Ведические символы. Славянская Германия. часть 2





К сожалению, в курсе современной истории, которой сегодня преподают русским детям, мы не найдём не только имён славянских князей, которые отстраивали эти города-крепости, но даже и упоминание о том, что славяне были теми, кто осваивал эти территории, что они жили, торговали, воевали там на протяжении, как минимум, тысячи лет. Однако, об этом, как ни странно, прекрасно знают и пишут немецкие учёные. Например, существует монументальный трактат 1741 года, который написан Эрнестом Хоакимом Встфаленом (Ernest Joachim Westphalen) и называется «Monumenta inedita rerum Germanorum», который в свою очередь содержит трактат И.Ф. Хемница: «Родословная герцогов Мекленбургских», написанный на меклебургском диалекте по утраченым средневековым источникам. В этом трактате названы князья венедов и ободритов, начиная с V века н.э., от которых ведут свои родословные многие германские дома.

 

Читайте Первую часть — Ведические символы. Славянская Германия. часть 1

 

 

Вышеслав (477-486),
Аларик (486-507);
Альберик (517-590);
Иоганнес (590-630);
Радегаст (630-664);
Вышеслав (664-700);
Оритберт I (700-724);
Оритберт II (724-747);
Владдух ум.772;
Вицеслав (747-798);
Драгомир (798-809);
Славомир (809-821);
Челодраг (821-830);
Годемысл (Гостомысл) (830-844);
Добемысл (Добромысл) (844-861);
Мстивой I (861-865?);

Оритберт III (869-888);
Вышеслав (888-934);
Биллунг (934-986);
Мечислав (983-1018);
Стоигнев 955;
Мстивой II (?960-1025);
Удо 1025;
Годослав (?-1067);
Будый (1066-1067);
Генрих (1096-1122);
Святополк (1122-1135);
Прибыслав I (1135-1146);
Николот (1140-1167);
Прибыслав II (1167-1171\1178?), который стал родоначальником герцогов Мекленбургских.
Вендско-ободритские князья вступали в династические браки с европейской знатью. Так князь Аларик был женат на принцессе бургундов, Иоганн – на норвежской принцессе, Радагаст – на гранадской (то есть испанской), Альберик и Оритберт I – на сарматских, Оритберт II – на англосаксонской, Вицислав и Мечислав Ободритский – на русских и литовских.

Жена Ярослава Мудрого – Ингегерда – была дочерью шведской королевы Астрид, которая до замужества была ободритской княжной. Мать Эрика Померанского (Богуслава) – короля Норвегии, Дании и Швеции – Мария Мекленбург-Шверинская – была представительницей Мекленбургского дома. Великий герцог Мекленбургский Карл Леопольд некоторое время был женат на племяннице императора Петра I, дочери Ивана V, Екатерине.

Софья Шарлотта (1744-1818) принцесса Мекленбург-Стрелицкая, родившаяся в городке Миров, выйдя замуж за английского короля Георга III, и будучи сама коронована, родила 15 детей и стала бабушкой знаменитой английской королевы Виктории. А уже в XIX веке Георг, герцог Мекленбург-Стрелицкий был женат на русской великой княгине и состоял на военной службе в Российской империи в чине генерал-майора.

Славянский след до сих пор сохранился в немецких народных преданиях. Так в книге Ю.В. Ивановой-Бучацкой «Plattes Land: Символы Северной Германии. Славяно-германский синтез в междуречье Эльбы и Одера» описывается следующая легенда.

«Легенда о Девьем камне у Мальхина (Мекленбург), упомянутая нами, сходным образом демонстрирует сохранение знания о вендском прошлом мекленбургских земель в народной памяти. “Много веков назад в Мальхине стоял вендский замок, и им правила последняя вендская княжна, принцесса Вендогард. Ей принадлежали почти все леса и пахотные угодья вокруг Мальхина. И только лес в окрестностях озера Куммеровер Зее она оспаривала с рыцарем-разбойником Ландольфом, который жил в замке на острове и настаивал на своих правах на этот лес. Однажды княжна со свитой и рыцарь Ландольф сошлись в этом лесу, чтобы решить спор. Княжна торжественно поклялась Богом, что этот лес искони принадлежал её предкам, и если Бог призовёт её к себе, то лес должен отойти к жителям Мальхина. Ландольф же ответил непристойной бранью и добавил: ‘Клятву я не дам, потому как и Бога тоже нет!’”» [Neumann, 1998: SaM, № 9, 15].

