Таежная «Любавушка»





Таежная «Любавушка». Как учитель труда показал миру одежду из сибирского кедра

 

 

Детский театр моды из небольшого кузбасского моногорода Тайга участвует в показах и конкурсах иногда несколько раз в месяц. Один кедровый костюм может весить до семи килограммов, его обязательно мочат водой — так дерево становится более мягким и, высыхая, принимает форму тела модели. Но самое сложное — это деревянные туфли.

 

Кузбасская Тайга — город железнодорожников, на узловой станции и нескольких разъездах работает большая часть населения моногорода, где живут всего чуть больше 20 тыс. человек. Название городу подсказала сама природа — населенный пункт возник среди сибирских хвойных лесов. Но с недавних пор с Тайгой ассоциируются не только рельсы и поезда. Небольшая провинциальная глубинка стала известна на всю Россию и далеко за ее пределами благодаря тайгинцу Виктору Кошкареву и его детскому театру моды «Любавушка» — архитектор по профессии более 20 лет назад вместе с детьми начал создавать необычные женские костюмы из сибирского кедра. Сейчас у «Любавушки» уже около 30 коллекций и более 200 нарядов.

 

Счастливый случай

 

История возникновения коллектива отчасти прозаична, но не лишена творческой романтики. Началось все в 1993 году, когда Кошкарев, перепробовав около двух десятков профессий, пришел в школу.

 


Виктор Кошкарев

 

«Чем я только не занимался в жизни, следовал принципу «надо попробовать все». В моей трудовой два вкладыша — так много записей. Работал я поначалу в проектном институте, был главным архитектором Тайги — но там бумажки, подписи, согласования, никакого творчества. Потом работал в нескольких оформительских фирмах, даже китайские палочки делал, полгода в ритуальном агентстве, мебель делал. А потом попросили меня в школу прийти поработать, был это 93-й год — с преподавателями технологии было сложно, как раз с трудового обучения переходили на технологию, проектирование», — рассказывает Кошкарев.

 

На уроках труда с мальчишками педагог поначалу мастерил разделочные доски, табуретки и другие предметы деревянной классики.

 

«В Тайге самый доступный материал какой? Дерево. Надо было ребятишек занять — вот и занимали», — добавляет он.

 

Работали с кедром — другой материал в Тайге, где вокруг хвойные леса, и не представить. А потом за его партами волей случая оказались девочки.

 

«Началось все с того, что я участвовал в конкурсе «Учитель года» и мне надо было провести урок с незнакомым классом. А незнакомые — только девчонки, у всех мальчиков же я преподавал технологию, пришлось девочкам изобретать занятие — мы делали с ними шляпки из дерева», — вспоминает педагог.

 

 

За городским этапом педагогического конкурса последовал областной, где задачи нужно было усложнять, так родилась идея сделать из дерева нарядный женский костюм. Первым помощником-модельером стала жена учителя — Надежда, они вместе учились на архитекторов и стояли у истоков создания будущего театра моды.

 

Когда создавались первые школьные коллекции, Надежда работала в библиотеке художником и помогала мужу с эскизами первых костюмов. А когда школьная студия стала расширяться и превратилась в театр моды, Кошкаревы стали работать вместе — детский образцовый коллектив стал базироваться в местном Доме культуры, где существует и по сей день.

 

В 2016-м Надежды Васильевны не стало. Виктор Кошкарев продолжает главное дело их жизни. Ему помогают около 30 воспитанниц-школьниц, два дизайнера по костюмам и педагог по дефиле и хореографии.

 

«Модная» технология

 

Технологию «модной» деревообработки Виктор Кошкарев изобрел сам, хотя изобретением это не считает. Говорит, идеи просто проходят в процессе работы. Массив кедра он распиливает на несколько тысяч мелких деталей — шариков, лепесков, тонких древесных стружек для плетения, из которых вручную и собираются будущие наряды. Толщина некоторых деталей меньше полумиллиметра — работа ювелирная и… экономная.

