битве его сын Радослав проявил великую доблесть: в числе сраженных его рукой неприятелей оказался сам греческий полководец. Это и послужило главной причиной поражения греков. Те же, кто смогли спастись и думали, что ускользнули от неприятеля, наткнулись на сыновей Доброслава, занявших восточную сторону, и были ими почти полностью истреблены. Благодаря этой победе король не только вернул себе свои владения, но и присоединил к ним земли, отнятые у неприятеля. Сыну же Ра- дославу, проявившему в упомянутой битве доблесть истинного полководца, он дал Гацкую жупанию (Giupania di Kezka).

Греческий император, получив известие о гибели своего войска, впал в глубокое уныние. Опасаясь худшего, он отправил послов с множеством дорогих подарков к государям, правившим в Иллирике: главным образом к жупану Рашки, бану Боснии и князю Хума (signore di Chelmo). Он настоятельно призывал их пойти войной на Доброслава и постараться победить его; в противном же случае, советовал им хорошенько остерегаться гордого и надменного ума Доброслава и его сыновей. Посему жупан Рашки и бан Боснии, собрав большое войско, обратились к князю Хума Лютовиду, мужу искусному и опытному в делах войны, с просьбой, собрав свое воинство, стать во главе объединенной рати. Лютовид принял предложение и, присоединив своих воинов к остальным, составил могучую рать и разбил лагерь в Требинье. Греческий император, собрав войска больше, чем когда‑либо прежде, поставил над ним наместника Драча топарха Курсилия. Тот, собрав всех годных к военной службе на равнине под Скадаром, снял лагерь и, переправившись через Дрину, стал на территории Бара. Доброслав же со своими отрядами находился в Црмнице. Зная об огромных силах своих противников, он понимал, что дело его проиграно, если, переправившись через Которскую бухту, они соединят свои войска. Посему, созвав сыновей и всех других начальников своего войска, он обратился к ним с такой речью: «Вы, мои любезные сыны, и вы, мои доблестные воины, видите, что силы наших врагов очень велики. Их натиску с такими малыми силами противостоять невозможно, если, однако, до того, как они соединятся, мы не проявим геройства. Посему, по моему разумению, следует сделать так: мои сыновья Михайло, Предимир и Саганек с одной частью имеющихся у нас сил пойдут и тайком займут горы, находящиеся в тылу у неприятеля; я же с остальными сыновьями, Гойиславом и другой частью останусь тут и посреди ночи под звуки труб, рогов и прочих военных инструментов атакую Курсилия. Как только сыновья, которые займут горы, услышат эти звуки, то пусть немедля поднимаются и, спускаясь с упомянутых гор в боевом порядке, смело атакуют врага. Если мы проявим мужество, то этой ночью с Божьей помощью победа будет за нами». Эта речь была встречена единогласным одобрением, и три вышеупомянутых сына (согласно приказу отца) заняли названные горы, ожидая сигнала к атаке на неприятеля. Тем временем один житель Бара, который с юных лет поддерживал Доброслава, не без воли Всевышнего, проявлявшего свое покровительство упомянутому королю, пришел в греческий лагерь и во всеуслышание предупредил Курсилия о грозящей ему опасности со стороны Доброслава и его сыновей, окруживших его со всех сторон. Когда стараниями упомянутого жителя Бара слух об окружении разнесся по всему лагерю, возникло немалое замешательство, посеявшее среди воинов чувство страха. Курсилий, видя это, приказал всем немедленно взять оружие и приготовиться к бою, выставив в надлежащих местах караулы. Доброслав же, выждав подходящий момент, поднял войско и, атаковав караулы греческого лагеря, частью их перебил, частью обратил в бегство, а затем под звуки труб и оглушительные крики своих воинов стремительно двинулся вперед. Услышав эти звуки, сыновья короля, занявшие горы в тылу у неприятеля, также без промедления с криком под звуки труб и других военных инструментов ринулись вниз. Греки, слыша грохот и думая, что все сказанное упомянутым жителем Бара оказалось правдой, ничего не различая в ночной темноте, перепугались и, не дожидаясь подхода противника, обратились в бегство. Доброслав и его сыновья, увидев это, со всей стремительностью, на какую были способны, бросились вслед за ними и, перебив большую их часть, преследовали остальных до реки Дрина, захватив немало пленников. Греческий полководец Курсилий, получив ранение, едва сумел спастись бегством и, находясь на территории Скадара, скончался. Во время этого сражения случилось так, что Гойислав, преследуя врага, наткнулся в роще близ реки, протекающей по Прапратне, на собственного отца и, не признав в ночной темноте, напал на него, сбросил с коня и хотел уже лишить жизни. Тогда Доброслав завопил во весь голос: «Помилуй, Боже, помилуй, Боже!» (Pomilvi Вохе, pomilvi Вохе). Сын тут же узнал голос отца, сошел с коня и, бросившись на колени, припал к его стопам со словами: «Прости меня, отец, ведь я не признал тебя!» На что отец ответил: «Не бойся, сын, потому как милость Божья еще с нами. Ты не только не убил, но даже не ранил меня». После этого случая он нарек упомянутое место «Божьей милостью» (Boxia milost), как по причине того, что по Божьей милости избежал смерти от руки сына, так и за то, что Бог даровал ему в этом месте победу над неприятелем. Скончавшийся (как было сказано ранее) от ран Курсилий был погребен на территории Скадара, и на его гробнице был установлен крест, который до сего дня зовут «Курсилиевым крестом».

Итак, разбив и обратив в бегство описанным выше образом греков, король незамедлительно послал своего сына Гойислава против Лютовида и всех тех, кто со своими войсками находился в Требинье. Вместе с ним он отправил пятьдесят пленных греков, наказав, как только тот окажется в виду у неприятельского войска, послать упомянутых греков, перепачканных кровью, еще сочившейся из ран, в лагерь Лютовида; если же те откажутся идти, разрешил изрубить их мечами. Этим он хотел еще больше устрашить греков и иллирийских государей. Гойислав, усердно выполняя приказ отца, переправил войско через Которскую бухту и, следуя по Конавлям (Canale), поднялся на гору Клобук (Clouco) и оттуда двинулся прямиком на неприятеля. Приблизившись к нему, он отпустил закованных в кандалы греков, которые, придя в войско Лютовида и других иллирийских государей, поведали о том, что произошло с их войском. Этот рассказ поверг в ужас всех, за исключением Лютовида, который (как было сказано прежде) был мужем храбрым и опытным в делах войны. Не решаясь вступить в бой с неприятелем из‑за страха, охватившего его воинство, он послал передать Гой- иславу: «Не мни, Гойислав, что твои изощренные хитрости испугали меня. Если ты муж и в груди у тебя — благородное сердце, выходи против меня на коне с двумя твоими воинами. То же сделаю и я. Выйдем на равнину и испытаем доблесть каждого из нас». Гойислав, не желая ни при каком условии оставлять этот вызов и угрозы без ответа, поступил так, как просил Люто- вид. Они сошлись в поединке, и Лютовид был ранен одним из воинов Гойис- лава по имени Удобр (Vdobre). Когда же [Удобр] сбросил его с коня, другой его соратник закричал: «Бегите, воины, соратники мои! Лютовид ранен и сброшен наземь!», но тот тем временем поймал коня и, вскочив на него, устремился в бегство. Воинство его, видя это, также обратилось в бегство. Гойислав, бросившись их преследовать, многих перебил и нескольких взял в плен, а затем, торжествуя победу, возвратился к своему войску.

После этого страна жила в мире под властью Доброслава и его сыновей. Устроив все дела своего королевства, он вспомнил о том жителе Бара, который со своей смышленостью был одной из главных причин победы, и постарался наградить его так, чтобы ни он, ни его потомки никогда не раскаялись в оказанной своему королю услуге. Эта победа вернула Добросла- ву все земли вокруг Драча и распространила пределы его владений до реки Воюши (Baiusa). Там он поставил крепость и, поручив ее охрану опытным воинам, установил [в упомянутом месте] границу своих владений. Оттуда его подданные постоянно совершали набеги на греческие владения. Доброслав, прожив после этого еще двадцать пять лет, скончался в Прапратне (Prapratna), где была его резиденция, и был с великими почестями погребен в церкви Святого Андрея в собственной часовне. Его сыновья со своей матерью, собравшись после его смерти, поделили между собой области королевства: Гойиславу с Предимиром, младшим из сыновей, отошло Требинье и Грбали (Grispuli), Михайло — Прапратна, Црмница и Облик. Сага- неку — Горская жупания (Giupania di Gorska), Купелник (Cupreluye) и Ба- рицы (Bareci), Радославу — Лукская жупания (Giupania di Luca), Подлу- жье (Podlugie) и Цуцево (Ciceua) с Будвой (Budua). Королева–мать, пока была жива, держала своего первенца Гойислава при себе и повелевала как сыновьями, так и всем королевством. Никто из них при ее жизни не осмеливался присваивать себе королевский титул. Именовали же они себя просто «кнезови» (chnesoui), то есть князья (Conti). Через какое‑то время Гойи- слав, занедужив в Требиньи, был убит в постели некими местными жителями, называемыми скробимцами (Schrobimesi), которые затем убили и его брата Предимира, избрав себе в государи одного из своих по имени Дона- нек (Donanek). Узнав об этом, Михайло, Радослав и Саганек собрали большую рать, вторглись в Требинье и, изловив убийц своих братьев, обезглавили. Однако Донанеку с небольшой свитой удалось бежать. После этого Саганек остался в Требиньи, а Радослав и Михайло вернулись в Зету. Вскоре Саганек, опасаясь заговора со стороны требинян, также вернулся к своим братьям в Зету. Это встревожило Михайло, опасавшегося, что упомянутые смуты приведут к отложению всей области. Посему он стал уговаривать своего брата Радослава отправиться в Требинье и постараться усмирить тех, кто строил новые козни, предлагая принять на себя управление упомянутой областью. Однако Радослав ни при каких условиях не соглашался (оставив собственные области) взять на себя заботу о чужих. Тогда Михайло и Саганек, опасаясь захвата упомянутых земель греками, уже не раз пытавшимися это сделать, дали ему обещание и в присутствии всех магнатов Иллирика заключили соглашение, подтвердив его впоследствии письменным договором и клятвой, что, если Радослав отправится в Требинье, то, как упомянутое Требинье, так и любая другая область, которой он овладеет, будут присоединены к доставшейся ему в удел Зете и будут признаны собственностью его и его потомков на вечные времена. В ответ на это Радослав собрал войско и, выступив с ним, восстановил власть [своего дома] в Требинье, Донанека же схватил и предал мучительной смерти. Затем, вторгшись в Хумскую область (Prouincia cTElemano), занял и ее. Примерно в то же время скончалась королева–мать, и Михайло по старшинству вступил во владение королевством. У него было семеро сыновей: Владимир, Прияслав, Сергий, Деря (Deria), Гавриил, Мирослав и Бодин. Понимая, что при разделе своего королевства между столькими сыновьями удел каждого из них будет невелик, он вопреки данной клятве отнял у своего брата Радослава его удел Зету (Contado di Zenta) и передал его своему сыну Владимиру. После смерти своей первой жены, родившей ему упомянутых сыновей, он женился на другой, приходившейся двоюродной сестрой константинопольскому императору, и имел от нее других сыновей, а именно Доброслава, Прияслава, Никифора и Федора. Из них у Доброслава, Никифора и Федора сыновей не было, а Прияслав оставил после себя единственного сына по имени Бодин, который впоследствии (о чем пойдет речь дальше) захватил все области королевства. Итак, когда у Михайло по причине многочисленного потомства возникло желание захватить чужие земли, он собрал немалую рать и послал ее с Владимиром и другими своими сыновьями на захват Рашки и Болгарии. Когда после череды войн большая часть упомянутых земель была завоевана, он дал своему сыну Прияславу Рашку, а внуку Бодину, сыну упомянутого Прияслава — Болгарию. Бодин, едва начав править, по причине одолевавшего его великого тщеславия присвоил себе титул царя. Это вызвало крайнее недовольство у константинопольского императора, и он послал большое войско, чтобы изгнать его из Болгарии. Бодин со своим войском выступил ему навстречу, но потерпел поражение в битве, попал в плен и был отправлен в Константинополь, откуда по повелению императора был сослан в Антиохию.

Все сыновья Михайло от первой жены еще при его жизни погибли — как по причине множества войн, которые он непрестанно вел, так и из‑за того, что в угоду сыновьям он нарушил клятву и силой отнял у своего брата Радослава его удел Зету. После тридцати пяти лет правления он скончался и был погребен в монастыре святых мучеников Сергия и Вакха.

После него стал править его вышеупомянутый брат Радослав, имевший двенадцать детей, среди которых было восемь сыновей: Бранислав, Гра- дислав, Гойислав, Доброслав, Хвалимир, Станиня (Stanihna), Кочапар (Cocciapar) и Пицинек (Pizinek). Когда Радослав, имевший доброе сердце и питавший великую любовь к своим сородичам, узнал, что в Антиохии еще жив его внучатый племянник (nipote) сын Прияслава Бодин, то отправил несколько отважных и смышленых мужей, поручив им любой ценой вызволить его из места [заключения], где он содержался под сильной охраной. Те выполнили поручение, и Бодин был доставлен к Радославу, который вместе со своими подданными с великой радостью принял его и дал ему Грбали и Будву. Однако на шестнадцатом году правления Радослава Бодин, недовольный своим положением, вступил в тайный сговор со своей мачехой и ее сыновьями, приходившимися ему братьями по отцу, и, нарушив клятву верности, восстал против короля Радослава. Тот, будучи мужем миролюбивым, не захотел начинать с ним войну и удалился со своими детьми в Требинье, где, будучи уже в преклонных летах, окончил свои дни и был похоронен в церкви Святого Петра на [Петровом] поле. Посему Бодин, овладев престолом, вторгся с войском в Зету и стал захватывать земли своих сородичей, сыновей Радослава. Это вызвало крайнее недовольство барского архиепископа Петра. Встав между [враждующими сторонами] со всем клиром и народом, он добился заключения мира, который был скреплен взаимной клятвой жить впредь в мире и дружбе. После этого у Брани- слава родилось шестеро сыновей: Прединя (Predihna), Петрислав, Драги — ня (Draghihna), Тврдислав (Tuardislauo), Драгило (Draghillo) и Грубеша (Grubessa). У Бодина же родилось только четверо: Михайло (Michala), Джурадж (Giorgi), Архириц (Archirizzo) и Фома (Tommaso). Этих сыновей родила ему Яквинта, дочь Архирица, из города Бари (Ban). Несмотря на то, что распри между Бодином и его сородичами были улажены упомянутым образом, такой мир Бодина не удовлетворил, и он повел свое войско в Рашку. Захватив последнюю, он разделил ее на две жупании, одну из них дал Белкану, а другую — Марку, своим придворным, которых заставил присягнуть на верность своему королю и его потомкам. На обратном пути он подчинил себе Боснию и поставил управлять ею князя Стефана. Вскоре после этого, узнав о смерти франка Робера Гвискара (Roberto Guiscardo Francese), захватившего ранее Драч, он отвоевал этот город со всей его территорией, но впоследствии, заключив мир с константинопольским императором, возвратил его [императору].