За вымышленными именами стоит противопоставление этнической принадлежности героев: имя Вендогард (Wendogard), судя по фонетическому облику, имеет славянское происхождение и содержит в основе этноним, в то время как Ландольф (Landolph) – имя германского происхождения. В споре героев легенды можно усмотреть мифическое переосмысление многовекового исторического «спора» немецких переселенцев-колонистов со славяно-полабским населением Мекленбурга за владение землями. Если проанализировать легенду – противопоставление кроткой и благочестивой принцессы разбойнику, о котором ходила дурная слава, то возникает впечатление, будто легенда, с одной стороны, подчёркивает мирный характер вендов, с другой – демонстрирует сочувственное отношение к ним, как и легенда о колоколах. Поразмыслим над дальнейшими событиями легенды: «Возмущённая дерзостью разбойника, княжна произнесла: “То, что Бог существует и этот лес принадлежит мне, так же истинно, как и то, что след моей ступни и скипетра останутся в этом камне навечно!”; и следы, действительно, остались в твёрдом камне по сей день, а проклявший Бога разбойник был наказан» [Neumann, 1998: SaM, № 9, 16]. Возможно, топонимическая легенда о Девьем камне – некое фольклорное утверждение «исконности прав» вендов на мекленбургские земли…»

Заметим, что слова об исконности прав вендов на мекленбургскую землю мы бы не стали брать в кавычки по той простой причине, что сейчас уже стало известно достаточно не фольклорных, а документальных свидетельств об этом, как и о том, что эту землю у славян действительно отобрали германцы…

В этой же книге интересно описаны и другие легенды, которые сохранились в фольклоре немецкого народа, свидетельствующие о том, что славяне были хозяевами этой земли до прихода туда захватчиков:

«…Легенда о вендских колоколах в озере Вирховзее повествует: «В Померании в округе Нойштеттин известно одно озеро, на берегах которого есть две деревни – Вирхов и Зассенбург. В далёкие времена эту местность населяли венды, и жили они главным образом в Зассенбурге, который тогда назывался Вирхов. Они построили большую церковь со звонницей, в которой были самые красивые колокола во всей стране. А потом так случилось, что в страну вторглись саксонцы и покорили её себе и стали править. А бедных вендов стали презирать и угнетать. Саксонцам полюбилась и живописная деревня Вирхов, и они изгнали оттуда вендов и обосновались сами. С тех пор деревня стала называться Зассенбург. А вендам пришлось уйти на другой берег и основать там новую деревню, которую они назвали тем же именем в память о старом Вирхове…

…венды, уходя, ничего не забрали из своей деревни, кроме уникальных колоколов, но саксонцы лишили вендов и этой священной реликвии, сняв их с колокольни. Как только саксонцы отплыли на своих лодках, на озере поднялся сильнейший шторм, который уничтожил лодки саксонцев и потопил колокола. Рассказывают, будто это несчастье – от колоколов, оттого, что они не захотели расставаться с вендами и служить саксонцам, предпочли уйти на дно озера. Колокола по сей день покоятся там, и никому не удаётся их поднять. В определённые дни можно слышать, как они плачут человеческими голосами о своей несчастной доле и невозможности вернуться к вендам».

Ещё одна разновидность памятников устной истории, сохранивших память о славянском прошлом земель Передней Померании и Мекленбурга, – это легенды и предания о кладах.

На севере современной деревни Дорф Мекленбург в Мекленбурге находятся остатки славянского крепостного вала округлой формы. Именно здесь располагалось городище племенного короля ободритов Вилиград-Михеленбург-Магнополис-Рерик – крупный город, столица ободритского племенного союза, игравшая важную роль в экономическом и культурном развитии славянских земель на Эльбе во второй половине VIII начале IX в. Ныне в центре крепостного вала расположено кладбище.

О крепостном вале рассказывают следующее: «В недрах этого вала до сих пор хранится золотая колыбель, а в заболоченных лугах неподалёку лежит затонувший в стародавние времена медный мост. Там находят много древних черепков, а ещё до сих пор показывают, где раньше был колодец этой старой вендской крепости, обеспечивавший водой весь большой город. От него осталось нынче только одна небольшая ямка…

Обратимся к другому преданию из Мекленбурга: «Среди вендов царил траур, когда умер последний король. Они собрали свои сокровища, чтобы изготовить богатые гробы своему любимому королю. Первый был из чистого золота, в него и положили покойного. Золотой гроб поставили в серебряный, серебряный в медный, а последний – в железный. Но никто так и не узнал, где венды похоронили своего последнего короля…».

Как говорится, сказка ложь, да в ней намёк. Венды были очень богатым и искусным народом, уровень развития которых, в том числе и ремесленного производства, был достаточно высок.

Познакомимся с ещё одной немецкой легендой из «вендского времени». В ней рассказывается о принцессе Сванвите (производное от Свантевит – так западные славяне называли бога Световида). Легенда связана с древним славянским крепостным валом близ города Гарц, островом Рюген и со славянским городом Берген, название которого является калькой со славянского и обозначает Гора.

«Некогда в окрестностях Гарца – там, где ещё виден крепостной вал, – стоял замок с великолепными домами и храмами, где жили язычники и поклонялись своим богам. Много веков назад замок был захвачен христианами, храмы разрушены, а идолы сожжены… В подвалах разрушенного замка сидел древний седой старик – отец короля Рюгена.

Он сидел и стерёг своё золото, драгоценные камни и алмазы, которые накопили его предки из королевского рода, горы драгоценностей лежали в просторном роскошном зале из мрамора и хрусталя. Старик не выходил больше из своего подвала, ибо даже самые смелые мужи потеряли отвагу после ужасного нашествия христиан. Он приказал замуровать все входы и выходы, а после разрушения замка камня на камне не осталось, и все двери были засыпаны землёй, и никто уже не знал, где спрятаны сокровища. Но в недрах замковой горы старик продолжал сидеть над своим богатством… Лишь иногда рассказывают, будто по ночам можно видеть призрак статного мужчины с золотой короной верхом на белом коне…

Далее легенда рассказывает о дочери короля Рюгена, Сванвите, об обстоятельствах её сватовства, о расстройстве свадьбы, клевете завистливого принца, жестоком наказании принцессы отцом и возвращении Сванвите к нему после многих лет заточения в башне. Чтобы доказать свою невиновность, Сванвите предлагает отправить её к крепостному валу Гарца, чтобы добыть сокровища старого короля: «Тебе известно предание, – говорит она отцу, – будто под старым крепостным валом в Гарце, где жили наши языческие предки, зарыт богатый клад. И это предание, которое я часто слышала в детстве, говорит, будто эти сокровища может достать только принцесса, что ведёт своё происхождение от тех старых королей.

…И она оглядела все сверкающие горы драгоценностей в этом просторном зале, которые долгими веками копили её предки, и тут она увидела в углу золотое кресло и сидящего на нём маленького серого человечка, который приветливо кивнул ей, словно хотел заговорить со своей правнучкой. Но ничего не ответила она ему, только тихо махнула рукой. И на это приветствие серый дух поднялся и исчез, и на его место пришли богато одетые слуги и встали в почтительном молчании за принцессой, готовые к любому приказанию своей госпожи».

К несчастью принцесса нарушила запрет молчания, тотчас же захлопнулись двери, исчезли лестницы, и девушка не смогла выбраться наружу, так и оставшись навеки в подземелье вместе с сокровищами.

«Повсюду говорят, что будто бы принцесса жива ещё и сидит под землёй в крепости Гарца, в той кладовой, и вынуждена вместе со своим древним седым прадедом сторожить драгоценности. И никто не может сказать, как это стало известно на земле. Может быть маленький, серый человечек, что бродит у крепостного вала по ночам, рассказал… И весть о таинственном исчезновении под землёй принцессы Сванвите облетела всех, будто сидит она в тёмном подземелье и жива, и однажды её кто-нибудь спасёт».

Автор книги отмечает, что и эта легенда имеет характерный мотив, присущий большинству легенд о славянах: «принцесса Сванвите ушла под землю, как и легендарные богатые древние города и храмы на земле вендов, и в то же время продолжает жить где-то в недрах славянской крепости, изредка напоминая о себе, как и славянская культура Северной Германии».

Так, например, германские легенды действительно сохранили память о славянском храмовом городе Ретре, который являлся религиозным и политическим центром племенного союза лютичей. Он был разрушен саксонцами примерно 1066 г. К сожалению, место его расположения неизвестно до сих пор: «Ретра была большим и красивым городом и была повсюду известна своими богатствами, и все, кто приезжал сюда из близких и далёких селений, восхищались великолепием и роскошью. Только всё это давно в прошлом. Ретра навлекла на себя гнев божий, а некоторые говорят, что это была кара могущественного колдуна. Когда было произнесено проклятье, земля разверзлась и поглотила всех жителей вместе с их добром. И не осталось следа от Ретры, ибо земля провалилась так глубоко в том месте, что вскоре возникло маленькое озеро Липе»…

«Возвышенность Грапенвердер под Пенцлином известна своей старой крепостью. С ней связано многое из того, что рассказывали ещё наши отцы в стародавние времена, да и многое, что и в наши дни можно пережить. Рассказывают, что на Грапенвердере в те времена, когда Мекленбург населяли венды, стояла большая крепость, и в ней правил князь Вернике, и ему подчинялись все земли в округе. Сам же Вернике был подданным королей Ретры. Там, в Ретре, стоял верховный бог вендов Радегаст, и рассказывают, будто его изваяние было из чистого золота ростом с восемнадцатилетнего юношу, и помещено оно было на толстую колонну из цельного куска золота…