 

 

«Куб кедра стоит около 6000 рублей, нам его хватает лет на пять-шесть, потому что мы его так мелко обрабатываем, в микронах практически работаем», — отвечает мастер, предвосхищая вопросы о том, сколько деревьев срублено ради каждой коллекции.

 

Чтобы сидело по фигуре

 

В основе большинства моделей — тканевая база, на которую вручную пришивается или приклеивается деревянный бисер или так называемся чешуя. Элементы покрывают разноцветной морилкой, чтобы создать цветной орнамент, а еще обязательно мочат водой — так дерево становится более мягким и, высыхая, принимает форму тела модели. В этом и одно из преимуществ нарядов из дерева — садятся они точно по фигуре.

 

 

А вот летящей походкой в таких нарядах пройти непросто: в зависимости от длины и дизайна один кедровый костюм может весить до семи килограммов. Но, как говорится, красота требует жертв. Остаться незамеченной в таком наряде почти невозможно — кроме оригинального дизайна, который приковывает удивленные взгляды, одежда из дерева еще и мелодично «поет» при ходьбе, как деревянный ксилофон, от того что мелкие детали соприкасаются друг с другом.

 

«Костюм из кедра объемный, его чувствуешь, и к нему надо просто привыкнуть. Но самое сложное в костюме — это туфли: они тоже из дерева. Сначала мы ходим в своей обуви на каблуках, нас учат движениям, поворотам и только потом ставят «на дерево», ноги болят, но терпишь… Потом выходишь на сцену — и такой восторг, восхищение, тебя все рассматривают, подходят, пытаются пощупать, трогают, иногда даже нюхают, как кедр пахнет», — рассказывает 19-летняя воспитанница «Любавушки» Наталья Иванова.

 

Девушка пришла в коллектив еще школьницей, сейчас готовится к выпуску из местного железнодорожного техникума, но театр моды не оставляет.

 

 

Таких влюбленных в общее дело девушек в кузбасской Тайге немало. Нынешний руководитель коллектива и его хореограф Ирина Скрипченко сама выросла из костюмов «Любавушки», которые носила с седьмого класса, будучи в одном из первых составов студии. Сейчас она — педагог и наставник.

 

«Первые наши костюмы по сравнению с сегодняшними, конечно, примитивные, потому что они надевались и делались на один раз, они чуть ли не на модели склеивались на скотч, крепились на степлер, а сейчас все продумано: замочки, шнуровка», — рассказывает Ирина.

 

«Поскольку мы используем деревянные детали в отделке, в местах сгиба мы стараемся тонкие детали не клеить, по полу тоже подол у самого края не оформляем, чтобы детали не ломались, а вообще тонкостей много», — добавляет дизайнер по костюмам Ольга Скороходова.

 

Ежегодно меняются

Тайгинская «Любавушка» по частоте выхода новых коллекций не уступает модным дизайнерам. Новые показы здесь проходят дважды в год, а в каждой из коллекций не меньше десяти нарядов. Это не только костюмы в народном стиле с деревянными кокошниками на голове и сарафанами в пол, с чем привыкли многие ассоциировать одежду из той же деревянной бересты.

 

Есть у «Любавушки» и короткие юбки, пиджаки и жакеты, вечерние платья, элегантные брючные костюмы из черного бархата в отделке из дерева. Каждый образ дополняют кедровые аксессуары и украшения — серьги, браслеты, пояса, сумки и деревянная обувь.

 

 

«Мы тенденции моды поддерживаем, тренды добавляем в наши коллекции — в ткани, например, в прошлом году был в моде бархат, мы его взяли за основу», — рассказывает дизайнер Екатерина Ефимова, в театре необычной моды уже проработавшая свою первую «пятилетку».