Яквинта, жена Бодина, видя, что сыновья Бранислава растут и их становится все больше, стала опасаться, что после смерти ее мужа они непременно отнимут королевство у ее сыновей, как [в свое время] с ними поступил Бодин, и стала искать случая как‑нибудь их извести. И вот, когда как- то раз Бранислав со своим братом Градиславом и сыном Прединей прибыли в Скадар навестить короля Бодина, королева Яквинта стала убеждать своего мужа не отпускать их и заключить под стражу, чтобы после его смерти власть наверняка перешла к его детям. Если же не сделает того, о чем она просит, то, по ее словам, после его кончины сыновья не только потеряют королевство, но либо примут насильственную смерть, либо будут влачить жалкую жизнь. Под воздействием слов жены Бодин, нарушив клятву, отдал приказ схватить их и бросить в темницу. Узнав об этом, сыновья, братья и племянники Бранислава бежали в Рагузу в сопровождении четырехсот своих самых отважных воинов. Бодин, получив весть об этом, собрал войско и подступил к Рагузе. Видя, что рагузинцы по причине присутствия упомянутых воинов не могут выдать ему его сородичей, он принялся разными способами с помощью различных осадных орудий вести с ними войну. В ответ сыновья Бранислава со своими дядьями и прочими родственниками стали ежедневно совершать вылазки из Рагузы, нанося большой урон войску Бодина. Однажды в одном из таких побоищ Кочапаром был убит Ко- сар (Cossaro), один из ближайших родственников королевы Яквинты. Та, нежно любившая покойного, была безмерно удручена его смертью. С распущенными волосами, плача и раздирая себе лицо, она стала говорить своему мужу Бодину: «Ах, я несчастная! Чего же мне с моими и твоим сыновьям ждать от этих твоих родственников после твоей смерти, если сейчас, пока ты жив, они, ни в грош нас не ставя, убивают самых дорогих нам людей?» И стала уговаривать его, если нет возможности предпринять ничего другого, то, по крайней мере, отомстить им, предав смерти Бранислава и всех остальных заключенных в темницу. Эти слова и плач жены привели Бодина в такую ярость, что он протянул своим слугам меч, который носил на боку, и приказал им обезглавить Бранислава и остальных. Упомянутые слуги успели выполнить приказ прежде, чем короля настигло раскаяние, к тому же их торопил некий рагузинец, который был изгнан из Рагузы своими врагами и в ту пору находился при дворе у Бодина. Обезглавлены они были перед церковью Святого Николы близ Рагузы, и их родные, находившиеся в Рагузе, видели эту казнь. Так Бодин, помимо клятвопреступления, запятнал себя и убийством родных. Епископы и другие лица, пришедшие к королю, чтобы просить его не проливать кровь своих сородичей и выполнить то, к чему его обязывала клятва, увидев, что те уже мертвы, стали жестоко упрекать его за совершенную по наущению жены непоправимую ошибку. Король, тут же раскаявшись, залился слезами и передал тела казненных епископам, чтобы те с наивысшими почестями похоронили их на острове Локрум (Lacroma), что ими и было исполнено. Родственники Бодина, находившиеся в Рагузе, узнав, что некоторые рагузинцы вступили в тайные сношения с королем, намереваясь сдать ему город (по причине того, что война тянулась уже седьмой год), сели на корабли, которые на всякий случай держали там наготове, и отплыли в направлении Сплита, а затем оттуда переправились в Апулию. Найдя там попутный корабль, они отбыли на нем в Константинополь к греческому императору.

Бодин же, понимая, что Рагузу ему не взять, возвел против него крепость и, оставив в ней гарнизон, вернулся в Скадар. Примерно на двадцать шестом году своего правления он скончался и был похоронен в монастыре Святых Сергия и Вакха. Его первенец Михайло хотел наследовать его власть, но за великие злодеяния его матери Яквинты был отвергнут народом, который избрал своим королем его дядю Доброслава. Тот стал дурно и очень сурово обращаться со своими подданными, и они через тайные послания стали сноситься с родственниками Доброслава, которые, как было сказано выше, нашли убежище в Константинополе, обещая, в случае возвращения, передать им власть. Получив разрешение от императора, те прибыли в Драч. Гойислав, женившись, остался там со своими племянниками, а Кочапар, отправившись в Рашку, завязал дружбу с князем Белканом и, собрав там войско, пошел на Доброслава, который со своей ратью выступил ему навстречу. В сражении на реке Морача на территории Диоклеи войско Доброслава было разбито, а сам он попал в плен. Отослав его в кандалах в Рашку, они захватили Зету и опустошили большую часть Далмации. После этого Кочапар остался в Зете, а Белкан вернулся в Рашку. Через некоторое время между Белканом и Кочапаром возникла скрытая неприязнь, и Белкан со своими рашанами стал искать случая погубить Ко- чапара. Тот, догадавшись об этом, укрылся в Боснии. Женившись там на дочери бана Боснии, он вскоре после этого погиб в стычке в Хуме. Народ Иллирика, привыкший жить под королевской властью, избрал своим королем Владимира, рожденного от Владимира, сына Михайло, который (как было сказано выше) стал править после своего отца Доброслава I. Владимир, имевший весьма миролюбивый нрав, собрал вокруг себя всех своих сородичей, к которым питал великую любовь. Он взял в жены дочь князя Рашки Белкана, и в течение пятнадцати лет страна пребывала в покое. Белкан, желая доставить удовольствие своему зятю Владимиру, освободил из темницы короля Доброслава. Упомянутый Доброслав, едва представ перед Владимиром, был по его приказу заточен в темницу и находился там в течение всего времени его правления. На пятнадцатом году правления Владимира вдова Бодина Яквинта, вступив в сговор с некими злодеями, недругами Белкана, приказала приготовить в Которе отравленное зелье. Упомянутые недруги Белкана доставили его и через слуг, которых им удалось подкупить, опоили им Владимира. Едва отведав этого зелья, Владимир занемог. Королева Яквинта, зная, что от этой немочи ему не исцелиться, под предлогом его посещения прибыла в Скадар со своим сыном Джураджем (Giorgi). Владимир, едва увидев ее, пришел в неописуемое волнение и запретил ей впредь являться ему на глаза. Выйдя из его покоев, Яквинта принялась причитать, чтобы ее услышали все присутствующие: «Какое зло причинила я Владимиру, что он так со мной обращается? Как не поймет он, что единственный виновник его смерти — Доброслав, которого он держит в темнице?» Нечестивая говорила это для того, чтобы побудить Владимира обезглавить Доброслава, так как опасалась, что после смерти Владимира тот получит власть. Тотчас покинув Скадар, она отправилась в Горицу (Gorizza) и стала дожидаться там кончины короля, сносясь тем временем через тайные послания с упомянутыми слугами Владимира и суля им золотые горы, если после смерти короля Владимира они сумеют предать смерти и Доброслава. И это было ими отчасти исполнено: как только король скончался и был погребен в монастыре Святых Сергия и Вакха, они вывели Доброслава из темницы, выкололи ему глаза и, отрезав детородный член, отпустили на все четыре стороны. Остаток своих дней Доброслав провел среди монахов упомянутого монастыря. Королем же после смерти Владимира стал Джу- радж, сын Яквинты. На втором году своего правления он задумал тайно схватить сыновей Бранислава, но его намерение не осуществилось, так как те, узнав о его кознях, бежали в Драч к своему дяде Гойиславу, за исключением одного Грубеши, который был схвачен и брошен в темницу.

В это время константинопольский император послал в Албанию с большим войском своего полководца Калоиоанна Комнина (Caloioanne Cumano). Тот, соединив свое войско с войском Гойислава и его племянников, пошел на короля Джураджа, который также не терял времени даром, набирая в свое войско всех, кого мог. В сражении с греками и Гойиславом Джурадж был разбит, многие из его воинов были убиты или взяты в плен, сам же он, едва сумев бежать, нашел убежище в Облике. Посему Калоиоанн повел свое войско на Скадар. Захватив город, он освободил из темницы Грубешу, который по повелению императора и с согласия всего народа был объявлен королем. Сделав это, Калоиоанн оставил ему часть войска и вернулся в Драч.

Когда власть перешла к Грубеше, король Джурадж, нашедший убежище в Облике (Oliquo), зная Грубешу как отважного воина и опытного военачальника, побоялся оставаться долее в упомянутом месте и бежал в Рашку. Мать же его Яквинта была схвачена в Которе и отправлена в Константинополь, где и окончила свои дни.

На седьмом году правления Грубеши, отличавшегося полным довольством народа и изобилием всего необходимого для пропитания, король Джурадж, собрав войско в Рашке, напал на него. В сражении войско Грубеши было разбито, а сам он, доблестно сражаясь и с честью исполнив долг военачальника, пал в бою и был похоронен в церкви Св. Георгия на территории Бара. Вернув себе трон, король Джурадж задумал заманить и предать смерти Прединю и Драгило, братьев Грубеши (которые были еще живы и из страха жили на чужбине, а их третий брат Драгиня жил в Рашке, где обзавелся женой), чтобы, как он думал, через это укрепить свою власть. С этой целью он отправил к ним послов с обещанием в случае возвращения оставить за ними их княжества и устроить все к их полному удовольствию. Для придания своим словам большей убедительности он скрепил их клятвой. Поверив его обещаниям, они явились к нему. Он тотчас наделил их княжествами и другими землями, которыми они прежде владели в Зете, и стал обходиться с ними весьма приветливо. Жена Драгини родила в Рашке трех сыновей: Радослава, Ивана (Labano) и Владимира (Gradimiro). Драгило же, вторгшись в Подгорицкую область, захватил Оногошт и многие другие княжества. Посему король Джурадж, видя немалую рассудительность, проявленную Драгило во всех его войнах, и его способность при любых обстоятельствах оставаться верным долгу военачальника, проникся к нему большим доверием. Так, следуя его совету, он собрал большую рать и отправился с ней покорять восставшую против него Рашку. Восстановив в ней свою власть, он обнаружил там Уроша, заточенного в темницу своими сородичами. Освободив [Уроша], он поставил его жупаном Рашки, а сам с большой добычей вернулся восвояси. Во время вышеуказанных событий в Рашке Градиня (Gradihna) укрывался в Хуме (Ceccomani). Однако король Джурадж, видя, что Драгило со своим братом и племянниками (nepote) становятся все взрослей и рассудительней и за свою честность и порядочность любимы народом, стал опасаться, что через какое‑то время они лишат его и жизни, и власти. Посему, рассудив, он велел схватить Драгило и Михайло, сына (figlioli) короля Владимира, и бросить их в темницу. Узнав об этом, Драгиня с Првошем (Paruosc), Грубешей (Grubessa), Неманей (Neeman) и Сираком (Sirak), сыновьями упомянутого Драгини, бежал в Драч. То же сделал и Градиня (Gradihna) со своими сыновьями. Пироге — оргий (Pirigord), полководец константинопольского императора, движимый состраданием к Драгине, собрал вместе с ним большую рать. Вторгшись во владения короля Джураджа, они покорили все земли до Вранье (Vurania) и Бара (Antivari). Когда они намеревались двинуться дальше, Пирогеор- гию пришел приказ вернуться в Константинополь. Посему Драгиня, оставив своего племянника Уроша (Vrosc) в крепости Облик, отправился проводить Пирогеоргия до Драча. Король Джурадж, разгневанный учиненным Драгиней опустошением и захватом упомянутых земель, решил отомстить и ослепил Драгило и его племянника Михайло. Не успокоившись на этом, он осадил крепость Облик, где находился Урош. Тот, отважно обороняясь, известил о происходящем своих сородичей в Драче. Последние при поддержке кира Алексея Контостефана (Chiri Alessio di Condi Stefano), прибывшего по приказу константинопольского императора в Драч на смену Пирогеоргия, собрали войско и пошли на короля Джураджа, который был столь ненавистен своим [подданным], что не нашлось никого, кто предупредил бы его об этом. В результате внезапного нападения кир Алексей и Драгиня захватили его ставку, перебив большую часть войска и обратив остальных в бегство. Король, едва успев бежать, нашел убежище в Црмни- це (Cemerniza). После этого кир Алексей вернулся в Драч.

Вся страна из‑за постоянных войн лежала в руинах, и народ, видя, что удача отвернулась от короля Джураджа, восстал против него и стал переходить на сторону Драгини. Первыми это сделали жители Котора (Catarini). Драгиня, видя это благоволение народа, принялся преследовать короля Джураджа. То же стали делать и рашане, так что король, скрываясь от них, вынужден был с горсткой преданных ему людей бродить по горам и лесам. Подвергаясь опасности со всех сторон и боясь в конце концов оказаться в руках у своих недругов, он укрылся в крепости Оболень (Obolen). Драгиня, узнав об этом, захватил все города вплоть до Котора, за исключением той крепости, где находился король Джурадж. Когда Градиня известил об этом кира Алексея, они, объединив войска, осадили упомянутую крепость. Подкупив несколько самых близких королю людей, они овладели крепостью и схватили короля. Кир Алексей отвез его в Драч, а затем оттуда отправил в Константинополь, где тот и окончил свои дни. При единодушном согласии всего народа королем был избран Драгиня, который стал править по справедливости, будучи мужем рассудительным и богобоязненным. Когда весть обо всех упомянутых событиях достигла тех, кто жил в изгнании в Апулии и других чужих краях, они вернулись на свою родину и заселили обезлюдевшую страну. За время своего правления Драгиня не раз подвергался нападкам со стороны разных злодеев, но Господь уберег его от их происков. После одиннадцати лет правления он скончался и был с почестями погребен в монастыре Святых Сергия и Вакха своими сыновьями Радославом (Radoslauo), Иваном (Iuanisc) и Владимиром (Vuladimiro). После смерти короля Драгини его старший сын князь (Conte) Радослав поднес великие дары константинопольскому императору Мануи- лу, который милостиво его принял и дал ему во владение все те земли, которыми когда‑либо владел его отец. Вернувшись из Константинополя, Радослав стал править своими землями совместно со своими братьями Иваном (Iuanisc) и Владимиром. Через некоторое время, однако, взбунтовались некие злодеи из числа их древних недругов. Отложились от них, они привели сына Уроша Десу (Dessa) и отдали ему Зету и Требинье. У Радослава же с братьями осталось приморье с Котором вплоть до Скадара. По этой причине Радослав с братьями вели непрестанную войну с упомянутым Десой и другими своими недругами за возврат отложившихся областей и сохранение оставшихся у них владений.

ПЕРЕЧЕНЬ КОРОЛЕЙ, КОТОРЫЕ, СОГЛАСНО ПРЕДЫДУЩЕЙ ИСТОРИИ, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОДИН ЗА ДРУГИМ, ПРАВИЛИ В ДАЛМАЦИИ И ДРУГИХ ОБЛАСТЯХ ИЛЛИРИКА

ОСТРОИЛ Правил примерно с 495 года от Рождества Христова
СВЕВЛАД СЕЛИМИР После [смерти] этого короля до Святмира правило четыре короля–злодея, имен которых автор вышеупомянутой истории не приводит
ВЛАДАН (UVLADAN) РАДМИР Этот король первым принял христианство примерно в 886 году. При рождении он был наречен Будимиром, а после крещения принял имя Святополк (Svetopelek), что переводится как «святое дитя». Бьондо, Сабеллико и Платина называют его Сверопил (Sueropilo)
СВЯТМИР (SVETMIR) СВЯТОПОЛК (SVETOPELEK)
СВЯТОЛИК (SVETOLIKO)
ВЛАДИСЛАВ
ТОМИСЛАВ
СЕБЕСЛАВ
ВЛАДИМИР
КАРАМИР
ТВРДОСЛАВ (TVARDISLAV)
ТОЛИМИР
ПРИБИСЛАВ
КРЕПЕМИР
СВЯТОРАД (SVETORAD)
РАДОСЛАВ
ЧАСЛАВ После [гибели] этого короля до Павлимира Бело было междуцарствие, то есть королевский престол оставался незанятым.
ПАВЛИМИР БЕЛО
ТЕШИМИР (TIESCIMIR)
ПРЕДИМИР (PRELEMIR)
СИЛЬВЕСТР (SILIUESTRO) В детстве воспитывался в Рагузе. Рагузинцы купили у него три острова, а именно Шипан (Giupana), Лопуд (Isola di mezzo) и Колочеп (Calamota).
ТУГЕМИР
ХВАЛИМИР
ПЕТРИСЛАВ
ВЛАДИМИР
ДРАГИМИР
ДОБРОСЛАВ (DOBRISLAV) МИХАЙЛО (MICHAGLIA) РАДОСЛАВ II БОДИН ДОБРОСЛАВ II ВЛАДИМИР II ДЖУРАДЖ (GIORGI) ГРУБЕША (GRUBESSA) ДРАГИНЯ
(DRAGHIHNA) РАДОСЛАВ III Он именовал себя не королем, а князем. В 1161 году был лишен власти восставшим против него Десой, от которого (как будет видно) произошел Неманя, давший имя роду Не- маничей. Из упомянутого рода вышло немало королей и императоров, правивших Сербией и Рашкой.
ГЕРБ СТЕФАНА НЕМАНИ, КОРОЛЯ И ИМПЕРАТОРА РАШКИ

А Герб королевства Болгарии

В Герб королевства Славонии

С Герб королевства Боснии

D Герб королевства Македонии

Е Герб королевства Далмации

F Герб королевства Сербии

G Герб рода Неманичей

Н Герб рода Котроманичей

I Герб королевства Хорватии

К Герб королевства Рашки

L Герб королевства Приморья (Primordia)

 

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО РОДА НЕМАНИЧЕИ

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОЙ ИСТОРИИ КОРОЛЕЙ ДАЛМАЦИИ

В первой части повествуется о начале, расцвете и конце королевского рода Неманичей, правившего Рашкой и Сербией.

Во второй части следует жизнеописание четырех магнатов Рашки, которые после смерти Уроша, последнего короля из рода Неманичей, тиранически захватили власть в Рашке.

В заключение излагается история Боснии, Хума, Хорватии и Болгарии.

Написано доном Мавро Орбини.
Князь Радослав, видя, что Деса набирает силу, стремясь всеми способами присвоить себе его владения, послал в Рагузу Давида Ренезио, бывшего в ту пору правителем Будвы, с просьбой к Синьории оказать содействие в доставке ему войска из Италии; а к которцам — закаленного в войнах Микеле Ренезио, убеждая их не нарушать старинную верность, которую они всегда хранили его предкам, и не доверять пустым посулам Десы и его сторонников. Последние напали на упомянутого Давида, возвращавшегося из Рагузы, близ Ризана, и он, воздав достойное отмщение за свою жизнь, пал смертью храбрых. Преисполненный гордыни Деса правил Хумом вплоть до Котора и Верхней Зетой, именуя себя баном, или воеводой (Duca). Он был государем упомянутых земель в течение всей своей жизни, и князю Радославу с его братьями ни разу не удалось восстановить там свою власть. Упомянутый воевода Деса был приверженцем римской католической веры и несомненно принял бы ее, если бы не боялся оказаться лишенным власти своими славянскими магнатами. Посему именно он был первым, кто в 1151 году даровал относящийся к Хуму остров Млет со всеми его угодьями, доходами и жителями трем монахам: Марину, Симеону и Иоанну, как явствует из одной привилегии, которая долгое время хранилась в церкви Св. Михаила, служившей первоначальным местом жительства монахов упомянутого острова. Позднее с помощью правителя Хума и Рашки и пожертвований рагузинцев на озере упомянутого острова была возведена церковь Святой Марии и монастырь для жительства монахов, которые существуют и поныне. За это Господь вознаградил Десу и его род — семь поколений его потомков, не прерываясь, были правителями и королями Рашки вплоть до императора Уроша, который, принадлежа к восьмому поколению, потерял власть и умер, не оставив после себя сыновей. У воеводы Десы было три сына: Мирослав, Неманя и Константин, которые были мужами рассудительными и отважными. После своей кончины он был похоронен в Требинье в церкви Святого Петра на [Петровом] поле, и упомянутыми областями стали править его вышеупомянутые сыновья. Будучи (как было сказано) мужами большой отваги, они стали домогаться власти над Рашкой и Нижней Зетой. Собрав при поддержке бана Боснии, приходившегося тестем Немане, сильное войско, они пошли в Зету на князя Радослава, сына короля Драгини, который совместно со своим братом Иваном (Iuanisc) владел упомянутой областью. Радослав, понимая, что не в силах дать отпор такому большому войску, сел на корабль в Улцине и бежал в Рагузу. Так Мирослав, Неманя и Константин овладели Зетой со всеми ее городами, за исключением Котора, сохранившего верность князю Радославу. Мирослав и его братья отправили посольство к рагузинцам, прося их выдать укрывшихся в Рагузе Радослава и его брата Ивана. Рагузинцы, верные свободе своей Республики, употребив всю вежливость, на которую были способны, отказали в их просьбе. Тогда к рагузинцам было отправлено второе посольство с угрозами. Те ответили, что желают жить в мире со всеми, но без ущерба для чести и свободы их Республики, для спасения которой они готовы пожертвовать своими жизнями, не говоря обо всем ином. Получив такой ответ, упомянутые братья на следующий год, собрав сильное войско, вторглись в Конавли, чтобы наказать рагузинцев. Те, заранее предупрежденные об этом, также снарядили сильное войско, призвав немало воинов из Драча и Котора — городов, которые в ту пору сохраняли преданность князю Радославу, и особенно Котор, приславший двести воинов под началом Джураджа Бизанти и Марина Дра- жича (Drago). Упомянутые воины были переправлены в Старую Рагузу на рагузинских галерах. Остальная часть [рагузинского] войска под началом Николы Бобальевича отправилась в Конавли по суше. Там уже стояли лагерем три тысячи воинов Мирослава, которые, поджидая остальных, чтобы вместе с ними двинуться на осаду Рагузы, делали вид, что пришли туда для того, чтобы не позволить рагузинцам вторгнуться во владения Мирослава. Посему сенат Рагузы приказал Бобальевичу как можно скорее вступить в бой с Радивоем Опорчичем (Radiuoi Opporcich), полководцем упомянутого войска Мирослава. Рагузинцы, сделав вид, что бегут из Конавли, вынудили его покинуть укрепления и устремиться за ними в погоню. Достигнув выгодного места, рагузинцы развернулись на неприятеля и, обратив его в бегство, заставили убраться восвояси. По этой причине вышеупомянутые сыновья Десы в течение длительного времени остерегались нападать на рагузинцев, питая к ним тем не менее лютую ненависть. Радослав и Иван, видя эту вражду, покинули Рагузу и отправились в Драч. Император приказал не давать им никаких земель.

В это время Неманя с братьями, захватив Зету, собрали войско и пошли на Рашку. Правивший в Рашке Владимир, второй брат Радослава, повел рашан против Немани и его братьев. В сражении под Приштиной (Pristina) Владимир был разбит и бежал в Болгарию, Неманя же с братьями захватил Рашку. С того времени в честь победы, одержанной под Приштиной, упомянутый город сделался королевской резиденцией и местом коронования королей Рашки. Неманя принял тогда титул великого жупана и стал править Рашкой вместе с Верхней и Нижней Зетой. Мирослав и Константин стали, как прежде, править Хумом, живя во взаимной любви и покорности своему брату Немане. В августе 1177 года Неманя с войском пришел в Жупу (Breno), где уничтожил и вырубил все деревья и виноградники. Причиной его действий была ненависть к рагузинцам, хотя он и делал вид, что совершить это его побудили разногласия между архиепископом Рагузы венецианцем Трибунием (Tribunio Veneto) и его суффраганом епископом Котора, который был подвергнут отлучению упомянутым архиепископом за неповиновение. Архиепископ, видя упорство своего суффрагана, подал на него жалобу папе Александру III, находившемуся тогда в Беневенто, упомянутый же епископ Котора обратился за помощью к Немане. Тот пошел войной на рагузинцев и вывел из подчинения архиепископу Рагузы всех его суффраганов, которые находились в его владениях, а именно епископов Будвы, Котора, Улциня, Свача, Скадара, Драча, Дривоста, Медона (Medon), Sorbium’a (Sorbia), Posonium’a (Bosna), Требинье и Хума (Zachulnia). Все они прежде были суффраганами диоклейского архиепископа Иоанна. После разрушения Диоклеи болгарами и избрания упомянутого Иоанна главой Рагузинской церкви, последней были подчинены и все упомянутые церкви, как явствует из одной буллы (Breve) папы Александра II, присланной в 1067 году Виталию, второму архиепископу Рагузы, и позднее в 1141 году подтвержденной [по просьбе] архиепископа Рагузы Андрея Лукаревича (Luchese). В то время епископом Будвы был Сильвестр (Siliuestro), Котора — Никифор (Nikoforo), Улциня (Dolcigno) — Иоанн, Свача — Василий, Скадара — Георгий, Драча — Григорий, Дривоста — Петр, Призрена (Poleto) — Феодор, Sorbium’a (Sorbia) — Кирилл, Posonium’a (Bosna) — Владислав, Требинье — Константин и Хума (Zachulnia) — Симеон. Всех [перечисленных епископов], как было сказано, Неманя вывел из подчинения архиепископу Рагузы. Через семь лет после этого рагузинцы под началом Михайло Бобальевича, разбившего прежде в Требинье боснийского бана Борича (Barich), одержали победу в морском сражении в Полицкой (Poglize) бухте в Албании, называемой ныне Рагу- зинской бухтой, над братом Немани Мирославом. Помимо немалого числа сожженных кораблей, [в упомянутом сражении рагузинцы] захватили у него три галеры, два галеона и семь сагиттий (saettie). На следующий год Мирослав с тридцатью тысячами конницы пришел под Рагузу и начал осаждать город с помощью неких [осадных] орудий. После непрерывной восьмидневной осады, ничего не добившись, он сжег упомянутые орудия и убрался восвояси. Вскоре после этого Константин пошел с войском на остров Корчула, который относился к его княжеству Хум, но отказывался подчиняться. Переправив свое войско на лодках из Коношевицы (Conosceuiza) на остров, он принялся грабить и опустошать его. Жители Корчулы, собравшись вместе, отбили у него лодки. Потеряв возможность вернуться на материк, он оказался на острове как в плену и вынужден был заключить мирный договор, по которому жители Корчулы отпускали Константина со всем его войском домой, а он и его братья Мирослав и Неманя предоставляли упомянутому острову свободу и выводили его из подчинения правителям Хума. С тех пор жители Корчулы стали свободными, и ни один правитель их больше не беспокоил. Вскоре после этого Константин скончался, не оставив после себя сыновей. Не многим больше пережил его брат Мирослав, после смерти которого остался его единственный сын десяти лет по имени Андрей (Andrea). После кончины двух упомянутых братьев хумская знать восстала и избрала своим правителем уроженца Хума князя Петра, рассудительного и доблестного мужа. Став правителем, тот отпустил жену Мирослава и его сына, и они отправились в Рашку к Немане, дяде упомянутого Андрея. Неманя в ту пору был занят войнами у пределов Рашки и Болгарии с вышеупомянутым Владимиром и греками из‑за князя Радослава и его брата Ивана и в силу этого не мог заниматься хумскими делами, тем более что император, которым был [тогда] Исаак Ангел, взял князя Радослава и его братьев под особое покровительство. Это привело к тому, что в 1190 году император, как пишет Никита Хониат, сразился с Неманей на реке Ибар (Ciabro), называемой ныне Морава. По причине вовлеченности Немани в упомянутые войны князь Петр, пока был жив Неманя, беспрепятственно владел Хумским княжеством, не признавая над собой никакого другого государя. Его владения простирались от реки Цетины до Которской бухты. Он не раз начинал войны и сражался с боснийскими ба- нами и хорватскими государями, проявив себя в этих войнах с самой лучшей стороны, так как отличался редкой рассудительностью и военным умением.

Неманя, став благодаря завоеванию Рашки и других областей вплоть до Дуная, Савы и Босны (как было сказано) великим жупаном (gran Signore), своими неизменными победами над противником заслужил себе всеобщее уважение и славу великого полководца. За это, а также за свою рассудительность и щедрость, он пользовался у всех почетом и любовью. Так как в этом труде мне еще не раз придется упомянуть о Немане, будет нелишне рассказать о его происхождении и его предках, чтобы показать, как Господь по одному ему ведомым причинам зачастую возносит людей низкого звания до самого высокого достоинства и почета.

Итак, следует знать, что жил некогда в Хумском княжестве в Лукской жупании (contrada di Luca) поп греческого обряда по имени Стефан. Как принято у этих попов, он женился на одной местной уроженке, которая, помимо прочих детей, родила ему сына по имени Любомир (Gliubimir). Возмужав, тот благодаря своей рассудительности и отваге завоевал себе славу доблестного воина, и князь Хума (Signore di Chelmo) сделал его жупаном области под названием Трново (Tarnouo), которая позднее по его имени стала называться Любомир и носит это название до сих пор. Проявив себя в управлении упомянутой областью с лучшей стороны, он вскоре скончался, оставив после себя сына по имени Урош. Тот, идя по стопам отца как в военных, так и в гражданских делах, получил от короля Джураджа подтверждение своих прав на владение и управление упомянутой областью. В одном из сражений короля Джураджа с королем Драгиней он попал в плен и был уведен в Рашку, где находился до тех пор, пока король Джурадж не вернул себе (как было сказано выше) власть над Рашкой. У Уроша был [сын] Деса, о котором упоминалось ранее, а у Десы — вышеупомянутые Мирослав, Константин и Неманя, давший имя роду Неманичей. При упомянутом Немане в 1189 году император Фридрих I, направляясь с войском против азиатских турок и проходя через Сербию, прибыл в Ниш (Nisso). Там его в сопровождении большой свиты встретил Неманя и поднес царские дары. Император милостиво принял его и, обсудив некоторые дела, также по–царски одарил Неманю и подтвердил его права на владение Сербией. Об этом упоминают аббат Арнольд в «Славянской хронике», Гот- фрид Монах в «Австрийских хрониках» и Тагено из Пассау (Tagenone Padouano) в повествовании об упомянутом походе Фридриха.

После кончины Немани осталось два его сына: Тихомил и Симеон. Тихомил, проправив менее года, скончался, и ему наследовал его брат Симеон. Тот правил с 1200 года и, распространив свою власть на Сербию, Далмацию, Дуклю, Требинье (Traunia) и Хум (Zachulnie), первым стал именоваться королем Рашки. Не раз воевал он с греками. У него было три сына: Стефан, Вукан (Vuchsan) и Растко (Rasco), который, приняв постриг и сменив имя на Савву, почитается сербами святым. Недавно нечестивый Синан–паша (Sinan Bassa) устроил принародное сожжение его мощей. В возрасте пятидесяти пяти лет Симеон скончался, и ему наследовал его сын Стефан, который шел по стопам своего отца в рассудительности и доблести. Будучи миролюбцем, он заключил мир с болгарами и греками. Поскольку князья Радослав и Иван умерли, не оставив после себя доблестных сыновей, он жил в мире и со всеми остальными, за исключением Хума, с которым вступил в войну. Хумом (как было сказано) [в то время] правил князь Петр. Стефан, собрав сильную рать, пошел на него, взяв с собой своего младшего сына Радослава и изгнанного некогда из Хума своего двоюродного дядю (cugino) Андрея, сына Мирослава. Князь Петр, отличавшийся редким мужеством, не стал уклоняться от столкновения и, собрав всех, кого мог, выступил ему навстречу. В сражении на поле Бишче (Bisze) князь Петр был разбит. Преследуемый рашанами, он обнажил меч и со всей силы ударил по дереву. Срубив его одним ударом, он воскликнул: «Довла, рашане! (Dovla rassiani)», то есть «Досюда, рашане!» Все, видевшие этот удар, были поражены и сочли его за чудо. Затем он бежал за Неретву (Narente) и владел той частью Хума, что лежит по ту сторону упомянутой реки. Тогда Стефан, жупан Рашки, захватил весь Хум и поставил там правителем своего младшего сына Радослава, а своему двоюродному дяде Андрею дал жупании Попово (Рароа), Приморье (marina) и Стон (Stagno). Оставив Радослава и Андрея в Хуме, он возвратился в Рашку. Вскоре после этого Радослав скончался, и Андрей с согласия жупана Стефана овладел всем Хумским княжеством и стал именоваться князем. Это вызвало недовольство у ряда жупанов и дворян Невесинья (Neuesigne), а также правителей других более отдаленных областей, и они, отложившись, перешли под покровительство боснийского бана, так что у князя Андрея остались лишь Приморье, Попово (Рароа) и Стон. Произошло это с ним потому, что он от рождения нрав имел миролюбивый и ни с кем не хотел вести войну. О его предках мы расскажем в трактате о государях Хума.

Вышеупомянутый жупан Стефан был большим другом рагузинцев и всегда жил с ними в мире. Рагузинцы отвечали ему взаимной любовью и почтением и не раз отправляли к нему посольства с подарками. Посему он отменно обращался с рагузинскими купцами и предоставлял им всевозможные льготы в торговле. После двадцати восьми лет правления он скончался и был похоронен в церкви Святого Петра в Рашке, оставив после себя единственного сына и наследника всех владений по имени Неманя И. Тот был мужем богобоязненным и пользовался всеобщим почтением за свою великую справедливость. Он носил прозвище Храпало (Crapalo). Видя, что во всех его владениях царит мир и никто его не беспокоит, он пожелал принять титул короля Рашки, или Сербии. Посоветовавшись об этом со своими магнатами (Baroni), он получил от них всеобщее и радостное одобрение своего намерения. Посему Неманя, созвав на всеобщий собор в Приштину патриарха со всеми прочими иерархами (prelati) и большую часть магнатов своего королевства, под всеобщее одобрение был венчан и провозглашен королем Рашки, а затем в день Воскресения Господня с соблюдением всех церемоний торжественно принял помазание от руки патриарха. При помазании он пожелал изменить имя Неманя на Стефан, поэтому все последующие короли Сербии из рода Немаиичей носили имя Стефан. Вскоре после этого король Стефан начал подумывать о расширении своих владений. Собрав большую рать, он пошел на Болгарию, которая в ту пору была раздроблена, охвачена смутами и не имела царя, и по упомянутой причине захватил большую ее часть. Обратившись затем против Греции, он и у нее отнял немало земель. Не ограничившись этим, он пошел войной на венгров и покорил Срем (Sriemo), который в то время управлялся некой правительницей по имени Урица (Vriza), родственницей венгерского короля. Та, не имея сил, чтобы противостоять королю Стефану, бежала в Венгрию. Собрав там сильное войско, она пришла с ним сразиться, но была разбита и попала в плен. Не видя другого способа обрести свободу, она отправила посланца в сенат Рагузы с просьбой выступить в качестве посредника и любой ценой вызволить ее из плена. Рагузинцы через своих послов, которыми были Никола Проданович (Prodanelli) и Марин Сарака, добились того, что король Стефан, желая доставить удовольствие упомянутому сенату, освободил ее и заключил с ней мир. После двадцати двух лет правления он скончался, и ему наследовал его сын Стефан. Короновавшись сразу после смерти своего отца, он продолжал мирно и справедливо править греками и албанцами. Он женился на Елене, христианнейшей женщине, француженке по происхождению. Она вновь отстроила и возродила Бар, который после упадка Римской империи был разрушен галатами (Gallogreci). Она восстановила и некоторые другие близлежащие крепости. Как пишет Марин Барлеций, она возвела в Эпире и Иллирике множество монастырей и других религиозных сооружений, о чем можно узнать и сегодня из некоторых высеченных в мраморе надписей и других памятников. За все это муж очень ее любил. При нем греческий наместник в Драче Иоанн вторгся с большим войском в Зету с намерением захватить упомянутую область. Узнав об этом, король Стефан собрал свою рать и, придя в Зету, обнаружил Иоанна, стоявшего лагерем под Скадаром (Scodarino). Напав на него, он разбил его войско и захватил в плен [Иоанна] с множеством знатных греков. Константинопольский император, желая освободить из темницы упомянутого Иоанна, приходившегося ему родственником, и остальных греков, заключил с королем Стефаном договор о мире. Упомянутый договор, помимо прочего, предусматривал, что впредь ни наместник в Драче не будет от имени империи вторгаться в пределы Зеты, ни король Рашки — в пределы Драча и Албании. После этого король Стефан решил заняться увеличением своих доходов и сборов (gabelle). Он послал в Германию (Alemagna) за немцами, умеющих добывать из земли золото, серебро и другие металлы, и, устроив с их помощью множество рудников, значительно обогатил свою казну и стал несметно богат. Его предшественники в этом не преуспели, поскольку вели жизнь простую и не заботились о накоплении сокровищ и денег. Незадолго до смерти он воздвиг монастырь Милешево (Milesceuo) и после восемнадцати лет правления скончался. У него было четыре сына: Драгутин, Пре- дислав (Pridislau), Милутин и Стефан. Предислав стал позднее архиепископом Сербии. Драгутин, наделенный от природы жаждой власти, видя, что отец уже стар, восстал против него и лишил трона. По этой причине Стефан после восемнадцати лет правления умер как частное лицо. Драгутин, придя к власти, стал править с большой рассудительностью, однако, страдая от угрызений совести за прегрешение, совершенное им против отца, решил в знак покаяния принять постриг в Дебреце (Debari) и оставил королевство своему брату Милутину. Когда стал править Милутин, его младший брат Стефан начал проявлять неповиновение. Чтобы убрать его с глаз долой и не вступать с ним в пререкания, он дал ему в управление большую область на границе с Венгрией близ Савы около Мачвы (Mazoua) и [града] святого Димитрия. Однако и это не помогло укротить его нрав. Став правителем упомянутой области, он так возгордился, что, отложившись от брата, стал именовать себя королем и враждовать с ним. С той поры упомянутая область стала именоваться «землей короля Стефана». Король Милутин не стал отвечать на его обиды, так как имел от природы нрав кроткий и добродушный. Предоставив [брату] жить по своему разумению, он целиком посвятил себя служению Богу и строительству церквей и монастырей, которых за свою жизнь построил сорок. И правосудие он вершил по всей справедливости, не поддаваясь ни мольбам, ни подкупу. Посему все почитали его за святого. За свой сердечный нрав он по праву был прозван Милутиным, что означает не что иное, как «милый, или приятный». Посему Господь распорядился так, что еще при жизни [Милутина] скончался его брат Стефан, который был похоронен в церкви Святого Димитрия в Сре- ме. Король Милутин, называемый другими [авторами] также Урошем Святым, несмотря на то, что всегда был другом Рагузы, поддался злокозненному внушению некоторых своих приближенных из числа врагов рагузинцев и пошел на них войной. Вначале рагузинцы пытались умиротворить его своей покорностью и смирением, но, видя бесполезность этого, решили защищаться. Из трех сражений, которые у них с ним были, в первом, под предводительством Петра Тудишевича (Tudisi), и во втором, под предводительством Паскуале Раньина, рагузинцы потерпели поражение, но в третий раз, когда неприятельское войско хотело вторгнуться в Жупу (Вгепо), на его пути стал Иван Гундулич (Gondola) и вынудил вернуться восвояси. После этого при посредничестве императора Андроника, тестя упомянутого Уроша, был заключен мир. Этот король очень любил города латинян, приветливо и милостиво обращаясь с их купцами. Он правил тридцать пять или (как утверждают другие) сорок лет и покоится ныне в церкви Святой Марии в Софии, где тело его до сего времени сохранилось в целости с длинными и очень густыми волосами на груди. Первоначально он был похоронен в монастыре Святого Стефана в Звечане (Sueciano), который сам и воздвиг. После кончины он стал почитаться всеми за святого. После него осталось три его сына и две дочери. Один, внебрачный, по имени Стефан, был прижит от него одной дворянкой, остальные двое были законными: Владислав, которого некоторые называют Урошем, родился от его первой жены Елизаветы, дочери венгерского короля Иштвана IV, а Константин — от второй жены, гречанки из Константинополя. Его внебрачный сын Стефан, обладая редкой мудростью, привлек на свою сторону всех магнатов королевства, которое он намеревался захватить еще при жизни его отца или (если это не удастся) после его кончины. Прознав об этом, король Милутин ослепил его и отослал в Константинополь к своему тестю императору Андронику, дочь которого Феодора была за ним замужем, чтобы тот держал его там под стражей вместе с двумя его малолетними сыновьями. Из упомянутых сыновей один вскоре умер, а другой, по прозвищу Душан, будучи еще ребенком, был возвращен [Милутиным] перед своей смертью из Константинополя в Сербию. Иные утверждают, что Стефан был ослеплен своим отцом по наущению своей мачехи, однако на самом деле он вовсе не был ослеплен, хотя поначалу и притворялся [слепым]. Владислав, став королем, проявил себя большим другом рагузинцев, многие из которых, в частности, Матвей Цриевич (Zrieua), Иван Пуцич (Pozza) и Вито Бобалье- вич (Bobali), некоторое время состояли в числе его придворных и оказали ему немалую помощь в войнах, которые он вел со своими братьями. Боба- льевич, который был очень богат, вернувшись в Рагузу, не раз ссужал его деньгами, как явствует из завещания упомянутого Бобальевича, составленного в 1326 году, где он пишет, что этот король вместе со своим отцом задолжали ему некую сумму денег. Владислав совершал огромные траты на укрепление своей власти в Рашке, но все его усилия оказались тщетными. Пока он воевал со своим братом Константином, ряд недовольных им магнатов вызвали из Константинополя его брата, который, как было сказано, был ослеплен своим отцом. Тот, будучи (как уже говорилось) весьма сметлив, сумел воспользоваться раздорами упомянутых магнатов, одна часть которых держала сторону Владислава, а другая — Константина. Пока два брата преследовали друг друга, Стефан привлек на свою сторону большинство магнатов и народа, в чем ему немало способствовала неспособность Владислава, который проявил себя бездарным полководцем. [Владислав], заполучив своего брата Константина в свои руки, приказал распять его, прибить гвоздями и распилить надвое. После этого он решил удалиться и уехал в Срем. Там он также не пользовался уважением, несмотря на свое родство с венгерским королем. Венгры, видя его неспособность вести войну, а следовательно, и властвовать, не оказывали ему никакой помощи. Вскоре он, находясь в Мачве (Mazoua), был схвачен своим братом Стефаном и брошен в темницу, где и окончил свои дни. Итак, когда Владислав и Константин ушли из жизни упомянутым образом, их брат Стефан подчинил себе силой оружия все королевство своего отца. Однако еще до начала своего восхождения к трону он, чтобы расположить к себе своих подданных, решил сменить имя и взять себе имя своего отца, помня о том, отец его Урош пользовался всеобщим благоволением. И он показал себя достойным и этого имени, и трона. Помимо прочих его похвальных качеств [следует отметить и такое]: если ему попадался купец, то он всегда с ним отменно обходился. Поэтому многие рагузинцы охотно останавливались и торговали в его королевстве. Однако было время, когда по навету недоброжелателей, которым он доверился, он начал войну с рагузинцами, требуя от них (как было сказано ранее) уступить ему остров Ластово (Lagosta), который они некогда приобрели у короля Храпало. Однако затем, поняв свою ошибку, он заключил с ними добрый мир и стал любить и обходиться с ними лучше прежнего. И со всеми прочими соседними государями он предпочитал жить в мире. Управляя с большой рассудительностью своими владениями, он значительно увеличил свою казну. Посему в 1319 году, который был (по мнению некоторых) восьмым годом его правления, он установил серебряный алтарь в храме Святого Николая Барийского в Апулии. Память об этом сохранилась и поныне: в упомянутом храме есть надпись, гласящая:

ANNO DOMINI M. CCC. XIX. MENSE IVNII, INDITIONE VI. VROSCIUS REX RASSIAE, ET DIOCLEAE, ALBANIAE, BULGARIAE, AC TOTIUS MARITIME, DE CULFO ADRIAE A’ MARI, VSQVE AD FLVMEN DANVBIIMAGNI, PRESENS OPVS ALTARIS YCONAM MAGNAM ARGENTEAM, LAMPADES, ET CANDELABRA MAGNA DE ARGENTO FIERI FECIT AD HONOREM DEI ET BEATISSIMINICOLAI, EIUS HEREDE ASTANTE DECATERA FILIO DESIFLAVE, FIDELI, ET EXPERTO A PREDICTO REGE DEPVTATO. ET NOS RVGERIVS DE INVILIA PROTHOMAGISTER, ET ROBERTVS DE BARVLLO MAGISTER IN OMNIBUS PREFATIS, OPVS DE PRAEDICTO MENSE IVNIO INCIPIMVS, ET PER TOTVM MENSEM MARTIVM ANNI SEQVENTIS CHRISTO FAVENTE, FIDELITER COMPLEVIMUS.

(Лета господня 1319 июня месяца VI–го индиктиона Урош, король Рашки, а также Дукли, Албании, Болгарии и всего Приморья от Адриатического залива и моря до великой реки Дунай, повелел изготовить алтарь, большую серебряную икону, кадила и большие паникадила из серебра во славу Бога и преблаженного Николая через своего наследника сына Десислава, верного и опытного, посланного из Котора вышеупомянутым королем, и мы, старший мастер Ругерий [сын] Инвилия и мастер Роберт [сын] Барулла, всю вышеперечисленную работу в упомянутом июне месяце начали и в марте месяце следующего года с христовой помощью точно и полностью завершили.)

После этого он послал просить в жены Евдокию, вдовствующую сестру императора Андроника Младшего, обещая заключить мир на вечные времена с ромеями (Romani), поскольку (как пишет Никифор Григора (VI)) был мужем могущественным и непрестанно терзал Ромейскую империю, грабя и захватывая ее земли и города.

Это предложение смутило и напугало императора: он весьма дорожил его дружбой, однако его сестра и слышать не хотела о тех, у кого на уме была одна война. Было и другое обстоятельство, которое его беспокоило: брак, который хотел заключить [Урош], был уже четвертым по счету. Первой его женой была дочь влашского государя, которую он после долгих лет супружеской жизни отослал домой к ее отцу. Затем он женился на другой, которая прежде была женой его брата, заставив ее снять монашеское платье, которое она носила. Прожив с ней немало лет, он из‑за [постоянных] упреков епископов и других иерархов ее оставил и женился на сестре болгарского короля Святослава (Sfendoslauo). Насытившись теперь и ее любовью, он стал подыскивать себе новую жену более благородного происхождения. И чем решительнее Евдокия его отвергала, тем упорнее он настаивал, зачастую переходя к угрозам. Поэтому император был вынужден предложить ему свою дочь Симониду, которой в ту пору было пять лет. Он обещал отдать ему дочь, дабы до достижения ею совершеннолетия она жила при нем, а потом сделалась его женой. Это предложение понравилось Стефану Урошу, и весной император с дочерью прибыл в Салоники. Прибыл туда и король Рашки, приведя для заключения мира с императором множество сыновей первых магнатов Рашки и сестру Святослава, которую, вскоре после ее увода в Константинополь, взял в жены Михаил Кутрул (Michel Cotrule). Упомянутый Михаил прежде был женат на сестре императора. Император, заключив мир с Рашани- ном, отдал ему свою дочь Симониду. Патриарх Иоанн, именовавшийся прежде Козьмой, упрекнул его за это. Император же ответил ему, что царские браки устраиваются и заключаются согласно требованиям времени. Об этом упоминает Георгий Пахимер в X книге. Упомянутая Симо- нида была прелестной девочкой и после [упомянутого события] стала именоваться Симонидой Ириной. Когда у ее отца Андроника умерло несколько детей, он по совету одной женщины велел изготовить двенадцать восковых свечей в человеческий рост с ликом двенадцати апостолов. Как пишет Пахимер, когда приблизилось время родов у его жены, он стал по очереди зажигать эти свечи. Когда горела свеча с именем Симон, родилась упомянутая дочь. По этой причине ей было дано имя Симонида. После того, как с ее помощью был заключен мир между греками и королем Уро- шем, она стала именоваться Симонидой Ириной. Мать ее была маркизой и племянницей испанского короля. Как пишет Григора (VII), она несколько раз одаряла своего зятя Уроша такими суммами денег, на которые можно было бы постоянно содержать флот из ста боевых галер. Она так безумно любила свою дочь, что хотела украсить ее всеми знаками, которыми [издревле] украшались [римские] императрицы. [Чтобы исполнить свое желание, она поступила так] (это только и было ей возможно): она возложила на голову своего зятя шапку, богато расшитую жемчугом и драгоценными камнями, которую по обычаю носили римские императоры. Начав с этого, она стала делать это каждый год, не пропустив ни разу, посылая при этом немалые сокровища и отдельно для своей дочери, поскольку надеялась увидеть ее детей и заранее заботилась о том, чтобы доставить им богатство и величие. Однако, поскольку делала она это [по собственному усмотрению], не испросив совета у Бога, все ее надежды оказались тщетны: король Урош, разделив брачное ложе с Симонидой, когда ему было за сорок, а ей не исполнилось и восьми, повредил ей матку и навсегда лишил возможности иметь детей. Поэтому мать ее, глубоко этим опечаленная, видя крушение своих надежд, попыталась пойти по другому пути. Осыпав своего зятя Уроша множеством подарков, она стала упрашивать его, коль скоро он не может иметь детей от Симониды, объявить наследником и преемником королевства Рашки одного из ее сыновей, братьев Симониды, Димитрия и Феодора. Упомянутых сыновей она с немалыми сокровищами одного за другим отправила в Сербию. Однако и эта ее затея не осуществилась, поскольку упомянутые братья, пробыв некоторое время в Сербии у своего зятя, удрученные суровостью тамошнего быта, вернулись домой, ничего не добившись от Уроша. Тот же выдал свою дочь Неду, то есть Доминику, за Михаила, принявшего титул болгарского царя. Михаил, прижив с ней нескольких детей, отверг ее и женился на Феодоре Палеолог, сестре императора Андроника Младшего. Видя, что король Урош уже стар, он решил захватить его королевство и стал собирать для этого войско. Стефан Урош, узнав об этом, также стал готовиться к войне. С этой целью через рагузинцев он привез из Италии тысячу триста немцев, которые до этого служили в войнах многим итальянским государям и которых Никифор Григора называет франками (Francesi). Помимо них, к нему на подмогу прибыло множество других опытных воинов. С этими силами король Стефан Урош приготовился дать отпор Болгарину. Когда тот с мощным войском подступил к границам Рашки и стал лагерем в местечке под названием Трново (Tarnouo), король Урош послал против него своего сына Стефана, получившего позднее прозвище Душан, или Вуксан (Vuchsan), юношу лет двадцати. Тот, приведя с собой большое войско, и в том числе вышеупомянутых немцев в числе тысяча триста, среди которых было три сотни конницы, вступил с Болгарином в битву. Сил у Болгарина было намного больше, чем у рашан. Тем не менее, когда войска стали готовиться к битве, немецкие солдаты, построив все войско по правилам военного искусства, обратились к Стефану Душану и другим магнатам Рашки с такими словами: «Мы, приверженцы римского, или латинского, вероисповедания и обряда, первыми вступим в бой, вы же — стойте, держа строй. Если увидите, что мы наступаем, и неприятельское войско пришло в замешательство, идите за нами и смело вступайте в бой, проявляя всю вашу доблесть. Если же (не приведи Господь) вы увидите, что мы разбиты, остерегайтесь вступать в бой с неприятелем, и пусть каждый спасается, как может». Тотчас после этого они, сомкнув ряды, с дикой яростью врубились в неприятельское войско, разя копьями и мечами всех на своем пути, а затем отступили на исходную позицию. Этот [маневр] они отважно проделали во второй и в третий раз, нанося противнику великие потери. Видя это, сын короля Стефана Уро- ша также двинулся со своими сербами на болгар и, яростно атаковав их, разбил и обратил в бегство, перебив всех, кто стоял у них на пути. В этой битве болгарский царь Михаил был ранен и сброшен с коня. Не будучи тогда узнан, он был позднее обнаружен одним славянским всадником среди раненых, которые, не имея возможности передвигаться, укрылись в роще и лежали на земле. Когда его привели к королю Стефану, находившемуся со свитой неподалеку, тот сказал ему, что справедливый Божий суд привел его к такому концу, ибо он, неслыханно возгордившись, возжелал без всякого повода захватить королевство, на которое не имел никаких прав. На что Болгарин, глядя ему в глаза и воздев перст к небу, ответил только: «Да исполнится Божья воля!», после чего скончался. Этому болгарскому царю было предсказано, что он умрет на «новой земле» (terra nuoua). Он же, полагая, что это должно случиться в Тырново (Ternouo), его городе в Болгарии, где был престол у тамошних царей, отправился в поход с легким сердцем, почти уверенный, что в этом походе не погибнет. Однако предсказание все‑таки сбылось, поскольку место, где он укрылся после сражения, называлось Новая Земля (Terra noua). Король Стефан позволил болгарам увезти его останки в Болгарию, и они предали их земле там, где по обычаю хоронили своих царей. Упомянутый Михаил оставил после себя сына по имени Шишман (Sisman), который владел Болгарией вместе со своей матерью, пока не был изгнан болгарским царем Александром, о чем будет рассказано в своем месте. Рашане же немало обрадовались этой победе, поскольку весьма опасались оказаться под властью болгар. Итак, после упомянутых событий король Стефан, сознавая свою старость и испытывая великую любовь к своему сыну, как за вышеупомянутую победу, так и за то, что тот всегда и во всем был ему покорен и безмерно чтил, решил передать ему власть над обеими Зетами со всеми бывшими в них городами и крепостями. Стефан, отправившись управлять упомянутыми областями, взял с собой множество молодежи из Рашки и несколько советников, мужей злокозненных. Упомянутые советники стали денно и нощно убеждать его отнять власть у отца, который по причине преклонного возраста был уже неспособен к управлению, и тем самым обезопасить себя от своего брата Синиши (Siniscia), прижитого его отцом от второй жены. Хотя это и казалось жестоким его сыну, по природе весьма доброжелательному и мягкому, он тем не менее внял их убеждениям и решил осуществить то, что ему советовали. Собрав втайне отборное войско из самых отважных воинов, которые были в обеих Зетах, и взяв в советники Каравиду Фратнуту (Carauida Fratnuta) и Джураджа Илича (Giurasc Illijch), он ускоренным маршем двинулся в Рашку, где находился его отец. Тот, хотя и слышал [недоброе] о своем сыне, не желал этому верить. Посему сын, застав его за охотой близ крепости Петрич (Peterzo), без труда схватил его и заключил в темницу в крепости Звечан. Это весьма поразило его отца, ничего подобного не опасавшегося. Итак, когда король оказался указанным образом в темнице, вышеупомянутые советники стали убеждать его сына лишить его жизни. Делали они это из опасения попасть в беду, если король каким‑либо образом освободится. Сын, вняв их превратным увещеваниям, послал несколько человек, привычных к подобного рода ремеслу, и они среди ночи удушили его в упомянутой крепости. Произошло это в тысяча триста тридцать первом году. Некоторые говорят, что, когда упомянутые слуги пришли лишить его жизни, он проклял сына и его потомство. И, хотя это проклятие миновало его самого, тем не менее оно пало на его внука Уроша, который, как мы вскоре расскажем, потерял власть. Его останки были погребены в косовском (Scosna) монастыре Святого Спаса в Дечанах, возведенном по его повелению. Он правил двадцать лет и оставил после себя двух вышеупомянутых сыновей, Стефана Душана и Синишу, и несколько дочерей.

Править стал его сын Стефан, по прозвищу Душан. Мать его была родом из болгар, дочь короля Святослава, и, когда он начал править, было ему около двадцати лет. И хотя в юные годы он казался тупоумным и малоспособным к управлению, тем не менее, прислушиваясь к советам умудренных опытом и годами магнатов, которых он никогда от себя не отпускал, он стал весьма мудрым государем и с большой рассудительностью управлял королевством. Посему его магнаты беспрекословно ему повиновались. Он, воздавая им должные почести, тем не менее ни одного из них не держал подолгу в назначенных им областях, но постоянно перемещал их из одного места в другое. Он был весьма пригож и ладно сложен: имел широкие плечи, сильные руки, крепкие бедра, подтянутый живот, мощные ноги, ростом был высок, сообразен и мужествен. Со временем он начал сильно полнеть, однако умел бороться с этим, постоянно упражняя свое тело всеми видами боевых искусств, к которым испытывал страсть, и обожал охоту, любя и ценя доблесть в мужах, которым поручал управление своими землями. При всем при этом он был великодушен и щедр, нередко одаривая своих придворных конями, деньгами, золотыми и серебряными поясами, шелковым платьем из тончайшего полотна — он хотел, чтобы они хорошо одевались и упражнялись в боевом искусстве. Он также часто устраивал турниры, или боевые состязания, осыпая тех, кто умело сражались и побеждали остальных, различными милостями. Посему при нем королевство Рашки пользовалось всеобщей славой и изобиловало доблестными мужами, которые своим богатством превосходили мужей из других королевств. Наряду с этим он поддерживал строгий порядок, как при своем дворе, так и во всем королевстве, и в торговле, и в сборе пошлин, не слишком заботясь о накоплении сокровищ, поскольку, как было сказано, был от природы щедр. Был он также весьма привержен вере по греческому обряду: возводил храмы и монастыри, делая им крупные пожертвования и предоставляя немалые бенефиции настоятелям и священникам, которые пели в них священные гимны. В число упомянутых монастырей входили и монастыри на Святой Горе в Македонии. Он установил также для монахов святого Михаила Иерусалимского вечную подать, которую рагузинцы платили им за Стон. Именно за это он и был прозван Душаном, то есть ктитором (elemosiniero). Хорошо обходился он и с латинянами и теми, кто исповедовал римско–католическую веру, несмотря на то, что однажды, по наущению своей жены Роксаны (Rogosna), носившей также имя Елена, женщины превратной и люто ненавидевшей католиков, изъял все золото, серебро и прочие ценности у всех церквей и монастырей латинян в обеих Зетах. Этому воспротивился тогдашний римский папа и велел передать ему через своих легатов, которых дважды посылал по этому делу, что, если тот не вернет имущество, отобранное у церквей и монастырей, то он объявит против него крестовый поход и со всем христианским миром пожалует к нему в гости. Стефан, устрашенный этим, вернул все обратно и стал обходиться с ними по–доброму.

С рагузинцами он всегда жил в дружбе и подтвердил им дарственную, выданную баном Стефаном на Стон и Пелешац (Ponta). Упомянутый Не- манич заявил о своих притязаниях на эти земли по причине своей власти над Хумом и королевством Боснии. Это же подтверждение он сделал главным образом по настоянию своего протовестиара Николы Бучича (Bucchia) из Котора, которого рагузинцы за это приняли в число своих нобилей. При этом короле Рагуза значительно разбогатела, и сенат (publico) постоянно оказывал ему почести, отправляя посольства с подарками. При нем королевство Рашки и города Далмации жили лучше, чем когда‑либо прежде, особенно города Рагуза и Котор.

Жил он в мире и с болгарским королем Александром, и при нем турки не осмеливались приближаться к его пределам. Более того, его военачальники не раз бивали их, и особенно его магнат Углеша, которого он постоянно держал против них на границах Македонии и Романии (Romania). Кроме этого, он сам держал отряд из турецких наемников, поселив их в Зете близ Дани (Dagno). Никифор Григора (VII) пишет, что Турок Мелик (Meleco), приняв христианство вместе с полутора тысячей своих воинов, перешел на службу к королю Стефану, и было их тысяча конницы и пятьсот пехоты. Сказав достаточно о добродетелях и достоинствах этого короля, перейдем теперь к рассказу о том, что он сделал для распространения своего господства.

Итак, сначала он устремился на завоевание земель Романии. И это не стоило ему большого труда, поскольку страна эта в прошлом в течение длительного времени жила в мире и была почти безоружной, не имея воинов, способных ее защищать. Посему ему удалось в короткий срок овладеть большей ее частью. Он занял все принадлежащие ей области и города вплоть до Салоник (Salonicchio), а именно Верию (Aueria), Серее (Seres), Охрид (Ochrida), Костур (Castoria), Трикалу (Tricala), Янину (Iagnina), Канину (Canina), Белград (Belgrado) и другие города вплоть до Эвбеи (Nigroponte). Не сумев захватить Салоники, он стал регулярно опустошать их территорию, чтобы хоть этим привести город к покорности. Он думал захватить все земли вплоть до Константинополя и, без сомнения, осуществил бы свой замысел, если бы смерть не упредила его. Он захватил Албанию и овладел всеми областями Эпира вплоть до Арты (Arta), и ни у кого не хватило смелости для сопротивления или восстания. Посему в 1340 году, преисполнившись гордости после стольких удачных походов, он решил принять титул императора. Собрав в одном месте патриарха, епископов, игуменов, священников и монахов своего королевства, а также всю знать и магнатов, при участии трех рагузинских послов, которыми были Джурадж Гетальдич (Ghetaldi), Марин Бунич (Bona) и Стефан Гучетич (Gozze), посланных к нему с богатыми дарами, при единодушном согласии всех присутствующих он принял титул императора. Своему сыну Урошу, в то время совсем юному, он дал титул короля и учредил новые должности, которые в обычае у других императоров, а именно кесарь, деспот, виночерпий (Pincerna) и прочие. Живя среди такого благополучия и величия, он думал, что нет в мире ни одного государя, более великого и могущественного, чем он. Однако скоро стало ясно, как сильно он в этом заблуждался. Получив донесение о том, что венгерский король Лайош собирает большое войско, чтобы пойти на него [войной], он также собрал всех, кого мог, и направился к Дунаю, чтобы дать отпор Лайошу. Достигнув берега упомянутой реки, он стал там лагерем со всем своим войском, на другом же берегу разбил лагерь Лайош. Император Стефан, внимательно разглядев войско Лайоша и видя, на каком огромном пространстве земли венгры расположились со своими бесчисленными шатрами и палатками, пал духом и стал опасаться за свою судьбу. Посоветовавшись со своими полководцами, он с их согласия снялся с упомянутого берега и отступил со всем войском вглубь своих земель на один большой переход за большой и густой лес под названием Ломница, или Рудник, в котором росли высокие и широкие деревья. Срубив часть этих деревьев, он перегородил ими пути, по которым венгры могли пройти и напасть на него, и поставил множество воинов на охрану и защиту проходов. Сделав это, по общему желанию короля Лайоша и императора Стефана было устроено, что они должны были съехаться в назначенном месте в сопровождении небольшой свиты, чтобы лично переговорить о разногласиях, которые были между ними. Посему император в сопровождении небольшого числа своих придворных прибыл верхом на берег Дуная. Король же, сев в ладью, приблизился к берегу, но не стал сходить на берег. Обменявшись приветствиями, они начали переговоры, но, не сумев достичь согласия, разъехались восвояси и стали переговариваться через послов, пытаясь все уладить, однако и это ни к чему не привело, поскольку король Лайош требовал от императора четыре вещи: во–первых, принять католическую веру и изъявить покорность римской церкви; во–вто- рых, отдать область, принадлежавшую некогда королю Стефану, на которую он притязал как на принадлежащую венгерской короне; в–третьих, признать за ним верховенство и быть ему верным и покорным; в–четвертых, дать ему в заложники своего сына Уроша. Император же по причине гордости не пожелал выполнить ни одного из этих требований. Посему венгры, переправившись со всем войском, опустошили все земли рашан вплоть до упомянутого леса Ломница, или Рудник. Однажды часть [венгерского] войска, отбившаяся от своих, утратив осторожность и слишком полагаясь на свою силу, была атакована посланными императором Стефаном храбрецами, которые разбили ее, отняв более 500 коней и множество доспехов, пленных же взяли немногих. Венгры, поняв, что воины императора весьма жадны до добычи, затаились в лесу, оставив своих коней под присмотром нескольких пастухов. Рашане, раззадоренные первой добычей, послали большой отряд, чтобы захватить упомянутых коней. Сделав это, они повернули обратно к своему войску. Тут венгры, выйдя из засады, не только отняли у них всю добычу, но и перебили многих из них, что глубоко опечалило императора Стефана, поскольку среди погибших было немало знатных мужей. Так венгры отомстили за обиды, нанесенные им славянами. Славяне же, познав дерзость и хитрость венгров, после этого не решались выходить на равнину, а стояли за лесом. Король Аайош, видя, что большего в тех обстоятельствах ему не достичь, решил вернуться со всем своим войском в Венгрию. Чтобы обезопасить свои владения от набегов славян, он возвел на берегу Дуная крепость в том месте, где со стороны Рашки Дунай соединяет свои воды с Савой, и назвал ее Белградом (Belgradi), оставив для ее охраны коменданта с большим гарнизоном. Произошло это в 1343 году. Через два года после этого он снова пошел с огромным войском на императора Стефана, но не добился ничего существенного, так как в его войске из‑за заражения воздуха, вызванного болотами, через которые они проходили, начался мор, и он был вынужден вернуться в свои владения. В это время занемог Ишт- ван, младший брат короля Лайоша, и по возвращении в Венгрию от упомянутой болезни скончался. В то время боснийскими землями владел бан Стефан, брат князя Стефана — человек немалой мудрости, как мы вскоре расскажем. Несмотря на то что он был поставлен правителем Хумского княжества, его люди тем не менее продолжали разорять пределы императора Стефана. Особенно большой ущерб наносили они территориям Требинье, Конавли, Гацко (Gazko), Рудина (Rudine) и других городов вплоть до Которской бухты. Император, занятый завоеванием земель Романии, не мог уделять внимание защите границ с Боснией и Хумом. Когда же он завоевал большую часть Романии и уладил все дела в тех краях, то решил отомстить за обиды и оскорбления, нанесенные ему вышеупомянутым ба- ном Стефаном и его вассалами. Выступив вместе с императрицей, он подошел к границам Боснии близ Дрины с 50 тысячами конницы и 30 тысячами пехоты. Бан Стефан, узнав об этом, также собрал большое войско. Понимая, что его силы уступают силам неприятеля, он приказал срубить множество больших деревьев и, заградив ими проходы, укрылся в лесах и горах, как в неких твердынях, и с большими силами охранял все проходы, по которым можно было проникнуть с войском в Боснию. При иных обстоятельствах упомянутые меры и неприступность от природы проходов могли бы преградить войскам императора путь в Боснию, если бы его магнаты оставались ему верны и не состояли в тайном сговоре с императором. Посему он принял решение отступить с небольшим отрядом своих людей в горы, которые, однако, ему приходилось постоянно менять, чтобы не оказаться преданным кем‑нибудь из них. Император, видя это, беспрепятственно вторгся в Боснию со всем войском и принялся предавать огню и мечу все вокруг, не жалея даже палат упомянутого бана. Первоначально император не хотел делать этого, но затем по настоянию своей жены, склонной ко всякого рода злодействам, изменил свое решение. Он осадил также крепость Бобовац (Bobouaz), в которой укрывалась Елизавета, единственная дочь бана Стефана, которая в ту пору была еще девой, а позднее стала женой венгерского императора Лайоша и матерью Марии, жены императора Сигизмунда. После многодневной осады упомянутой крепости Стефан, не сумев ничего добиться, оставил эту затею и принялся опустошать все земли Боснии до пределов Дувно (Dolmna, ouer Dumno). Разбив там лагерь, он послал часть войска на поиски добычи вдоль рек Цетина и Крка (Dacherca, о Dacherea) в сторону Хорватии, а сам с остальным войском повернул в сторону Хумского княжества. Захватив крепости Имотска (Imota) и Нови (Noui), он оставил в них сильные гарнизоны. В это время многие магнаты Боснии и Хума приходили к нему и становились его подданными, а многие ушли с ним в Рашку, в частности, племянники бана Стефана Богиша (Boghissa) и Владислав (Vuladislau) Николичи, сыновья сестры упомянутого бана Катарины (Catalena). Последние были потомками князя Андрея Хумского, о котором упоминалось ранее и будет упомянуто в дальнейшем, и, следовательно, приходились родственниками императору Стефану. Упомянутое решение они приняли в уверенности, что непременно получат от него Хум- ское княжество, которое было их наследным и законным владением, однако, в конце концов, они просчитались, поскольку были людьми никчемными.

Когда император пребывал в Боснии, Синьория Венеции и рагузинцы отправили к нему торжественное посольство, чтобы путем переговоров уладить разногласия между ним и баном Стефаном. Это посольство, однако, не смогло ничего добиться, поскольку император хотел, чтобы бан выдал свою дочь Елизавету за его сына короля Уроша, дав за ней в приданое Хумское княжество, как принадлежащее этому императору по линии Не- мани и его братьев, которые были некогда правителями Хума и от которых упомянутый император вел свой род. Бан, имея на нее лучшие виды (как позднее и оказалось), наотрез отказался отдать ему не только Хумское княжество, но и одну свою дочь без последнего. Если бы он согласился отдать хотя бы одну свою дочь, был бы заключен мир, однако мира не последовало, и оба упомянутых государя непрестанно враждовали. Решив вернуться в Рашку, император Стефан, проходя через Хум, прибыл в Бишче (Bisze), обширное поле между Влагаем и Мостаром, где его встретили послы из Рагузы, прибывшие просить его пожаловать в их город, который желал угостить и оказать почетный прием. Поначалу он какое‑то время уклонялся от приглашения, но затем вынес его на свой совет, и все его ближайшие советники, а особенно которский нобиль Никола Бучич, его протовестиар и друг рагузинцев, посоветовали ему без опаски ехать, полностью доверяя упомянутому городу, приемом которого он останется весьма доволен. Тогда, отпустив войско, он со своей женой императрицей и тремя сотнями свиты, большую часть которой составляли магнаты и знать его королевства, через территорию Конавли прибыл в Старую Рагузу, откуда, сев на посланные за ним рагузинцами галеры под командованием Юния Соркочеви- ча (Sorgo) и Ивана Менчетича (Menze), прибыл в Рагузу. Там он был принят с великим почетом и размещен во дворце ректора. Императрица и другие сопровождавшие его лица также были размещены в удобных палатах и гостиницах. Проведя там три дня в турнирах, балах и празднествах, он вместе с императрицей, магнатами и прочей знатью был щедро одарен подношениями в виде драгоценных одежд из шелка и паволоки. Затем на упомянутых галерах он был отвезен в свой город Котор, где ему также был оказан почетный прием. После этого из Котора через Зету он вернулся в Рашку. Приезд его в Рагузу состоялся в тысяча триста пятидесятом году. В следующем году он отправил упомянутого Николу Бучича, своего прото- вестиара, во Францию просить руки дочери тамошнего короля для своего сына Уроша. Француз ответил, что охотно согласился бы на это, если бы Стефан и его сын придерживались римского обряда. При этом посол Бу- чич, муж выдающейся доблести, украшенный всеми добродетелями, вызвал во время этого посольства такое расположение у французского короля, что получил от него в дар лилию, чтобы поместить ее в свой герб. Посему с тех пор род Бучичей имеет герб в виде лилии, расположенной над поперечной полосой, а прежде у них была тыква с пирогом (Anguria con una fogazza). Когда Бучич вернулся домой и изложил своему государю содержание своих переговоров с Французом, Стефан посмеялся над ответом французского короля и послал просить руки Елены, дочери влашского государя, которую сразу же получил. После этого он обратился к завоеванию земель Романии. О его доблестных походах и славных победах, одержанных в упомянутых и многих других краях, вкратце упоминает Лаоник Халкокондил (II): «В городе Скопье находился престол Стефана Неманича. Выступив оттуда в сопровождении доблестных и закаленных в войнах мужей, он с сильным войском напал на земли близ Костура и всеми ими овладел. Затем, поведя войско на Македонию, он покорил ее целиком, кроме Салоников, и достиг Савы. Доблестно сражаясь у Дуная, он захватил всю тамошнюю область. Поставив управлять своими владениями в Европе мужей, известных ему своей преданностью, он сделался весьма могуществен. Нападал он и на греков, чтобы разорять их владения: совершив набег со своей конницей на земли по соседству с Константинополем, он полностью их опустошил. Греки были этим весьма напуганы и опасались окончательной гибели, видя огромную опасность, которой подвергалась их империя из‑за нерадивости и неспособности императора Андроника Старшего, погрязшего в беспутстве. Не имея сил для прямого противостояния на поле боя, все свои надежды на спасение они возложили на защиту стен своих городов. Направившись затем в Этолию, он прибавил к своим владениям город Янину (Ioannia, ouero Ioannina), который прежде именовался Кассиопа.

Македонию, граница которой проходила по реке Вар дар (Assio), он дал в управление Жарко (Zarco), добродетельному мужу, который занимал при нем первое место. Ту часть своих земель, что простирается от Феры (Ferri) до реки Вардар (Assio), он дал Богдану, справедливому и закаленному в войнах мужу. Земли от Феры до Дуная он пожаловал братьям Королю (Chrale) и Углеше (Vnghlesa): Король был его кравчим, а Углеша — старшим конюшим (Arcimariscalco). Область по Дунаю он дал в управление Вуку (Bulco), сыну Бранко (Ргапсо). Трикалу (Tricca) и Костур (Castorea) получил жупан Никола. Этолия была отдана Прелюбу. Охрид с областью под названием Прилеп (Prilisbea) он дал в управление знатному мужу Младену (Pladica). Итак, все перечисленные мужи были поставлены королем Стефаном управлять европейскими областями. После его смерти все они удержали за собой области, полученные ими в управление». Так рассказывает об императоре Стефане Неманиче Лаоник. Он (как пишут упоминавшие о нем авторы) был лучшим воином своего времени и выдающимся полководцем. С детских лет его обуревала жажда славы, а дух его стремился к высшим и достославным свершениям.

Находясь на реке Деволе (Diavolopota) в Романии, он заболел лихорадкой, от которой не помогло ни одно из испробованных им средств. Посему в 1354 году в возрасте 45 лет он переселился в лучший мир. Его останки с великими погребальными почестями были увезены из того места и доставлены в монастырь Святого Архангела близ Приштины, который был возведен по его повелению. Правил он как король и как император в совокупности двадцать пять лет. Некоторые утверждают, что он скончался в Не- родимле. Первыми его советниками были кесарь Гргур (Gregorio), кесарь Воиня (Voihna), Брайко, Радослав (Raosau) и Бранко Расисаличи (Вгапсо Rassisaglich), Фома и его брат Войислав Войновичи, Милош и его брат Радослав Леденичи, князь Братко (Bratcho), челник Обрад, челник Вука- шин и его брат Углеша, Бранко Младенович и воевода Мирко. Упомянутые мужи почти постоянно находились при упомянутом императоре, у которого, как было сказано, от его жены был единственный сын по имени Урош. Наследовав трон своего отца, он также повелел именовать себя императором, и ни один из государей и правителей его империи не выразил своего несогласия, поскольку он был весьма пригож и от его правления ожидали только добра. Едва достигнув двадцатилетнего возраста, он тем не менее вначале показал большую рассудительность в своих поступках, однако позднее проявил свою неспособность и из‑за своей ограниченности потерял власть, о чем будет вскоре рассказано.

В то время несколько магнатов Рашки по причине смерти императора Стефана стали домогаться более высокого положения, чем они занимали. В их числе были деспот Вукашин и его брат Углеша, хумские дворяне, а также князь Войислав Войнович. Каждый из них был поставлен управлять одним из основных уделов. Посему многие из преданных императору мужей советовали ему заключить в темницу деспота Вукашина, князя Войи- слава и некоторых других, проявлявших во всех своих поступках высокомерие и спесь, а уделы, которыми они управляли, передать бедным дворянам, испытывавших к нему любовь и преданность. При этом они с полным основанием доказывали ему, что, если он не сделает это сейчас, пока вышеупомянутые мужи, ни о чем не подозревая, без опаски появляются при дворе, то потом, когда он подтвердит их власть и они обретут могущество, он сможет сделать это лишь ценой огромных усилий, подвергая себя большой опасности. Урош не только не прислушался к этим советам, но, разгласив их, насторожил упомянутых мужей, которые окружили себя надежной охраной и стали редко появляться при дворе. Те же, кто давал Урошу добрые советы, видя себя разоблаченными, решили впредь от этого воздерживаться, чтобы не навлечь на себя немилость и гнев магнатов, поскольку он, не ограничившись содеянным, возвел обвиняемых в еще большее достоинство. Так, присоединив многие области к владениям деспота Вукашина, он удостоил его титула короля. Воспользовавшись этим, Вукашин принялся преследовать многих вельмож в упомянутых владениях, делая вид, что исполняет волю императора, который стремится укрепить свою власть в империи. Возвысил он и князя Войислава Войновича: отвергнув свою первую жену, дочь влашского воеводы Влайко, он женился на одной из его дочерей. [Его первая жена], глубоко оскорбленная в своих чувствах, чтобы не [усиливать свои страдания] лицезрением [счастливой] соперницы, поспешила оставить его двор и удалиться домой к своему отцу. По упомянутым причинам в империи Уроша царил великий беспорядок: всякий знатный муж стремился занять более высокое положение, всеми способами избегая подчинения себе равным. К таковым относился, в первую очередь, князь Лазарь, присвоивший себе все земли на границе с Венгрией, которые, как было сказано, именовались «землей короля Стефана». Наряду с ним и Никола Алтоманович захватил земли, которыми управлял его дядя Вой- ислав (Voisauo), скончавшийся незадолго до этого. Чтобы обезопасить свою власть [от посягательств], он заточил в темницу жену упомянутого князя Войислава с двумя ее сыновьями, своими двоюродными братьями, которых позднее приказал отравить. По их стопам пошли и сыновья Бал- ши Страцимир (Strascimir), Джурадж (Giorgi) и Балша (Balsa), небогатые зетские дворяне, которые захватили обе Зеты. Кесарь Воиня (Voihna) со своим зятем Углешей овладели всеми землями на границах с Романией. Делали они это якобы по воле императора, однако на самом деле преследовали собственные цели, так что менее чем через десять лет вся Рашка оказалась поделенной между четырьмя вышеупомянутыми магнатами, и при живом императоре все подчинялись им и признавали своими повелителями. Король Вукашин имел престол в Приштине и владел всеми близлежащими землями. Его брат Углеша — всей Романией вплоть до Салоников, Верии (Laueria) и других городов. Балшичи — Верхней и Нижней Зетами вплоть до Албании, а также [землями] от пределов Боснии и Срема вплоть до Котора. Лазарь со своим зятем Вуком Бранковичем — «землей короля Стефана» и всем Подунавьем.

О жизни упомянутых четырех магнатов и о конце, который их ожидал, будет рассказано в дальнейшем.

После смерти короля Уроша Слепого осталось два его сына: одним из них был (как было сказано) Стефан Душан, который позднее стал именоваться императором, а вторым — Синиша. Горячо его любивший брат Стефан, видя, что жена хочет отравить его, дал ему во владение, когда тот был еще совсем юн, город Янину в Романии со всеми землями вплоть до Арты, а также многими другими крепостями и городами в той округе, наказав беречь свою жизнь и особенно опасаться козней императрицы. Так вот, тот, видя, что каждый из магнатов захватывает земли его брата, собрал небольшое войско из греков и албанцев и, поведя его в Зету, осадил крепость Скадар. Однако из этой затеи ничего не вышло: крепость эта была неприступна по своему природному положению и защищалась опытными воинами, да и никто из магнатов Зеты и Рашки, видя его слабость и незначительность, не пожелал к нему присоединиться. Посему он вернулся восвояси и вскоре [после этого] скончался, оставив после себя двух сыновей и дочь. Имена сыновей были Дука и Стефан, а дочери — Ангелина. Дука, достигнув возраста, в котором можно управляться с оружием, во всех своих походах показал себя доблестным воином и, еще в большей степени, честным мужем. Хлапен (Clapeno), могущественный магнат из Греции, выдал за него свою дочь, однако, видя, что тот пользуется всеобщей любовью, стал подумывать о том, как избавиться от него. Он опасался, что [Дука], став государем Рашки (во что все верили), лишит его всех его владений. Дука, узнав об этом, перестал доверять своему тестю, стараясь не попасть к нему в руки. Однако Хлапен (который был мужем хитрым) сумел обмануть его, использовав [для этой цели] несколько местных епископов и монахов. Передав через них клятву, что не причинит ему никакого вреда, Хлапен заманил его в Костур, где, вопреки данной клятве, приказал схватить его и, ослепив, отослать в ту область Влахии, лежащую против Морей и Эвбеи, где жил его брат Стефан. Последний, возмужав и став прекрасным юношей, взял в жены дочь Франциска, правителя Мистры (Messara) и многих других городов и селений, расположенных в пределах Романии за Эвбеей на побережье. Их сестра Ангелина выросла красавицей и вышла замуж за Фому, сына Прелюба (Prilup), деспота и правителя Янины и других соседних областей. Тот из ревности и по причине своего злого нрава обходился с ней дурно. Некогда в одной из войн он захватил Иниго д’Авалоса (Inico di Daulo) и воспитал его при своем дворе, где последний и сошелся с Ангелиной, женой Фомы. Чтобы устранить все препятствия для удовлетворения своей страсти, Иниго, не без помощи со стороны самой Ангелины, убил Фому. Видя это, сын Фомы обратился [за помощью] к Турку. С его помощью он схватил Иниго и ослепил его. Однако, поскольку упомянутый сын не был еще способен к управлению, Ангелина по совету своих придворных вышла замуж за Исайю (Issai) из Навплии (Napoli di Romania), который в то время был правителем Кефаллонии. Управляя своими и жениными землями с большой рассудительностью, он сумел удержать свою власть и при своей жизни ни разу не подвергался нападению со стороны турок, поскольку непрестанно посылал им подарки. Жалкий же император, при своей жизни позволивший магнатам захватить всю империю, некоторое время жил у короля Вукашина, давшего ему небольшую область «на кормление». Пожив у него, он отправился затем к князю Лазарю, однако, получив и у него неласковый прием, опять вернулся к королю Вукашину. Наконец, видя, что с ним обращаются, как прежде, он решил искать убежища в Рагузе. Король Вукашин, предупрежденный об этом одним из слуг, нанес ему железной булавой удар по голове, от которого тот упал замертво. Завернув его тело в ковер, [Вукашин] похоронил его в селении Шареник (Scairenik) Скоплян- ской нахии (Stato di Scopie).

Жизнь этого государя может служить примером превратности судьбы: притворившись благосклонной, она вознесла его, юного, здорового и честного, на такую высоту, наделив, без малейшего усилия с его стороны, таким величием, что редкие государи могли поспорить с ним в богатстве, силе и чести; но затем, внезапно отбросив свою личину, низвергла его так низко, что без всякого чужеземного вмешательства, он, как нищий, был вынужден едва ли не просить Бога ради на пропитание и одежду у своих подданных. Пока он был жив, рагузинцы ежегодно посылали ему двести дукатов, держа слово, данное его предкам, когда те были живы, и на эти [средства] он и жил.

Мать его Елена после смерти мужа жила в большой досаде. Не желая видеть магнатов своего королевства, она жила среди монахов, уподобившись монахине, постоянно пребывая в скорби. Магнаты, видя, что исполнение их дел затягивается (поскольку в тех делах она была полномочна), пришли в великое негодование. Это и послужило главной причиной падения и уничтожения власти ее сына. Сострадая его лишениям и мучениям, она скончалась на грани отчаяния, влача монашескую жизнь в одном селении, три года спустя после смерти императора Уроша, своего сына. Произошло это в 1371 году.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО ВУКАШИНА, КОРОЛЯ СЕРБИИ

 

ГЕРБ ВУКАШИНА, КОРОЛЯ СЕРБИИ

Итак, завершив рассказ о пресечении власти рода Неманичей в Рашке, перейдем теперь к повествованию о четырех магнатах, которые еще при жизни Уроша, последнего короля и императора из упомянутого рода, захватили власть в Рашке. Начнем мы с короля Вукашина и его брата Углеши. Родом он был из ливно (Hlieuno), и отца их звали Мрнява (Margnaua). Поначалу отец их был бедным дворянином, но затем вместе со своими сыновьями был возвеличен императором Стефаном, который, прибыв однажды поздно вечером под Благай, не пожелал входить в крепость и был любезно принят им в своем доме. Император, видя его отменные манеры, призвал его вместе с женой, тремя сыновьями и двумя дочерями к своему двору. Имена сыновей были Вукашин, Углеша и Гойко. Вышеупомянутые братья, то есть Byкашин и Углеша, превосходили всех остальных вельмож в военном искусстве, и особенно Углеша, который вел войну с городом Салоники. В результате упомянутый город вынужден был платить ему дань, и, если бы смерть не упредила его, он сделался бы его полным господином. Непрестанно воевал он и с турками, бывшими у пределов его владений, и всякий раз, вступая с ними в схватку, одерживал победу. По этой причине турки утратили всю свою былую военную мощь и доблесть. Успехи упомянутых братьев вызвали недовольство у князя Лазаря и жупана Николы Алтомановича, первых после них вельмож Рашки. Посему, сговорившись между собой осадить ихиук- ротить их неумеренную гордыню, они отправились к императору Урошу и стали всеми силами склонять его против них. В конце концов, им удалось уговорить его заключить с ними союз против упомянутых братьев, пообещав, что все отнятое у них перейдет к императору Урошу, которому они постараются вернуть отцовское королевство. Итак, собрав сильную рать, они пошли на короля Вукашина и Углешу. Те же, снарядив свою рать, встретили неприятеля на Косовом поле (Cossouopoglie). В начале сражения князь Лазарь со своим войском отступил и бежал. Никола Алтоманович, вступив в бой, был разбит, его войско было перебито, а сам он едва сумел спастись бегством. Император Урош с горсткой своих придворных попал в плен, остальные же [придворные] были перебиты, и в их числе протовестиар императора Стефана Душана Никола Буча (Bucchia), павший славной смертью, защищая своего господина. После него остался сын Петр, от которого ведут свой род нобили рода Бучичей, живущие ныне в Рагузе, и три дочери, одна из которых по имени Бьоча (Biocia) вышла замуж за Марина Гу- четича, другая — за одного из Гундуличей, а третья — за Луку Бунича. Однако вернемся к нашему повествованию. Император Урош после своего поражения и пленения был уведен королем Вукашиным в Рашку, где и окончил свои дни описанным выше образом. В упомянутой войне не принял участие род Балшичей, поскольку Джурадж Балша (Balsi) был зятем короля Вукашина. Пока указанные правители сражались между собой, Балша устраивал свои дела, захватывая земли, граничившие с его владениями. Другую свою дочь по имени Рушна (Rusna) король Вукашин выдал за Матвея, сына константинопольского императора Иоанна Кантакузина. Тот, ведя войну со своим зятем Иоанном Палеологом и желая упрочить императорскую власть и свое собственное положение, послал просить в жены своему сыну упомянутую Рушну, на что ее отец Вукашин дал немедленное согласие, отписав ей в приданое все земли, которыми владел в Албании. Упомянутый император вел войну с Палеологом на протяжении двадцати лет, и это послужило причиной того, что и венецианцы начали величайшую войну с генуэзцами. Генуэзцы держали сторону Кантакузина, а венецианцы — Палеолога. [Во время этой войны] случилось так, что удача отвернулась от венецианцев, и они по причине гибели одного из своих военачальников потерпели поражение от генуэзцев, однако это не принесло радости Кантаку- зину, потерявшему [в этом сражении] своего сына Матвея. Последний оставил после себя сына по имени Георгий и двух дочерей, одна из которых по имени Елена стала императрицей Трапезунда, а другая по имени Ирина вышла замуж за деспота Сербии Джураджа. Таким образом, Ирина, как считает Иоганн Леунклавий, приходилась внучкой королю Вукашину. Тот вместе со своим братом Углешей решил захватить владения князя Лазаря и Николы Алтомановича и полностью устранить их, чтобы они не препятствовали им в осуществлении задуманных ими планов. Однако на тот момент они не смогли ничего предпринять, поскольку граничившие с ними турки, воспользовавшись упомянутой войной, совершили разорительный набег на их земли и нанесли им большой ущерб. Посему они решили сначала отомстить туркам, а затем со всеми силами напасть на жупана Николу и князя Лазаря. Собрав двадцатитысячное войско, они дошли в поисках турок вплоть до Фракии, большая часть которой была теми захвачена. Не встретив турок, они разграбили и сожгли их владения и повернули назад в Рашку, не соблюдая по пути никакого военного порядка. Укрывшиеся в горах турки, внимательно следившие за их перемещениями, видя это, отобрали три тысячи своих самых смелых воинов и, приблизившись к хвосту арьергарда неприятельского войска, где находилось войско Углеши, яростно атаковали их и разбили. Ааоник [Халкокондил] пишет, что Сулейман I, третий [правитель османов], напал ночью на войско короля Вукашина и его брата Углеши, которые в ту пору с другой частью войска находились неподалеку. Посему те со своими силами немедленно ринулись на помощь своим, которые во весь опор бежали при виде турок, не держа строй, как требовал [воинский] долг, и вновь натыкались на неприятеля. Турки, издали завидев идущего неприятеля, поджидали его, соединившись вместе. В завязавшемся отчаянном бою в войске рашан сделалась немалая путаница, так как они не держали никакого строя и не знали, как и с кем им надлежит сражаться. Турки, пользуясь этим обстоятельством, стали усиливать свой натиск и, в конце концов, разбили и их, обратив в бегство. Король Вукашин и Углеша всеми силами пытались удержать своих от бегства, но, видя свое бессилие, и они, спасая собственную жизнь, бросились бежать. Преследуемые турками, они достигли реки Гебр, ныне Марица. Чтобы не попасть в руки неприятеля, они вместе с конями бросились в реку. То же самое сделали и многие другие знатные мужи, и большая часть их вместе с Углешей и его братом Гойко, который командовал войском, утонула в упомянутой реке. Король Вукашин переплыл реку и, томимый нестерпимой жаждой, как был, не сходя с коня, стал пить из одного источника, забыв про осторожность. Там его паж, Никола Хрсоевич (Harsoeuich), соблазнившись свисавшей у него с шеи цепью, убил его близ селения Караманли, где состоялось сражение рашан с турками, неподалеку от крепости Черномен во Фракии. Затем его тело было перенесено в церковь Святого Димитрия в Сушице, что в Рашке. Тела Углеши и Гойко найдены не были. Остальные вельможи, избежавшие смерти, попали в плен и были уведены в неволю. Случилось это 26 сентября 1371 года. Таков был конец короля Вукашина.

На протяжении всей своей жизни он был большим другом рагузинцев, за исключением того, что в 1369 году рассердился на них из‑за императора Уроша, полагая, что рагузинцы подговорили его поднять против него оружие. Посему он собрал большое войско, чтобы пойти и наказать рагузинцев. Последние испробовали все пути и средства, чтобы смягчить его гнев, однако он упорствовал в своем намерении, пока к нему не прибыл рагузин- ский посол Влахо Вук Бобальевич (Biagio di Volzo Bobali), который провел при его дворе более месяца, дожидаясь приема. Однако, в конце концов, используя свою известную рассудительность, он сумел добиться того, что король Вукашин, сраженный его выдающимися качествами, сказал в присутствии некоторых своих вельмож, что не следует причинять вреда стране, рождающей таких мужей, украшенных всеми достоинствами и добродетелями. Сделав все, о чем его просил упомянутый Бобальевич, он отпустил его, одарив его конем благороднейшей породы, двумя парами соколов и двумя парами борзых. Все эти подарки он передал, согласно обычаю рагузинских послов, своей Синьории, которая подарила соколов и коня одному знатному немцу, прибывшему из Святой земли.

Итак, возвращаясь к нашему повествованию, после смерти короля Ву- кашина могущество государей Рашки значительно уменьшилось, а могущество турков возросло, так как они, воодушевленные одержанной победой, стали беспрепятственно вторгаться во все области Рашки и опустошать их. Посему многие вельможи этого королевства, не найдя способа дать им отпор, заключили [с ними] мир и служили им в войнах, [которые те вели] против христиан. К их числу относились Драгаш и Константин, сыновья Жарко Деяновича (Zarco Deanouich), и многие другие знатные мужи, бывшие прежде подданными короля Вукашина и его брата Углеши. Из последних Константин, как пишет Лаоник (II), превосходил всех в военном искусстве и считался одним из самых рассудительных мужей. Он напал на болгар и албанцев и отнял у них много городов. После смерти своего брата Драгаша он наследовал его власть и также был вынужден часто наведываться ко двору Турка.

После смерти короля Вукашина осталось четверо его сыновей: Марко, Иваниш, Андрияш и Митраш. Несмотря на то что они к большому удовольствию своих подданных стали управлять своим государством, враги не позволили им долго наслаждаться властью. Князь Лазарь отнял у них При- штину и Ново Брдо с множеством других соседних селений. С другой стороны Никола Алтоманович захватил все земли, которые граничили с его владениями. Сыновья Балши, хотя и приходились им родственниками, отняли у них Призрен и множество других соседних областей. Да и турки не преминули овладеть большей частью их земель в Романии. По упомянутой причине братья, чтобы хоть что‑то удержать в своей власти, сделались данниками турок, которым стали служить и в войнах. Иваниш, однако, не смог вынести длительного пребывания под их тиранией и ушел с горсткой своих подданных в Зету к сыновьям Балши, которые охотно приняли его, дав им столько земли, сколько тому было нужно на прокорм. Другой его брат Марко, называемый некоторыми Кралевич, выступив с турецким султаном Баязидом I против влашского государя Мирчи. Вступив с ним в сражение под Кралево (Chraglieuo), городом в Валахии, он потерпел поражение и, укрывшись в роще, был сражен там стрелой, пронзившей ему горло, которую пустил один влах, принявший его за дикого зверя. Тело его было предано земле в монастыре Блачаны (Blaciani) близ Скопье. Митраш также пал в бою с турками, не оставив после себя сыновей. От Андрияша, четвертого брата, родился Неделько Момчило (Dominico Monscilo), который был отцом Кои, государя Музакии, и Елены, жены Стефана Косачи, герцога Святого Саввы. Никого же больше из рода короля Вукашина не осталось. Столь жалкий конец был уготован [королю Вукашину] и его братьям не без вмешательства Небесной Силы, не позволившей им наслаждаться властью над королевством, столь неправедно отнятым ими у своего господина, который из низов возвысил их до столь высокого и знатного положения.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО НИКОЛЫ АЛТОМАНОВИЧА, КНЯЗЯ УЖИЦКОГО

 

 

ГЕРБ НИКОЛЫ АЛТОМАНОВИЧА

Теперь мы расскажем о судьбе Николы Алтомановича, еще одного из узурпаторов власти в Рашке. В начале нашего повествования следует узнать читателю, что во времена короля Уроша Слепого в числе прочих его вельмож был один по имени Войин (Voino). Он пользовался у короля большим авторитетом и получил от него в управление, более того, во владение, все Хумское княжество, со всех сторон граничившее с [владениями] рагузинцев, которым он на протяжении своей жизни под различными предлогами причинил немало вреда. У Войина родилось трое сыновей: Фома (Тота), Вой- исав (Voisau), или Войслав (Voislau), и Алтоман. После смерти отца они поделили между собой Хумское княжество. Войславу досталась та область, что граничила с рагузинцами, с которыми он, пока был жил, вел непрерывную войну. Во время этой войны он разорил и предал огню всю их территорию, перебив немало их купцов, честно торговавших в его владениях. Делал он это, по его словам, по повелению короля, своего господина. Однако и рагузинцы иной раз воздавали ему [отмщение] в полной мере. После его смерти его племянник Никола, сын Алтомана, скончавшегося еще при жизни Войислава, превосходя по части злодейства и деда и дядю, недовольный уделом, доставшимся при разделе его отцу, захватил силой удел своего дяди Войислава. Чтобы избежать в будущем связанных с этим споров или войн, он схватил Добровоя и Стефана, сыновей Войислава, вместе с их матерью и бросил их в темницу, где они после семи лет непрерывного заключения жалким образом окончили свою жизнь. Другие полагают (как было сказано ранее), что они вскоре были им отравлены, от Фомы же сыновей не осталось. Этот Никола, будучи молод, отличался немалой доблестью и владел той областью Хума, которая была во владении его отца Алтомана при жизни императора Стефана. Затем, после смерти своего дяди, владения которого простирались от побережья Рагузы до Ужицы, он захватил (как мы сказали) и его земли, завоевав также некоторые другие области вплоть до пределов Срема, и господствовал вплоть до границ Боснии на Дрине. В войнах он был доблестен и стремителен, но отличался безрассудством и непостоянством в своих поступках, был вероломен и с легкостью начинал войны с соседними государями. Посему, полагая, что нет в мире никого, кто мог бы сравниться с ним в доблести и могуществе, он принялся воевать и разорять пределы Боснии по Дрине, нанося большой ущерб боснийскому бану Твртко. Среди прочего, однажды он по наущению Санко (Senco), сына Милтена (Milteno), пришел в Хумскую землю, грабя и разоряя упомянутую область, напал в Бишче (Bisze) на округу подградья (lo Torno di podgradie) и захватил ее, а затем дошел до Лопорина (Loporin) и его сел. Упомянутый Санко был вельможей бана Твртко и владел всеми землями Хума от Приморья до Коньица (Chogniz) и Невесинья со всеми Влахиями. Бан, видя это нападение, собрал против [Санко] войско и изгнал его, и тот отправился к Николе Алтомановичу, с которым ходил грабить Хумскую землю. Этот Никола (как было сказано выше) пошел войной и на Рагузу. В 1371 году, схватив несколько рагузинских купцов и нобилей, он стал пытать их, вырывая зубы, и, в конце концов, вынудил заплатить выкуп в четыре тысячи флоринов. В том же году он с большим войском пришел разорять Жупу (Вгепо), но между Требинье и Жупой натолкнулся на [войско, предводимое] Паско Мартинусичем (Pasqual di Martinusc). В завязавшемся там сражении он был разбит, потеряв немало своей знати.

Находясь у пределов Венгрии, он непрестанно разорял эти земли. И, чтобы не осталось ни одного злодейства, которое бы он не совершил, он задумал убить князя Лазаря и захватить его владения. С этой целью он послал ему приглашение приехать к нему на переговоры. Князь Лазарь, прекрасно осведомленный о его коварстве, не доверял ему. Хотя между ними и не было открытой войны, тем не менее они ненавидели друг друга. Несмотря на это, они договорились встретиться в условленном месте и там переговорить. Князь Лазарь прибыл в сопровождении только пяти мужей, Никола — с таким же числом сопровождавших, причем никто из них не имел при себе оружия. Однако Никола, приехавший с единственной целью лишить жизни князя Лазаря, прежде, чем они съехались, приказал нескольким верным людям спрятать оружие под стволами деревьев, укрыв его снегом, бывшим в том месте. После того как они сошлись и обсудили все дела, Никола выхватил спрятанное оружие, и один из его свиты нанес князю Лазарю удар в грудь. Удар был столь силен, что князь почти замертво свалился на землю. Рана, однако, оказалась не смертельной: клинок не проник внутрь, поскольку его острие наткнулось на золотой крест, который князь Лазарь носил на шее. Никола и его люди, полагая, что Лазарь без сомнения мертв, обратились, чтобы перебить его свиту. Там были тогда убиты рашанские дворяне Михайло Давидович и Жарко Мркшича (Zarco Merescich). Поднялся большой шум, и паж, державший за уздцы коня Лазаря, подбежал к тому месту, где лежал его господин. Тот, увидев коня, немедля вскочил в седло и устремился в бегство. Этого не заметили ни Никола, ни его свита, поскольку, как было сказано, пребывая в уверенности, что он мертв, старались перебить остальных. Когда же они это заметили, то не осмелились его преследовать, поскольку войско князя Лазаря было поблизости и спешило ему на помощь. Посему Никола был вынужден бежать, а князь Лазарь из‑за раны провел немало дней в постели. Полностью исцелившись, он отправил посла к венгерскому королю Лайошу, прося отомстить за обиду, причиненную ему коварным Николой, обещая дать десять тысяч фунтов серебра (lire cTargento) и быть ему впредь покорным и верным слугой. Снесся он и с боснийским баном Твртко, который был врагом Николы, прося его о помощи в этом походе. Венгерский король немедленно послал ему тысячу всадников, вооруженных пикой (lanze), под предводительством Николы Горянского (Nicolo di Gara), бывшего в ту пору баном Срема, а бан Твртко прибыл сам со своим войском. Итак, объединенными силами они с князем Лазарем вторглись в земли Николы и предали все огню и мечу. Никола, видя, что силы неравны и сопротивление невозможно, стал отходить к Приморью. Сначала он подошел к крепости Клобук, отданной им некогда под охрану нескольким дворянам, носившим имя Зорки (Sorche), которым он оказал немало милостей, однако внутрь крепости его не пустили. Видя такое предательство, он отправился в Требинье и Конавли. Не встретив и там радушного приема, он некоторое время пребывал в раздумье, не зная, где искать спасения. В Рагузу он идти не хотел, так как после развязанной им жестокой войны с ним не доверял упомянутому городу, хотя в ту пору и находился с ним в мире. Решив вернуться назад, он укрылся в своем замке Ужица. Князь Лазарь, узнав об этом, немедленно прибыл туда со всем войском и осадил замок. После нескольких приступов с применением различных приемов, а особенно огня, осажденные, не в силах более сопротивляться, сдались. Так злокозненный Никола со всем своим добром попал в плен и был брошен в темницу. Охранять его было поручено нескольким дворянам из числа его заклятых врагов, главным из которых был Стефан Мусич (Molssich). Получив тайное дозволение от князя Лазаря, тот выколол ему глаза. Так, ослепленный, он прожил некоторое время в одном монастыре, а затем, переходя из одного места в другое, достиг, в конце концов, Зеты, прося у сыновей Балши не дать ему умереть с голоду. Там в 1374 году он и окончил свои дни. Так Никола Алтоманович, который никогда ни с кем не желал жить в мире и дружбе, был наказан за свое злодейство. Из земель и областей, которыми он владел, каждый из союзников взял себе те, что граничили с их пределами, за исключением Требинье, Конавли и Драчевицы, которые были заняты сыновьями Балши, хотя они и не принимали участие в упомянутой войне.

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО БАЛШИ, ГОСУДАРЯ ЗЕТЫ

 

 

Герб Балшей

 

Балша, о котором теперь пойдет рассказ, был довольно бедным зетским дворянином и при императоре Стефане владел только одним селением. Однако после смерти упомянутого императора, когда сын последнего Урош явил свою бездарность в качестве правителя, он в союзе с некоторыми своими друзьями и сыновьями Страцимиром, Джураджем и Балшой начал захват Нижней Зеты. Среди упомянутых сыновей Страцимир превосходил всех в добродетели и приверженности вере, Джурадж был мудр, весьма осмотрителен и искушен в военном искусстве, Балша был добродушен и славился как доблестный всадник, но не отличался большой рассудительностью. Сначала их отец овладел крепостью Скадар, которая была сдана ему теми, кому была поручена ее охрана, а затем захватил всю Зету вплоть до Котора. Затем, развернув свою рать, он пошел походом на Верхнюю Зету, которой владел Джурадж Илич (Giurasc Illijch) со своими родственниками. Джурадж был убит сыновьями Балши, одни из его родственников были схвачены, другие покинули страну. Так сыновья Балши овладели и Верхней Зетой. Подобным же образом расправились они и с Дукаджинами (Ducagini), имевших немало имений в Зете: одних перебили, других — бросили в темницу. Захватывая эти и другие земли, они в большей степени полагались на хитрость и обман, нежели на силу оружия. С королем Вукашиным они жили в мире, поскольку Джурадж был женат на его дочери Милице. После смерти короля Вукашина он отпустил ее, чтобы жениться на Феодоре, женщине мудрой и красивой, вдове Жарко Мркшича и сестре Драгаша и Константина Деяновичей. В ту пору в Зете объявился человек по имени Никола Ца- пина, муж весьма низкого звания, бывший в молодости слугой у неких рагузинцев. Ходили слухи, что он был сыном бедняка из Зеты и в течение некоторого времени там и пробавлялся. Будучи хитрым и ловким, он стал выдавать себя за Шишмана, сына болгарского царя Михаила, павшего в бою (как было сказано ранее) от руки рашан, [тот самый], который после смерти своего отца остался в возрасте трех лет на руках у своей матери. По некоторым признакам, которые он называл, одни ему верили, другие отказывались себя убедить. Собрав несколько сторонников, он в качестве наемника отправился в Неаполитанское королевство, которым тогда правил король Роберт, или, как считают другие, Людовик, бывший прежде правителем Тарента. Как пишет Шипионе Аммирато, после того как королева Неаполя Иоанна I умертвила своего мужа Андрея (Andreaso), она вышла замуж за упомянутого Людовика, прекрасного юношу, сына Филиппа, брата Роберта, бывшего в ту пору правителем Тарента. Объявив себя болгарским царем, Цапина встретил радушный прием у упомянутого короля. Выполнив немало его поручений, касающихся, в частности, поимки неких бунтовщиков, он завоевал расположение короля, который дал ему в жены свою вдовствующую сестру, рожденную его отцом вне брака. Она была матерью албанского магната Карла Тобии (Tobia), которого называют также Карл Токия (Tochia), Тозия (Tosia) или Топия (Topia). Как пишет Марин Бар- леций, [Карл] родился в Беневенте. Посланный неаполитанским королем в [поход на] Грецию, он сначала подчинил острова Архипелага упомянутому королю, а затем сам стал владеть ими. Как пишет Лаоник, однажды во время охоты он схватил Музакия (Musachio), то есть Исакия (Isaco), и убил его. Он захватил также Акарнанию, Арту (Larta), Этолию, Ахелой- скую область (il paese d’Achelo) с Элидой, и основал Крою (Croia). Вернемся, однако, к нашему рассказу.

Людовик, видя великую доблесть Цапины, послал его в Сицилию, где он наилучшим образом справился со всеми поручениями короля, за что король, пока был жив, любил и чтил его, удостоив положения, равного самому королю. Однако после смерти короля Людовика Цапина, наживший себе в королевстве немало врагов, с небольшим отрядом солдат покинул его. Прибыв в Драч, он был радушно принят местными жителями, так как обещал им покорить их власти Зету и Албанию, которыми в ту пору владели сыновья Балши. Последние, узнав об этом, подступили с большим войском к Драчу и осадили его. Цапина вышел со своим отрядом и вступил в бой. Несмотря на проявленную доблесть и то, что один из его солдат, не признав Джураджа Балшича, сбросил его с коня, он, ввиду превосходства неприятельских сил (поскольку против одного сражалось двадцать), был вынужден отступить со своим отрядом под стены города. Однако те, что были внутри, видя такое развитие событий, заперли ворота и, пропустив одного Цапину, не позволили никому войти в город. Посему многие попали в руки неприятеля, остальные же были перебиты. Цапина пришел от этого в немалое негодование и покинул Драч. Бродя в качестве наемника по всему свету в поисках удачи, он, в конце концов, оказался в Болгарии. Тут он снова стал выдавать себя за Шишмана, сына царя Михаила, и с помощью турок и болгар принялся захватывать земли и города упомянутого царства. Видя это, Шишман, сын Александра, правивший в ту пору Болгарией, стал изыскивать средство от него избавиться. Когда ему донесли, что тот жил с одной красавицей–болгаркой по имени Дунава, он, наобещав ей золотые горы, сумел устроить так, что та отравила его. Таков был конец несчастного Цапины. Случилось это в 1373 году, и в то же самое время скончался старший сын Балши Страцимир, оставив после себя малолетнего сына по имени Джурадж. После этого прибыл в Апулию один из членов наваррского королевского дома по имени Алоизий (Aluisi), весьма опытный и искушенный в военном деле правитель. Женившись на герцогине королевской крови, он решил лично отправиться в вышеупомянутый город [Драч], чтобы оттуда завоевать не только Зету и Албанию, которые, по его словам, принадлежали его жене, но и, если удастся, всю Рашку. Отправив перед собой в Драч шестьсот отважных воинов, приведенных им из Гаскони, он, не успев покинуть Апулию, был сражен тяжелой болезнью и скончался. Оказавшиеся в Драче воины, оставшись без начальника, стали ежедневно тревожить Карла Тобию и других албанских правителей, и никто не мог с ними совладать, поскольку сотня таких воинов стоила тысячу албанцев или зетчан. Джурадж Балшич, видя это, привел против них к Драчу отборных воинов из Зеты и Албании, надеясь одержать над ними верх, но и у него ничего не вышло: ни в одной из многочисленных стычек с ними он ни разу не вышел победителем. Тогда Джурадж, видя их доблесть и понимая, что, если от них не избавиться, то все его владения в упомянутых краях подвергнутся опасности, решил прекратить попытки одолеть их силой и попытался с помощью денег уговорить их покинуть Драч. Когда он предложил им шесть тысяч флоринов, они тут же согласились и, сев на корабли, отбыли в сторону Романии, где захватили несколько городов и областей и в течение длительного времени ими владели. После смерти короля Вукашина (как было сказано) братья Джурадж и Балша захватили часть его владений. Не довольствуясь этим, они пошли войной на Влахо Матаранго (Biagio Matarango), правителя Музакии. Не сумев одолеть его силой оружия, они заключили с ним мир и стали делать вид, что дорожат его дружбой. Пригласив его однажды под [ложной] клятвой, они бросили его в темницу вместе с его малолетним сыном и держали там до самой его смерти. Сын его провел в темнице семнадцать лет и был освобожден после смерти Балши. Итак, схватив описанным образом Матаранго (Matarando), Балшичи овладели практически всей частью Албании, которая простирается до Вало- ны и, сверх того, захватили в Романии Канину и Белград. Они завладели бы и той областью, лежащей против Драча, которой владел Карл Тобия, если бы не чтили свою сестру Каталину, бывшую женой упомянутого Карла. Хотя войн с последним они и не вели, но тем не менее приязни к нему не испытывали, чередуя [в отношениях с ним] дружбу и вражду. Так они жили, пока Карл, принеся [ложную] клятву, не схватил Джураджа и не бросил его в темницу. После этого они стали вести переговоры о вечном мире, после заключения которого Джурадж был освобожден при условии, что будет впредь жить в дружбе с упомянутым Карлом. Для заключения этого мира Карл тайно снесся с рагузинцами, прося их выступить в качестве посредников. С этой целью в 1376 году из Рагузы был отправлен посол Матвей Будачич (di Bodaza), который их и примирил. После этого они до самой своей смерти жили в дружбе и часто лично навещали друг друга, не имея никаких подозрений и доверяя друг другу так, как если бы были сыновьями одной матери.

Читайте Далее Третью Часть — Мавро Орбини — Славянское Царство. Читать онлайн бесплатно. Часть 3


Читайте Также:
- Традиции
- История
- Альтернативная история
- Тартария
- Буквица
- Учителя
- Достопримечательности

Наша группа в Facebook
Рекомендуем Хостинг для сайтов