Когда пришли войска Генриха Льва, жители Ретры и с ними жрецы Радегаста попытались уйти из Ретры и взяли с собой золотое изваяние бога, чтобы спасти его от христиан. Но не успели венды уйти далеко с ним, и пришлось им захоронить его в болоте, называемом Треннелькоппель, до лучших времён. Но сами люди, дойдя только до Барина, не смогли избежать гибели, так идол и остался лежать в том болоте. Среди прочих сокровищ князя Вернике называют ещё колыбель из чистого золота, которую тоже хотели спасти, но повозка, на которой её везли, опрокинулась и утонула в большом пруду, прямо перед въездом в крепость. О спасении её не было и речи: пруд был слишком глубок, и многие говорили даже, что у него и вовсе нет дна».

Эту легенду, вообще-то, трудно назвать легендой. Очень уж много содержит она в себе сведений о реальных событиях того времени, которые подтверждаются документально, – кровавой христианизации земли вендов и наступление армии герцога Саксонии, Генриха Льва (1129-1195), на земли славян.

Легенды о сокровищах Ретры тоже возникли не на пустом месте и имеют под собой вполне материальное основание. Во-первых, в 19 веке на территории Нойбранденбурга и Нойштрелица (предположительно, именно здесь и находится легендарная Ретра) нашли несколько кладов. Во-вторых, в 17 веке в местечке Прильвиц нашли ещё один клад. Местный пастор откопал в своём саду два сосуда с фигурками божков, литых из серебра и других металлов с нанесёнными на них руническими надписями.

Ведические символы. Славянская Германия

Ведические символы. Славянская Германия

Ведические символы. Славянская Германия

Ведические символы. Славянская Германия

Ведические символы. Славянская Германия

С самого начала своего появления фигурки вызвали в научных кругах неоднозначную реакцию. Большая часть учёных однозначно объявляла их подделками, но были и те немногие, которые отстаивали их подлинность. В 1771 году в Берлине была издана книга Андреаса Готлиба Маша «Сокровища Ретры», в 1825 году словацкий просветитель и видный славист Ян Коллар написал обширный труд «Боги Ретры». Подлинность фигурок защищали знаменитые братья Вильгельм и Якоб Гримм. Точно прочитать надписи на прильвицких идолах удалось русскому учёному В.А. Чудинову, о чём он рассказал в своей книге «Правда о сокровищах Ретры».

О Ретре, как древнем славянском городе-крепости и религиозном центре лютичей, писали также и средневековые христианские хронисты. Они описывают город, как место нахождения языческого храма бога Радегаста, пребывания оракулов, проведения религиозных обрядов. Согласно вышеупомянутому нами Адаму Бременскому, Ретра стояла на острове посреди глубокого озера и была соединена с противоположным берегом бревенчатым мостом:

«…Есть ещё и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой…. из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре… Их город – всемирно известная Ретра – седалище идолослужения, там построен огромный храм в честь демонов, главный из которых Радигост. Изображение его сделано из золота, ложе из пурпура. Самый город имеет девять ворот и окружён со всех сторон глубоким озером, через которое для перехода построен бревенчатый мост, но через него разрешается переходить только идущим ради жертвоприношения или вопрошения оракула…»

Гельмольд дополняет его:

«…ратари же и долечане желали господствовать вследствие того, что у них имеется древнейший город и знаменитейший храм, в котором выставлен идол Радегаста, и они только себе приписывают единственное право на первенство потому, что все славянские народы часто их посещают ради получения ответов и ежегодных жертвоприношений…».

Читайте также:
Ведические символы в древности
Ведические символы в средневековой Европе
Ведические символы. Скандинавия – страна Русов
Ведические символы. Славянская Германия. часть 1
Ведические символы. Славянская Германия. часть 2
Храмы западных Славян
Ведические символы в Индии
Ведические Символы в Китае
Ведические символы в Тибете
Ведические символы в Японии
Ведические символы в Юго-Восточной Азии
Ведические символы в Монголии
Ведические символы в Средней Азии
Ведические символы на Кавказе
Ведические символы на Руси. Одежда на Руси. Часть 1
Ведические символы на Руси. Одежда на Руси. Часть 2
Ведические символы на Руси. Ведические символы на прялках

Присоединяйтесь к нашей группе в Фейсбук, Одноклассники

Поделиться





Вам может быть интересно:

Альтернативная История













Читайте Больше новостных тем на сайте

Смотрите больше видео на сайте