 

Диктовать моду

«Главное — не следовать моде, а диктовать ее, мы пытаемся это делать», — вступает в спор с коллегами Виктор Кошкарев.

 

В его творческих замыслах сотворить из кедра то, что пока еще кажется отчасти трудно вообразимым, но возможным.

 

«Планов много. Во-первых, это обувь: хотим сапоги из дерева сделать. Надо шляпами капитально заниматься. Сумочки еще хотим — отдельную коллекцию. Никак придумать не можем, как брюки делать деревянные», — перечисляет он.

 

«Еще хотим попробовать сделать коллекцию из полигональных деталей — сейчас популярны фигуры, разбитые на грани-полигоны, сердца, головы животных, как из треугольников. Хотим детали попробовать сделать из дерева и собрать именно костюмы полигональные», — добавляет идей Ольга Скороходова.

 

 

Чтобы воплотить все творческие замыслы, нужен еще не один год, на создание одного костюма от эскизной проработки на бумаге до воплощения в дереве требуется от трех недель до месяца — в зависимости от сложности работы. Когда все детали готовы, начинается самое интересное — сборка наряда. Это делается вручную, работают в мастерской и сами тайгинские школьницы.

 

«И собирают, и мусор подметают, все делают. На подиум выйти — еще надо заслужить», — шутит Кошкарев.

 

На подиум тайгинские «Любавушки», кстати, выходят часто. В месяц бывает иногда даже по несколько показов и конкурсов. Их приглашают и хорошо знают в Сибири, им аплодировали в Сочи, Набережных Челнах, Санкт-Петербурге, Москве, Красноярске, Новосибирске, Владивостоке. Международное признание детский театр моды получил и в Париже и Арабских Эмиратах.

 

Рукоплескали Париж и ОАЭ

В 2014 году «Любавушка» получила Гран-при Международного фестиваля Evro Vision Media Star, правда, заочно. Презентацию коллекции организаторам в Париж направили, а сами не поехали — спонсора для поездки во Францию не нашлось, но международному признанию это не помешало.

 

А в прошлом году «Любавушка» побывала в Дубае на международной выставке деревообрабатывающей промышленности Dubai WoodShow 2018.

 

Таежная Любавушка

 

Таежная Любавушка

 

Таежная Любавушка

 

«На нас вышли организаторы от России, пригласили. Мы ездили, правда, без наших девчонок. Мы привезли костюмы, их демонстрировали на выставке англоязычные модели. Они говорили, что с ними никогда столько не фотографировались, не дарили столько внимания», — рассказывает Ирина Скрипченко.

 

Один из популярных вопросов, который часто задают законодателям «деревянной» моды из Кузбасса, — где можно приобрести их изделия. Но для свободной продажи коллекции из дерева не отшиваются, все — штучные экземпляры в единственном и неповторимом виде.

 

Правда, на выставках и конкурсах посетителям нередко удается уговорить «Любавушек» продать деревянные украшения или сумочки. И частички тайгинского кедра остаются на память их новым обладательницам, чтобы уже не с подиумов, а в повседневной жизни подчеркивать женскую уникальность и очарование.

 

#СделаноВмоно

Для поддержки таких производственников, как Виктор Кошкарев, живущих и работающих в моногородах, собирающихся продвигать и реализовывать свою уникальную продукцию на российском рынке, Фонд развития моногородов с 2017 года запустил проект #СделаноВмоно.

 

Проект подразумевает как финансовое, так и нефинансовое участие в работе предпринимателей и предприятий-производственников.

 

Участники проекта получают право на льготное заемное финансирование на сумму от 5 млн до 250 млн рублей под 0% годовых.

 

Также фонд может помочь в продвижении производителей из моногородов на цифровой платформе Wildberries с использованием бренда #СделаноВмоно

 

Таежная Любавушка

 

Таежная Любавушка

Вам может быть интересно:












Рекомендуемые разделы:

Альтернативная История

Тартария

История

Рассказать о статье: