Русичи - Славяне








Поделитесь в соцсетях:


Главная



Рубрика: стихи

Сказы с берегов Волхова


| Автор: | Просмотров: 413

Сказы с берегов Волхова

 

Здравствуй! — брат-Ветер вспугнул предрассветную тишь,
Дух чабреца унося в сильных крыльях с кургана.
Крепость вздохнула. — О чём же ты, Лада, грустишь?
Волхов плеснул серебром на старинные раны.
Травы склонились под чистой, прохладной росой,
Лебедем белым туман пролетел над холмами….
Снова царевна на берег выходит босой,
Снова душою летит вслед за детскими снами.
Нет здесь давно ни щитов громовых, ни знамён,
Сердце лишь бьётся по-старому в сумрачной нови.
Вещий Олег, проникая сквозь толщу времён,
Смотрит на Волхов, нахмурив суровые брови.
Рюрика сокол взмывает, и дышит курган.
Крепость краснеет, любимое Солнце встречая…
Путь мой беспечный, на горе, на счастье ль мне дан?
Зорька купается в море копорского чая,
Пляшет, шальная, целует цветов лепестки…
Небо роняет на Землю последние звёзды.
Глянешь, и мнится: до счастья – чуть дальше руки…
Ну, а на деле – непреодолимые вёрсты,
Бездны, века, сны и войны, и злость во хмелю,
Песни неспетые и беззаветная нежность…
Мост между нами – короткое слово «люблю».
Ров между нами – и битв, и потерь неизбежность.

Утро… Друг в друга опять проникают миры,
Краем лучистым касаясь туманного края.
Нам ли грустить, Вещий Князь? Помолчим до поры,
Травы с курганов в заветный венок заплетая.

II

Позолотой рисуя пейзажи,
Ходит Осень вдоль сжатой межи.
Что в глазах твоих сумрачных, княже?
Отчего ты не весел, скажи?

Верный конь роет землю копытом…
Да, лихие у нас времена,
Честь и доблесть почти позабыты,
Да и совесть почти не нужна.

Разогнулась столетий пружина,
Бесхребетным – теперь лишь житьё.
Крепко спит во курганах дружина,
Да и вряд ли разбудишь её.

Чем помочь тебе могут потомки?
Ни меча у них нет, ни гроша…
Пара песен в дорожной котомке,
Да ещё – на распашку душа.

***
Как в меха, обернувшись в туманы,
Лада-крепость застыла в веках.
Я целую старинные раны,
Что на милых остались руках.

Но уста не несут исцеленья,
Лишь тревожатся шрамы твои.
Не стереть их столетьям забвенья,
В каждом – снова грохочут бои.

Сквозь времён непроглядные тучи
Ты любимую видишь во сне,
Что стояла на Волховской круче,
Как на Рериховском полотне.

Под старинные русов напевы,
Поминая и меч твой, и щит,
О тебе плачет Ладога дева,
О тебе – дева Любша грустит.

Им обоим темно и тревожно:
На двоих — князь, и муж, и герой.
Горький рок. Даже крепости сложно
Не единственной быть, а второй.

III

Выйду в Осень порою поздней.
Прочь, кручина! Привычный враг…
Витязь Небо в кольчуге звёздной
Расправляет свой синий стяг.

Путь неведом его, нехожен –
Млечной тропкой меж сизых туч
Он идёт и из лунных ножен,
Словно меч, вынимает луч.

Отступило дождей ненастье,
В зыбком свете бежит стезя.
е зови ты, моё несчастье,
То, чего воротить нельзя.

У реки над плакун-травою
Дед Камыш ворожит седой.
Ничего от него не скрою –
Слёзы льются живой водой.

Ворожи, ворожи, родимый,
Утешенье усталых душ.
Лес дремучий, непроходимый
Огоньками всё манит в глушь –

Древних духов мерцают глазки,
Колдовской навевая сон…
От былой новгородской сказки
И осталось – лишь гуслей звон

Да цветы, чей был запах сладок…
Но теперь и они – ничьи.
В тёмном море чужих догадок
Потонули мои ладьи.

Убегу – ничего не жалко –
Под шумящую сень берёз.
Хороша из меня русалка
В ожерелье из горьких слёз.

IV

В чистом поле
гнётся колос
одинокий.
Мне о воле
пел твой голос…
Пой, далёкий!

Пой, мой лЮбый!
Пой, упрямый, —
всё мне мало.
Я не в губы —
в душу прямо
целовала.

А теперь пришёл мой срок,
и нету боли.
Гладит косы ветерок.
Лежу я в поле
средь неубранного хлеба…
Так случилось.
А в глазах – родное небо
отразилось.

V

Не скажется о главном, промолчится,
Вдохнётся лишь – в такт дремлющей Земле.
Почти весенний дождь в окно стучится
И слёзы оставляет на стекле.

Уныло мокнут тонкие рябины
И так серЫ колонны тополей…
Старинный мост упруго выгнул спину
Над речкой беспокойною моей.

Грустит в тиши забытая столица,
Над Волховом курганы смотрят сны.
А в чистом поле дремлет поленица,
Уснувшая до будущей Весны.

Откинут шлем, босА, простоволоса –
К чему броня? Родные сплошь места.
Ей ветры осторожно гладят косы,
Да дождь целует сонные уста.

Кого ждала задумчиво на круче?
Разжат кулак – открыта миру длань,
И нет меча. …Плащом спустились тучи,
Узор на небе — ладожская скань…

Ей снятся сны о Радости и Лете,
О плеске волн меж древних берегов…
И, может, кроме нас никто на свете
Не видит это Чудо средь снегов.

Спустился вечер пасмурный так быстро,
Виденье скрыл клубящийся туман.
Над Волховом зари неяркой искры
Похожи на зеницы старых ран…

Как горько жить в безпамятстве унылом,
Храня в душе – прозрений дивных клад!..
Что будет впереди? Что есть? Что было?
Когда вернётся в Землю нашу лад?

Не то, что не ответят – и не спросят!
Какая неуютная пора!…
Но чью-ту песню добрую доносят
Ко мне гиперборейские ветра,

И верится. И кажется, проснутся
Все Боги и герои тех времён,
И песни наши прежние вернутся,
И встанет РАть под сень родных знамён.

***
Зажгу свечу, поставлю на оконце.
Блеснёт во тьме узор дождливых слёз.
Я каждый день своё встречаю Солнце,
Не глядя на нерадостный прогноз.

Я жду его, как сказки жаждут дети,
Как ждут Весны озябшие леса,
И в каждой, самой маленькой, примете
Я вижу знак и верю в чудеса.

Придёшь – и от смущенья онемею.
Найду ли сил, мой Свет, тебя обнять?
Ты знаешь, я, быть может, не посмею
И вовсе глаз заплаканных поднять.

Замру, прильнув, — и нежно, и наивно –
Как речка льнёт к родимым берегам.
Но сердце будет петь такие гимны,
Какие предки – пели лишь Богам.

М. Волкова

 

 

 

 





Источник: https://artsgtu.ru/blog/skazy_s_beregov_volkhova/






Поделитесь с друзьями:




метки